«Моя мама знает – я сам ей рассказал». Интервью с порноактером из Беларуси

Секс • Тамара Колос
Интерес беларусов к порно несокрушим. Пускай нас штрафуют, судят за лайки, репосты, комментарии или интимные фото, мы все равно наблюдаем за нелегкой жизнью медсестер и сантехников на закрытых ресурсах. Более того, некоторые бунтари даже играют главные роли в фильмах «о любви». KYKY побеседовал с парнем по имени Владимир, который снялся в порнофильме, и узнал, каковы расценки для мужчин и женщин, почему во взрослых фильмах никто не предохраняется и получают ли актеры удовольствие от содеянного. Стилистика речи нашего героя сохранена в оригинале.

«Оператор провел инструктаж, мы сходили за выпивкой, и съемка началась»

KYKY: Как ты попал на съемки? Тебе были нужны деньги или ты решил зайти в киноиндустрию с черного входа?

Владимир: Я не думал о карьере, да и за деньгами не гнался, на съемки меня подвигло исключительно любопытство. Как-то раз я приехал в Санкт-Петербург на день рождения друга и остался там… на два года. На первых порах нелегально жил у троюродного брата в общежитии, работал поваром, и вдруг мне написал какой-то тип, мол, «хочешь в порнушке сняться»? А я за любой кипиш, кроме голодовки. Естественно, ответил, что хочу. Тогда он задал второй вопрос: «Есть подруга у тебя?». Та, что должна быть со мной в кадре. Вот тут-то возникли и проблемы, так как подруги не было. И мы попрощались, пожелав друг другу удачи. Спустя неделю или две он написал мне вновь. На этот раз никаких подруг не требовалось, и договор был заключен. Он дал мне адрес больницы, где нужно было пройти комиссию – доказать, что ты не болен, и адрес, где пройдут съемки.

KYKY: Как все прошло? Ты познакомился с коллегами до начала съемок? Читал сценарий? Кто был на площадке?

Владимир: После всех этих процедур я встретил своих коллег по цеху на набережной. Наш оператор провел небольшой инструктаж, вкратце описал сценарий, мы сходили в магазин за выпивкой, и съемка началась. По легенде мы были выпускниками медицинского колледжа, стояли и поздравляли друг друга с окончанием обучения, пили шампанское, смеялись и улыбались. Мне досталась роль парня, у которого своя квартира на Невском проспекте, и я пригласил всех «на чашку чая». По прибытии на место нас встретили пять человек, включая грудного ребенка: оператора с Canon, осветителя, режиссера и его жену с уже упомянутым грудничком. Нас еще раз проинструктировали, выдали синие таблетки, расписали роли.

Не открою Америку, если скажу, что русская порноиндустрия не блещет качественными продуктами – скорее, это низкопробные, но до ужаса смешные комедии. И вот, я очутился в этой самой комедии. Приготовления к съемкам заняли не больше пятнадцати минут, и началось. Сначала мы играли в бутылочку на раздевание. Потом, когда практически все были голые, я принес Твистер. А после мы перешли к делу.

Фото: Оля Нестерова

Было смешно, чертовски смешно, я портил кадр за кадром, наш режиссер Борис то и дело ругался из-за смеха, который накатывал на меня, когда моя «девушка» стонала так, будто проходила кастинг к Пьеру Вудману. А я, захлебываясь смехом, кричал: «Боря, здесь все сошли с ума!». После очередного приступа истерического хохота я был не в форме, понимаешь? Тогда Боря вежливо говорил: «Девочки, сделайте ему минет, чтобы у него встал, и мы продолжим – времени в обрез». Так мы «работали» в поте лица до ночи.

«Моя мама знает – я сам ей рассказал»

KYKY: Ты стеснялся камеры?

Владимир: Я не был смущен тем, что меня снимают, вообще забыл о камере. Мне было просто смешно.

KYKY: Ты хотя бы получил удовольствие?

Владимир: Нет, я не кончил. Кстати, если парень не может кончить, режиссер просит выдавить из тюбика смазку, и в кадре это выглядит, как сперма.

После того, как дело было сделано, нас рассчитали. Парни, и я в том числе, получили по 250 долларов, а девушки – по 300, насчет лесбиянок я не в курсе.

И я пошел домой. Всю дорогу безудержно смеялся и не мог поверить в то, что я видел и чем занимался пять минут назад.

KYKY: А кем были твои коллеги по съемкам?

Владимир: Я не знаю. Помню только, что одна девушка снималась впервые. Я задал ей вопрос «зачем?», но так и не получил ответа.

KYKY: Почему ты не продолжил порнокарьеру? Считаешь этот опыт ошибкой?

