Вчера youtube-тусовка – завтра уже фильм. Как беларусы делают авторское кино там, где оно никому не нужно

Культ • Андрей Диченко
Режиссер Олег Мавроматти для съемок нового фильма вновь обзавелся беларуской командой. Брестчане Виктор Винч Лебедев и Анна Ден превратили авторскую задумку в мегабайты цифровой информации. За этим определением сотни часов беготни, нелегальные съемки, бесконечный монтаж и попытка снять авторское кино там, где оно никому не нужно и никогда не окупится. 30 ноября после фестивалей авторы опубликуют фильм в интернете.

Последний фильм русского опального режиссера Олега Мавроматти «Страус, обезьяна и могила» удостоился специальной награды на «Артдокфесте» в Риге в 2017 году. Тогда героем фильма стал видеоблогер с особенностями психического развития, который проживает в зоне боевых действий. «Страус, обезьяна и могила» – в том числе и беларуское кино: главную роль исполнил актер Виктор Винч Лебедев, а линейный продюсер – беларуская актриса Анна Ден. Как оказалось, ютуб-тусовщики без дела не сидели, а сняли фильм «Полупроводник». Сюжет его крутится вокруг молодой девушки, которая любит поезда и снимает об этом свой видеоблог. 

Сюжет «Полупроводника» на первый взгляд прост. Он крутится вокруг жизни молодой девушки, которая снимает влог о своей жизни. Героиня живет в мире поездов и классической музыки. В какой-то момент она устраивается на железную дорогу диспетчером, где знакомится со странным человеком Кулебякиным. С одной стороны, он безобидный мужичок со своими причудами и фантастическими взглядами на мир, но с другой он не так прост, как кажется, и героиня, следуя за ним, еще не знает, с какими темными сторонами жизни Кулебякина ей придется столкнуться и как это повлияет на ее жизнь.

Виктор Винч Лебедев – режиссер и сценарист проекта: «Говоришь: «Здравствуйте! Мы тут кино сняли», – а над тобой смеются»

«Я занимаюсь видео где-то с 2002 года. Помню, что еще подростком интересовался, как работаю камеры, как из кусков смонтировать что-то тематическое. Если то, что мы делаем, называть профессиональной кинематографией, то в нее я пришел где-то с 2014 года. С тех пор что-то делаю и учусь. Фильм «Полупроводник» – не спонтанное решение вдруг сделать кино. Это запланированное событие, правда, времени на него мы потратили немного больше. Важно сказать, что с Олегом Мавроматти нас объединяет не столько любовь к кино и дружба, сколько концепция «Постсинема».

Как я отношусь к своим героям? Тут нет позитива или негатива. Герой – моя работа. Когда смотрю на результат, мне важно видеть, что герой получился именно интересным. Что делает его интересным? Детали, конечно же. И то, способен ли этот продукт фантазии генерировать вокруг себя атмосферу. Любопытное ощущение: ты смотришь на гладкий образ, а умом понимаешь, сколько всего в него вложено.

Для меня важна не только инициация того, где я и откуда. Да, я всегда говорю, что из Беларуси. Но большинству людей безразлична твоя геолокация. Когда для тебя открыт целый мир youtube, играть в страну и национальные ценности с серьезным лицом… Ну это как-то глупо. Хотя, были в советское время сугубо национальные фильмы с «болью народа».

Для меня боль – это общение не с каким-то элитами, у которых душа болит за Беларусь, а с серыми мышами, которые постоянно ставили нам преграды для съемок.

Ты честно говоришь, что снимаешь кино, честно показываешь сценарий и объясняешь человеку, зачем нам съемки на участке, а он запрещает – и всё. Никому не нужны не только проблемы, но и вообще что-то. Слабый человек, скорее всего, сломается на этом моменте. Я же выработал для себя рецепт борьбы с отчаянием. 

Из-за тупых запретов только одна подготовка затянулась на шесть месяцев. Почти как настоящая спецоперация! Запретили тебе снимать? Ну что ж, готовься тогда. Лично для меня никаких запретов на кино не существует. Сам для себя осознал, что занимаюсь созидательным делом, на не порчей чьего-то имущества и провокациями. Но когда ты говоришь об этом окружающим, все на тебя смотрят как на идиота. Это нормально.

Я могу пошутить и сказать, что всеми спецэффектами занималась отдельная студия… Но, нет! Сегодня для спецэффектов тебе понадобится ноутбук, камера, много времени и терпения.

Одно дело – снять фильм. Другое – показать его. И тут проблем не меньше, чем при съемках в «запрещенных местах». Система проката авторского кино в Беларуси отсутствует. Если ты приходишь к человеку и говоришь: «Здравствуйте! Мы тут кино сняли», – то над тобой обычно смеются и выслушивают разве что для приличия. Поэтому когда съемки закончены, у фильма начинается фестивальная история.

Сейчас мы работаем над еще одним фильмом – «Спичка». Я никогда не взаимодействовал с инструментами краудфандинга. Но настало время протестировать, на что способны беларуские, да и другие площадки.
Мы уже запустили проект на площадке Talaka. Посмотрим, что из этого получится. 

