Закаты в Юрмале, картины Марка Ротко и другие причины ехать на выходные в Латвию

Места • редакция KYKY
«Бог нас любит, у нас 500 км морского побережья», – с гордостью говорят латыши, предлагая беларусам сгонять к ним, чтобы оценить гастрономические и визуальные красоты. Мы со своей вечной тоской по морю, как водится, не можем отказаться. Перечисляем шесть самых веских причин посетить Латвию, которая в 2018-м празднует сто лет независимости.

Увидеть подлинники Марка Ротко 

Удивительно, но факт: чтобы видеть в оригинале картины самого дорогого современного художника в мире, достаточно пересечь границу Витебской области с Евросоюзом. В городе Даугавпилс в 1903 году (тогда он назывался Двинск) родился Марк Ротко. Семья Ротковичей уехала в Штаты в 1913 году, и Маркус больше никогда не возвращался на родину. История такая же, как с Шагалом и Сутиным, которыми мы гордимся как художниками из Беларуси, хотя весь мир считает их французским гениями. Ротко – признанный американский гений абстрактного экспрессионизма, который «вернулся на родину» стараниями детей, Кейт и Кристофера Ротко. Это они дают музею в Даугавпилсе по несколько картин в год для экспозиции. 

Крепость в Даугавпилсе, где находится музей Марка Ротко

Музей Марка Ротко находится в старой крепости бастионного типа, которая была построена в разгар Наполеоновской войны, чтобы прикрыть французам дорогу на Питер. Укрепление жилое, сохранилось почти в целости – все выглядит так, как если бы Брестская крепость с её бастионами не стала крепостью-героем, и если бы там до сих пор проживал контингент. Центр Марка Ротко открылся в 2013 году в бывшем артиллерийском арсенале, где раньше хранились пушки, ядра и барабаны для военных оркестров. 

Оригиналы Ротко находятся в отдельном зале под охраной полицейского. Только здесь начинаешь понимать, в чем фишка художественного стиля Ротко. Монохромные картины, которые на репродукциях в сети выглядят как символ пресыщенности искусствоведов, в реальности живут и дышат. Критики называли творения Ротко «бархатными как ночные поэмы». Они и правда бархатные, потому что художник использовал более десяти тонких слоёв краски, чтобы цвет окружал зрителя со всех сторон. Лишь последние работы имеют специфический блеск, потому что Ротко уже писал акрилом – токсичные растворители для масла не мог себе позволить по состоянию здоровья. Он покончил с собой в возрасте 66 лет, вскрыл вены и приняв перед этим огромную дозу антидепрессантов. 

В центре Марка Ротко можно переночевать. Поскольку это цитадель, то на booking.com легко забронировать себе комнату (стоит от 30 евро) и попробовать разгадать на утро приснившийся сон. 

Сходить в музей самогона в Даугавпилсе 

Если номер в музее Ротко занят, то ночевать вы, скорее всего, будете в одной из гостиниц Даугавпилса. Не будем кривить душой – город этот по-провинциальному прост и даже несколько уныл. Те же самые пейзажи и красоты можно видеть и в Беларуси. Но есть одно но. Интеллектуал, которому интересно даже строение водопровода, заметит особую магию в местном обычае реставрировать дома, оценит гостеприимство, бьющее через край, и даже простая и сытная местная кухня покажется аутентичной. Есть в Латгалии и неплохой самогон «шмаковка» – не хуже нашего знаменитого самогона из Старых Дорог Минской области. Правда, в Латвии его производство абсолютно легально, и открыт даже музей шмаковки (название самогона происходит от слова «смаковать»). 

Пижама психоневрологического диспансера из музея самогона

Гидом музея (по крайней мере летом 2018 года) работает харизматичный парень с внешностью Мика Джаггера, который перед началом экскурсии показывает экспонат – пижамку психо-неврологического диспансера в Даугавпилсе, которая светит всем, у кого от неконтролируемого употребления шмаковки «по утром перед глазами бегают белые мышки». Далее выясняется: латгалы обладали уникальным умением смастерить перегонные аппараты из любых приспособлений, включая доильный аппарат, который во времена сухого закона позволял наладить производство в собственном доме. Правда, при этом самогонщики начинали варить щи, чтобы соседи не почувствовали запах бражки. «Легенда гласит, что если браги не хватило, годилась и голова кота», – говорит наш Джаггер о процессе производства, и становится ясно, почему народы язычников не победить никому.

