Как Fenox из пепла. Почему государство до сих пор сравнивает бизнесменов с ворами и «пьяными водителями»

Деньги • редакция KYKY
Экономист Ярослав Романчук проанализировал, какую выгоду теряет страна от того, что сажает бизнесменов, тем самым закрывает рабочие места, губит компании и свою репутацию. А КГК и государственное СМи ответили ему в привычной манере: зачем вы жалеете людей, которые воруют у нас деньги? И кажется, все слова про поощрение предпринимательской инициативы в этой стране надо воспринимать, как подорожник, приложенный к открытому перелому.

Часть 1. Сколько денег теряет страна на посадках бизнесменов

Экономист Ярослав Романчук написал пост о том, что пока каждый крупный предприниматель Беларуси сидит и ожидает суда по своему делу, его компании плесневеют и не могут прогрессировать, как раньше. И в итоге теряет на этом далеко не только сам предприниматель. Мы уже публиковали этот пост целиком, но сейчас зацитируем главное:

«Был Виталий Арбузов на свободе – был «Фенокс», мощный лидер беларуского рынка. Современное предприятие, которое успешно интегрировалось в международные цепочки производства добавленной стоимости. Арбузов за свой счёт, своими руками делал то, что правительство требовало от всех. Диверсификация – пожалуйста. Современные технологии и производство для мировых лидеров – пожалуйста. Инвестиции в отечественные «мозги» и высококвалифицированные руки – пожалуйста. Импортозамещение – вот, смотрите. Арбузов публично был на сто процентов лояльным сторонником нынешнего курса Лукашенко. Он не был замечен ни в поддержке инициатив гражданского общества, ни тем более политических проектов. 

Посадили Виталия Арбузова в тюрьму в апреле 2017 года. Более года идёт следствие, предприниматель всё это время находится в изоляторе. Оттуда он физически не может управлять своим бизнесом. Каждый день в тюрьме – это удар по «Феноксу» и другим бизнес- проектам Виталия Арбузова. Это реальная угроза ликвидации более двух тысяч рабочих мест. Это дополнительный аргумент конкурентам и недоброжелателям Беларуси: «Вот, смотрите, что творится в Беларуси. Это они прикрываются декретами о цифровой экономике. Это они заманивают декретом № 7 о благоприятных условиях для бизнеса. А на самом деле вот как они относятся к своим бизнесменам. Вас заманят обещаниями и посулами, криптовалютами и ICO, а потом всё равно заставят работать на совковый Госплан – и забудьте по ваши права собственности». 

Посадить руководителя крупной коммерческой структуры за решётку и целый год вести с ним следственные действия, игнорируя тот факт, что бизнес стоимостью сотни миллионов долларов складывается, как карточный домик, а его рыночные ниши занимают конкуренты – и не из Беларуси – это наносить вред Республике Беларуси в особо крупном размере. В размере, который в десятки, сотни раз превышает объём налогов, в неуплате которых подозревается В. Арбузов. 

Фото: Лиз Сарфати

Оценим вред и ущерб стране от действий белорусской правоохранительной системы:
1) Разрушение и ликвидация коммерческих проектов В. Арбузова ~ $400 млн.
2) Ликвидация 2000 рабочих мест ~ $110 млн.
3) Потеря места в чрезвычайно привлекательных международных производителей добавленной стоимости ~ $50 млн.
4) Потеря ценности странового бренда «Беларусь» среди инвесторов ~ $50 млн.
5) Издержки упущенной выгоды, связанные с отказом (воздержанием) иностранных и белорусских инвесторов вкладывать деньги в Беларусь из-за высоких рисков ~ $400 млн.
6) Дополнительные издержки в виде повышенных ставок по кредитам из-за высоких страновых рисков ~ $350 млн.;
7) Упущенные выгоды стране от отказа людей заниматься производством в Беларуси из-за рисков связываться с органами госуправления, попасть в тюрьму и получить конфискацию/субсидиардку ~ $150 млн. 