Владимир: Нет, я не стыжусь, но и не рассказываю о нем на каждом шагу. Было и было, зато было чертовски смешно. Через пару дней после съемок мне написал тот же тип, пригласил в еще один фильм. Я согласился, но потом увидел свою партнершу, с которой надо было заниматься анальным сексом целый час, и свалил. Больше мне никто не писал, и я не писал в ответ.

Фото: Катя Репина

KYKY: Бывало ли такое, что знакомые узнавали тебя в этом ролике?

Владимир: Да, помню этот день, как сейчас. Сижу на работе, и тут приходит сообщение от моего товарища: «Володя прости меня! Как-то я пришел после тренировки домой, вбиваю в поиск «русское порно», кладу салфетки на компьютерный стол, нахожу новое видео – и здравствуйте, Владимир в главной роли… Короче, недели две ничего никому не рассказывал, и тут меня пригласили поиграть в покер, ну я и сдал тебя! Рассказал двум людям…. Прости меня сплетника!» Разве это не смешно?

KYKY: А родные знают?

Владимир: Моя мама знает – я сам ей рассказал. Но она уже привыкла к моим выходкам.

«Церковь хуже порнографии»

KYKY: Что ты думаешь о порнографии в целом? Ее нужно легализовать или наоборот, запретить?

Владимир: Порно – это весело, вот что я думаю. Но не каждому дано в нем сниматься. Если у тебя есть гениталии, это не значит, что ты можешь быть порнозвездой. Про легализацию этого вида искусства промолчу. Не в нашей стране, не с нашими устоями – у нас другой менталитет. Люди поднимут крик, к ним подключится БПЦ, хотя, по сути, православная церковь хуже порнографии. Но вообще я против.

Да, срок за лайк под видео – это перебор, но легалайз порноиндустрии не есть хорошо, пусть лучше легализуют марихуану.

KYKY: Ты веришь в бога?

Владимир: Я верю в разум. Верю в историю, в её цикличность. Люди ослепли и не видят ошибок прошлого. Это плохо. Фокус сузился.

KYKY: Важный вопрос: почему в порно так редко можно увидеть актера в презервативе? Почему не пропагандируют здоровые ценности вроде «обязательно используйте защиту»?

Владимир: Во-первых, тебя не допустят до съемок без справки. Во-вторых, есть такая штука, как мирамистин (антисептик), он тоже присутствует на площадке. А насчет «пропагандировать» – это порно, детка. Пропаганда никому не нужна, сейчас другое время. Вот ты смотришь порно?

KYKY: Мне оно кажется однотипным. Вообще, есть нормальные, нескучные жанры?

Владимир: Порно порно рознь. Есть красивые и качественные фильмы. А есть то, в чем снялся я. Это для извращенцев, скорее всего.

Фото: birdinflight.com

Феминизм в порно неуместен

KYKY: Почему в подобных фильмах внимание всегда сконцентрировано на мужском оргазме?

Владимир: Все просто – доминирование. Классическая история развития событий. Хотя есть и другие жанры, где женщина у руля. Гугл в помощь, до потолка роликов, где девочки рулят. Люди никогда не устанут гуглить и смотреть порно. Я, конечно, не эксперт, но живу среди людей и вижу, как нравственные ограничители ржавеют, и мир катится в пропасть. «Я хочу есть и трахаться, а остальное подождет» – животные инстинкты и ничего больше.

KYKY: Некоторые активистки считают порно узаконенным насилием. Ты согласен с ними?

Владимир: Не согласен, думаю, это больные люди и лицемеры. Мир построен на сексе. Нельзя отрицать тот факт, что секс является одним из ключевых моментов в жизни.

А если женщина идет сниматься в порно, она дает свое согласие на то, что ее поимеют. Ей платят, и никаких разговоров об унижении не должно быть.

KYKY: Где, по-твоему, грань между эротическим кино и порно? Почему «Любовь» Гаспара Ноэ была представлена на Каннском фестивале, а какие-нибудь «Горячие девушки-3» – нет?

Владимир: Дело не только в подаче, но и в упаковке, имени. Грани определяет новый порядок, сформировавшийся в мире. И то, что раньше было недопустимо, в наши дни стало нормой. Это политика двойных стандартов.

KYKY: Смотрел «Глубокую глотку»?

Владимир: Не смотрел и не буду, я не променяю задницу Алексис Техас ни на какие коврижки.

«Залатаем дыру в бюджете с удовольствием». Нужен ли Беларуси легалайз проституции

Секс • Ирина Михно
В последнее время беларусы стали смелее: то гениталии военной технике покажут, то начнут собирать подписи за легализацию марихуаны. Последнее произошло аккурат после того, как мы опубликовали мнения беларусов по вопросу декриминализации легких наркотиков – большая часть опрашиваемых выступила «за», ссылаясь на пример Нидерландов и Португалии. Тогда нам стало интересно, как беларусы относятся к легализации проститутиции. Тут однозначных сторонников «свободы» гораздо меньше.