Посетить дроболитейный завод, где делают пули

Еще одна отнюдь не массовая достопримечательность Даугавпилса – старинный завод дроби. Колоритно выглядит башня из красного кирпича 19 века, и еще интереснее становится от того факта, что завод до сих пор работает. Некогда масштабное производство после развала Советского союза превратилось в элитарный цех DSR, где охотники, биатлонисты и дайверы могут заказать стафф для собственного хобби.

Дроболитейная башня

Расплавленный свинец

Все остальные приходят сюда на экскурсии, чтобы увидеть реальный процесс изготовления дроби и пуль, и подняться на 25-метровую башню, откуда вниз через сито льют свинец способом, запатентованным в 1782 году английским сантехником. «По всему миру такие дроболитейные башни уже снесены, – начинает рассказ гид Павел. – Даже в Бристоле, где сантехник Уильям Ватс придумал это производство. Накануне Уильям увидел пожар в церкви, где крыша от жара плавилась и стекала вниз каплями, а ночью ему приснился сон, что он стоит под душем, а на голову ему льётся свинец. Так сантехник придумал новый способ производства дроби». Башни нужны, чтобы свинцовая капля (будущая дробинка) в полёте до колодца с водой сохранила идеальную круглую форму. К свинцу добавляют мышьяк и сурьму, чтобы «выходили ровные капли, а не сопли», – уточняет гид.

Завод в Даугавпилсе (в 1886 году место называлось Динабург) основали два брата-еврея из Слуцка, которые заказывали свинцовые чушки, привозили их по железной дороге, плавили металл и выливали в сито – от одного розлива получалось пять видов дроби. Чтобы попасть на экскурсию, нужно зайти на сайт dsr.lv и сверить расписание. После посещения завода настоятельно просят вымыть руки, потому что свинец, не говоря уже про мышьяк, является токсичным веществом.

Съездить в Юрмалу посмотреть закат

Если вы приехали в Латвию и не застали заката в Юрмале – придется непременно возвращаться – зрелище это поистине райское. Солнце садится прямо в Балтийское море, и сотни людей на пляже со смартфонами, дронами и кинокамерами стремятся запечатлеть малиново-розовые лучи, которыми выстреливает желтый диск перед тем, как с тихим шипением уйти под воду.

Закат в Юрмале

Сама Юрмала состоит из деревянных особнячков конца 19 века, которые утопают в 200-летних вековых соснах. Отношение к соснам тут трепетное: даже если ты эстрадная российская звезда вроде Ларисы Долиной, купила здесь землю и хочешь построить дом, тебе не дадут срубить ни одного дерева. На каждую сосну надо получать разрешение от государства. И такой пиетет оправдан: ничто не может сравниться с воздухом Юрмалы, где соль и аромат сосен за неделю способны так преобразить лицо городского невротика, что ему (правильнее: ей) еще месяц не понадобятся услуги косметолога.

Раньше Юрмала была рыбацкой деревней, о чем вам расскажут в музее рыбка в Дабас парке. Здесь есть домик зажиточного рыбака и домик бедного, деревенский прообраз спа (зажиточную барышню в деревенской хате окунали в котел с горячей морской водой – воду грели тут же на костре). Есть в музее и кибитки для купания, которые использовали барышни, чтобы на них на пляже никто не пялился: лошадь завозила кибитку без окон в море, дама купалась без посторонних взоров и прибывала на берег. Вообще, с гендерным равенством на пляжах Юрмалы в 18-19 веке было сложно: женских часов для купания было в два раньше меньше, чем мужских. Тем не менее, если мужчина шел глазеть на барышень в купальниках не в свой час, его имя печаталось в местных газетах и всячески порицалось.

Домик зажиточного рыбака в музее Дабас парка

Сегодня отдых в Юрмале недешев, и в сезон найти демократичное жилье меньше чем за 50 евро сложно. Местные, как и водятся на курорте, уезжают на три месяца в Ригу, а свои дома сдают, чтобы подзаработать. Владельцы пляжных кафе сдают лежаки по цене от 20 до 100 евро в день, и желающих хоть отбавляй, потому что курорт еще в советское время был распиарен музыкальным фестивалем. Добраться из Риги сюда можно на такси (стоит около 20 евро), на электричке (около 5 евро), а для самых физически выносливых – взять в аренду велосипед Sixt, проехать 25 км и бросить его на парковке в Юрмале.