Итого: прямые и косвенные убытки РБ от действия правоохранительных органов против Виталия Арбузова ~ $1510 млн. А выгода Республики Беларусь от действий в отношении Виталия Арбузова?

1) (допустим) $10 млн. (конфискованные активы, имущество, деньги и доплаченные налоги). И всё!

Получается, что в итоге действий правоохранительных органов по защите законных интересов Республики Беларусь ущерб/убыток стране в более чем в 150 раз окажется больше, чем выгода бюджету. 

Можно сколько угодно принимать декретов и указов, заявлять о поддержке национального предпринимательства. Доверие к этим документам и заявлениям не будет, пока в тюрьме или под стражей находятся тысячи предпринимателей якобы по совершению экономических преступлений. В такой ситуации самое выгодное для Республики Беларусь, что может сделать Лукашенко, правительство и правоохранительные органы – освободить Виталия Арбузова, позволить ему заниматься делом и продолжить разрешение конфликта в режиме досудебной арбитражной договорённости. Да, уважаемые члены Совета по развитию предпринимательства?»

Часть 2. Ответ государства

20 апреля на сайте Комитета государственного контроля появился текст – явный ответ на выводы Романчука. На первый взгляд можно было подумать, что сотрудники КГК сами начали писать колонки, но этот материал – полная перепечатка ветерана «СБ» Виктора Пономарёва. В тексте раскрывается отношение к делу Арбузова и Fenox Департамента финансовых расследований и яркие авторские параллели. Мы процитируем главное из этого материала. Начинается он с явного пассажа в сторону Ярослава Романчука: «Страна, мол, несет финансовые и репутационные издержки. Что здесь правда и что нет? Если предприятия группы Fenox испытывают проблемы, грозящие их остановкой, то винить в этом бизнесмен Арбузов и его топ-менеджеры могут только себя».

Далее автор много цитирует представителя следствия и волно пересказывает механику работы группы компаний Арбузова. Так как второе к делу не вполне относится, расскажем о первом – как государство честно блюло закон и наказывало виноватых: «Департамент финансовых расследований проводил оперативно-разыскные мероприятия, по результатам которых год назад и было возбуждено 19 уголовных дел в отношении Виталия Арбузова и других топ–менеджеров холдинга. А после него были проверены 10 предприятий, входящих в группу компаний Fenox. В течение 2017 и первых месяцев 2018 года были задействованы в общей сложности более 200 работников центрального аппарата и региональных подразделений ДФР. Это без учета коллег из Следственного комитета. Проверке подверглась документация предприятий с 2010 года: объем работы колоссальный. Так вот, на сегодняшний день окончательный объем неуплаченных в бюджет налогов превысил 68 млн рублей. Еще более 13 млн рублей составляют суммы неправомерно возмещенного из бюджета НДС. «Некоторые предприятия холдинга фактически вывели за границу больше валюты, чем ее поступило в страну», — констатирует заместитель директора ДФР Андрей Прокопук». 

Фото: Carl de Keyzer

Дальше автор делает большой упор на то, что комплектующие компании получали из других стран, а значит, и доверия к киприотам и англичанам меньше – их сложнее проверять. Но потом делает вывод, что задержанных сотрудников Fenox так мало, что это никак не может отразиться на компании. По сути, СБ транслирует мнение, что производство может остановиться, только если из него пропадет много рабочих рук. О рабочих мозгах топ-менеджмента речи вообще не идет: «На данный момент в пакете связанных с группой Fenox уголовных дел имеется 21 фигурант. Обвинение предъявлено десяти из них, под стражей находятся пятеро, 11 человек остались в статусе подозреваемых. Критично ли это для работы предприятий? Начнем с того, что холдинг лишь с большой натяжкой можно назвать производственным». 