Анна Денисюк – режиссёр, художник и актриса: «Моя героиня – позитивная девушка, иногда ругающаяся матом. Если вам удобнее, можете назвать её провинциальной»

Для меня киноискусство – это целый мир, мир с безграничными возможностями. Тут ты можешь реализовать себя, сказать своё слово. В детстве я обожала сочинять истории, придумывать персонажей и рисовать комиксы, получалось что-то наподобие раскадровки. С 2006 года я начала снимать видео, фильмами не буду это называть, но опыт, который я получала с каждым созданным материалом, подстегивал делать новое и стараться быть лучше. Потом начала создавать первые короткометражки. За ними последовало участие в кинофестивалях и даже кое-какие награды. Произошло знакомство с Олегом Мавроматти. В 2014 году совместно с Виктором Лебедевым мы начали работу над нашей полнометражной картиной «Пёс». Затем работали над «ОСиМ». В процессе разрабатывалась концепция Постсинемы и идея нового фильма. Честно говоря, режиссура меня всегда интересовала больше, чем актерская игра, но оказалось, что две эти страсти можно сплетать воедино. Пожалуй, так и получилось в фильме «Полупроводник».

Не могу сказать, что всю свою жизнь я мечтала стать актрисой, ходить по красным ковровым дорожкам… Нет, всего этого не было. Скорее, было желание смотреть, что можно получить, если включить фантазию вместо большого денежного бюджета. Эта мысль меня не сразила, как молния. Скорее, нарастание было постепенным. Условное начало – съемки фильма «Обезьяна, страус и могила». Мы много общались с Олегом Мавроматти, пока делали фильм. И в какой-то момент стало понятно, что проекты мне интересны настолько, что можно принять в них более расширенное участие. 

Подготовка к фильму – понятие философское. Если это что-то незначительное, то вся подготовка может свестись к походу в хозяйственный магазин. Но кино – это, прежде всего, настроение. Оно требует погружения, когда ты хочешь создать нечто созвучное сердцу. Поэтому вся моя подготовка заключалась в присвоении себе образа, прописанного в роли. Я думала, как героиня Аня Кадет. Ходила по улицам или разговаривала с друзьями и думала, как бы Аня повела себя в этой ситуации. Образ Ани поселился у меня в голове, и с каждым днем ее личность росла и крепла. Тут важный момент, что со мной в команде работал Виктор Винч Лебедев. Он как никто другой умеет перевоплощаться. Мы много репетировали с Виктором – я считаю, что войти в образ своего персонажа можно лучше всего посредством диалога. Все репетиции снимали на видео, анализировали и старались сделать все целостно и гармонично.

Я очень тонко ощущаю все чувства и эмоции и могу их воспроизводить в нужный момент. Коллекционирование эмоций и новых впечатлений – в каком-то смысле мое хобби. Скажу честно, каждую эмоцию в фильме я жила по-настоящему. От некоторых сцен все еще осталось осадочное явление. Самыми сложными сценами оказались «столкновения с паранормальным», ведь таких эмоций в обычной жизни мы не испытываем, и тут очень тонкая грань между реализмом и театральщиной. Для этих сцен приходилось включать свое воображение и фактически до мелочей представлять этот «иной мир». Это мир, где всё может быть, где сплетаются несколько измерений.

Когда ты делаешь кино, бюджет которого не дотягивает до средней зарплаты в стране, то самое сложное – это мотивация. Трудностей было море! Решать приходилось каждый день.

Самыми сложными моментами оказались сцены на железной дороге, которые мы снимали в районе Бреста. Нас с Виктором Винч Лебедевым не раз выгоняли работники железной дороги, грозили военизированной охраной и штрафами. Хотя, удивительно, что в тех же самым местах обычным людям, прохожим, ничего никто не предъявлял. Стоило нам сказать, что мы режиссеры и снимаем кино, на нас тут же лилась ненависть, подогретая страхом. Но были люди, которые верили нам. Один такой человек – уже громадная поддержка.

Все наши съемки отсматривал и координировал Олег Мавроматти. То есть у нас появилась задумка, мы общаемся насчет реализации, а потом делаем. Так прошел целый год съемок. Конечно, мы планировали все снять куда быстрее, но пришлось потратить довольно много времени на изобретение спецэффектов. Тут уже поле Виктора, с ними работал в основном он.

Фильм – это герои. Моя героиня – позитивная и открытая девушка. Простая, ругающаяся матом иногда, но не потому что она плохая. Просто живет в таком мире, где это нормально, где ее манера общения – всего лишь призма современного социума. Если вам удобнее, можете назвать ее провинциальной. Мне она близка желанием сказать свое слово этому миру. Это то, что отражает мое поколение, поколение моих ровесников. Их ценности, да. Она ведет свой блог и видит в нем окно в мир разных людей и общения, в мир, где ее знания о поездах кому-то могут быть интересны. Она там сталкивается с критикой, агрессией. Но и единомышленники среди этого всего есть. Она вроде бы находит друга и единомышленника в Кулебякине, и снова сталкивается с негативом, но уже другого порядка. Аня – это отражение многих молодых людей, ищущих своё место. Важно, что мы решили избрать в качестве декораций современный мир коммуникации. Вот смотрю современное кино и понимаю, что в нем совсем мало отсылок к технологиям коммуникации, мало отсылок к повседневности. Наша же задача – воссоздать мир простого человека в десятых годах 21 столетия, а не в прошлом веке. Отсюда такое внимание к деталям виртуального мира. 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Мы с тем козлом поругались, но у меня в запасе другой жених был». Фотографы рассказывают, как не нужно отмечать свадьбу

Культ • Ирина Михно
Недавно в сети появился новый клип Димы Билана «Пьяная любовь», в котором, кажется, собраны все классические свадебные стереотипы: выкуп с коврами, подружка невесты, тонущая в фонтане, и циничная, но очень веселая тамада. Чтобы узнать, насколько реальные беларуские свадьбы схожи с происходящим в клипе, мы говорили с опытными свадебными фотографами. В общем, получилась история о том, как не нужно праздновать свадьбу.
Популярное