Найти в Юрмале яхту 17 века и подняться на борт

Чуть поодаль от морской линии, рядом с парком Дабас, стоит на стапелях речки Лиелупе необычная яхта. Это старинный корабль Libava под алыми парусами, с пушками по бортам. Хозяина яхты зовут Анатолий. По профессии он рыбак, владелец маленькой рыболовецкой фирмы, который осуществил мечту каждого мальчишки, зачитывавшегося в детстве романами про пиратов – воссоздал прогулочный парусник 17 века. Анатолий переодевается в старинную одежду и участвует в исторических реконструкциях (на яхте есть душ, камбуз и гальюн – собственно все, что нужно для двух недель путешествия).

Анатолий может организовать детский пиратский праздник с веселыми поисками зарытого сундука и стрельбой из пушки. Стоит это удовольствие около 15 евро на ребенка. В сентябре Анатолий консервирует яхту к зимнему сезону и уезжает на три месяца жить на Канары. Свой корабль он строил два года в Петрозаводске, вложив в строительство около 500 тысяч евро. Говорит, на выплату кредита осталось четыре года – то есть его соул-бизнес идет в правильном направлении.

Хозяин яхты Анатолий

Если вы разыскали в Юрмале затейника Анатолия, то найти лодочную станцию в двух шагах справа от его яхты не составит труда. Станция хороша тем, что здесь катают по реке Лиелупе на сапе – продолговатой доске, на которой нужно плыть верхом как туземец в низовьях Амазонки, подгребая веслом то справа, то слева. Сап здорово успокаивает нервы. Это не экстремальный спорт, который мы видим в роликах airdog – самого успешного латвийского стартапа по созданию дронов для спортсменов. Это реальное единение с природой. Язычницкое чувство и восторг.

Катание на сапе по реке Лиелупе

Итого: в один день в Юрмале можно вместить бесплатный музей в парке Дабас, катание на сапе, экскурсию на корабль Анатолия (если он стоит на причале, то экскурсия тоже бесплатная), а потом по тропе от музея прямо выйти к морю. Мы же помним, как рижане хвалят свои закаты.

Слепить горшок в посёлке Андрупене

Латыши гордятся близостью к природе и чтут народные традиции, одна из которых сильно напоминает наше Купалле, пусть и отмечается чуть раньше (в ночь с 23 на 24 июня) и называется Лиго. Молодые латыши в ночь на Лиго точно так же уходят в лес искать несуществующий цветок, что конечно же является лишь предлогом для того, чтобы уйти подальше и заняться любовью. Дети, зачатые в праздник летнего солнцестояния, рождались весной, а значит, имели больше шансов на выживание – в теплое время полно еды и солнца. 

Хата-музей в посёлке Андрупене

Гончар Александр из Андрупене

Приобщиться к языческой радости можно в Андрупене. Это воссозданная государством деревня, которая не выглядит как потемкинская. Здесь все честно и уютно: и дом с мурлыкающей кошкой, и гончар в перепачканном глиной фартуке (гончар Александр – бывший айтишник, который перебрался в деревню), и местные музыканты, которые поют гостям народные песни. Последнее с непривычки неловко: тихо себе обедаешь в хате, как тут вваливается коллектив «Самовольников» с песнями и выдергивает тебя из-за стола танцевать местные хороводы – чувствуешь себя как на сельской свадьбе, что для адептов экзотики довольно экзотично. 

Нагуглить экскурсию с дегустацией местных блюд под народные песни довольно сложно, но можно попробовать, если забить на латышском сельский двор «Lauku seta Andrupene». Экскурсия с ужином стоит 8 евро на человека, и минимальная группа – 10 человек. Здесь же в Андрупене можно остаться на ночь. Вокруг много гостевых домов, то есть можно заночевать рядом с озером, а с утра сходить на рыбалку. 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Можно прожить всю жизнь, даже не зная французского». Как мы уехали жить в дорогую Ниццу с 600 евро в кармане

Места • Екатерина Ажгирей
За лучшей жизнью беларусы эмигрируют даже в те страны, в которых раньше ни разу не были. Мало кто сразу уезжает в высокоразвитые города и страны, но мы нашли уроженку южной Беларуси Анну, которая несколько месяцев назад переехала с партнёром в Ниццу – один из самых дорогих курортов Франции. И увидели этот город с другой стороны – глазами эмигранта.
Популярное