Но Прокопчук из Департамента фин.расследований вообще считает, что в основном Fenox покупал и продавал китайские комплектующие, поэтому называть его крупным производителем – тоже не комильфо:

«Продолжать работу никто не мешал! Мы сделали все предусмотренные законом шаги, чтобы минимизировать последствия своего вмешательства в деятельность организаций группы Fenox».

Пономарёв увеличивает вес этой цитаты тем, что такие же комментарии по теме дают и в СК. После этого резюмирует: «Фактически предприятия работали в штатном режиме: не арестовывался товар, не чинились препятствия работе персонала и заключению контрактов, помещения не опечатывались, транспорт не описывался». Действительно, предприятие всего лишь на год лишилось командования – и это еще не конец. К слову, похожую ситуацию сейчас мы наблюдаем и в деле Александра Кныровича. Его задержали в январе 2017, и только на днях начался суд. За это время компании, которым, наверное, тоже «никто не запрещал работать» без руководства испытали колоссальные трудности, одну из них – «СарматТермо-Инжиниринг» – уже начинали готовить к банкротству.

Как бы вскользь автор «СБ» делает акцент на том, что в подобных административных преступлениях человека и компанию ласково наказывают штрафом, на который даже дают отсрочки и рассрочки, но как бы неблагодарный беларуский бизнесмен добровольно их не исполняет: «Если бы за год расследования уголовного дела каждое из 10 предприятий холдинга возвращало государству ежемесячно по 100 тыс. долларов — а все возможности для того были! — треть нанесенного ущерба была бы уже погашена и дело могло не обрести скандального оборота. Но желания сотрудничать со следствием и погасить ущерб главный фигурант не показал. Деятельность холдинга была построена на манипулировании экономическими показателями. Очень красноречивый факт. Допустим, не было никаких проверок со стороны ДФР, никаких уголовных дел. Если бы, предположим, бизнесмен Арбузов решил прекратить деятельность холдинга, то бюджет... был бы должен ему около 3,5 млн рублей — как переплату по НДС... Так кто же такой этот Fenox: донор бюджета или паразит на нем, уж извините за резкость?» 

Фото: Joel Sternfeld

В конце материала, который, напоминаем, перепечатал сайт Комитета Госконтроля, автор вспоминает о пользе метафор и сравнивает отношения государства и Fenox с коммуникацией ГАИшника и пьяного водителя: «Положим, инспектор ГАИ остановил в стельку пьяного водителя. Тот говорит: «Если вы меня задержите, я не доеду до работы, не подпишу бумаги, не отдам распоряжения, предприятие станет, люди будут без работы и зарплаты. Как вам такая «отмазка»? Одно можно сказать уже сейчас: социально ответственный бизнес — это не про Fenox».  

Редакция KYKY после прочтения точки зрения СБ (которую поддерживает гос. структура) может сказать следующее: государство должно определиться, как оно хочет взаимодействовать с предпринимателями. Это как с овцами – нужно понять, что лучше: стричь их или резать на мясо. Если вам нужно молоко (читай – налоги), то порезав всех на мясо, вы ничего не получите. Значит, нужно дорабатывать законодательство (в случае с Арбузовым – прописать в законе, за что вы возвращаете НДС, а за что нет). В конечном итоге декриминализируйте уголовную ответственность за предпринимательскую деятельность и стригите овец сколько угодно – это всё деньги в бюджет. Но топ-менеджеры не должны сидеть в тюрьме.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

IT-Беларусь в совковой ментальности. Что скрывается за фасадом рекламных заголовков

Деньги • Ирина Глебович
Беларусь из всех рупоров кричит, что стала IT-страной, и равных ей по соседству нет. Но так ли это на самом деле? И что вообще происходит в пока еще довольно кулуарном, но воистину успешном беларуском стартап-сообществе? ex-general counsel компании zubr capital Ирина Глебович написала в блоге на сайте VC.ru подробный разбор беларуского IT «для иностранцев». С разрешения автора KYKY приводит этот текст целиком.
Популярное