«Политика бесстыдства». Что не так с поляками, которые запрещают всем говорить о Холокосте

Культ • редакция KYKY
В польше вводят закон, который угрожает нам тремя годами тюрьмы за фразу «польские лагеря смерти» и любое упоминание о причастности их нации к Холокосту. Создатели законопроекта считают, что так они берегут свою историю, но мировое сообщество и даже сам народ Польши видит, скорее, желание очистить собственную историческую репутацию. KYKY спросил историков, зачем полякам этот закон и можем ли мы все открещиваться от Холокоста.

Экс-президент США Барак Обама однажды в 2012-м году произнес фразу «польские лагеря смерти» в памятной речи о подвиге лидера польского Сопротивления Яне Карском. Конечно, ему тогда пришлось извиняться. Ещё один бывший президент – Александр Квасьневский, экс-глава Польши – в 2001 году официально принёс извинения народу Израиля за погром и массовое убийство евреев, совершённое поляками в Едвабне в июле 1941-го. Извинился спустя 60 лет, потому что до 2001 года считалось, что виноваты в преступлении немцы. По сути, до сих пор страны-участницы Второй мировой натыкаются на хрупкие моменты своей истории – и тогда приходится извиняться друг перед другом.

Но недавно крыло польской националистической партии «Право и Справедливость» предложило законопроект, кардинально отрицающий причастность поляков к Холокосту. Его уже даже поддержало правительство и президент Польши. По сути, поляки запретили всем (кроме ученых) употреблять формулировку «польские лагеря смерти» к находившимся на территории Польши нацистским концлагерям. А еще осудили идеологию украинского национализма и ввели ответственность за отрицание преступлений, совершенных украинскими националистами в годы войны. Наказание предусмотрено, мягко говоря, строгое – до трех лет лишения свободы.

Мемориал в Освенциме. 27 января 2018 года Kacper Pempel / Reuters / Scanpix / LETA

«Отрицание Холокоста – это не только отрицание преступлений немцев, есть и другие способы фальсификации истории. Примером наихудшего варианта этой лжи можно назвать ситуацию, в которой некто снимает ответственность с тех, кто действительно виновен в преступлении, и возлагает ее на их жертв. Мы хотим бороться с этой ложью», – поясняет премьер Польши Матеуш Моравецкий. Сказано это достаточно героично, но многие как минимум с удивлением отнеслись к такой мотивации и назвали решение поляков желанием переписать историю под себя, очистить репутацию страны. Что уж и говорить – теперь отношения Польши с Израилем и Украиной напряглись.

KYKY поговорил с беларускими историками Антоном Денисовым и Игорем Мельниковым, чтобы понять, насколько корректировки (и фальсификации) исторических событий опасны, почему для поляков так важна эта история и причастны ли к Холокосту сами беларусы, ведь и само Едвабне когда-то считалось БССР.

Ігар Мельнікаў: «Антыгабрэйскія пагромы здараліся не толькi ў Польшчы»

Антыгабрэйскія пагромы здараліся не толькі падчас Другой сусветнай і пасля яе. У Горадні у 1935-м годзе адбыліся антыгабрэйскія выступленні. Пагром быў 1937-м годзе і ў Берасці. Тады заходнебеларускія гарады ўваходзілі ў склад Другой Рэчы Паспалітай. У Берасці паліцыя паспрабавала разабрацца з габрэйскімі забойшчыкамі цялят. Апошнія напалі на паліцыю і забілі аднаго паліцыянта. У адказ жыхары горада на Бугу пайшлі біць габрэйскія крамы. У Горадні была падобная сітуацыя. Пра Берасцейскі пагром нават пісалі ў амерыканскім часопісе «Лайф», то бок гэта разышлося на ўвесь свет.

У кожным горадзе на тэрыторыі міжваеннай Заходняй Беларусі было шмат габрэяў: яны займаліся бізнэсам, гандлем, грашовымі справамі, напрыклад, шмат банкаў трымалі менавіта іўдзеі. Паміж людзямі розных нацыянальнасцяў здараліся канфлікты.

Што тычыцца перыяда нацысцкай акупацыі, то варта разумець, што немцы самі правакавалі мясцовае насельніцтва на знішчэнне габрэяў.

І гэта адбывалася не толькі ў Польшчы. Калі ў акупанай нацыстамі часцы Польшчы, якую яны называлі Генеральнае губернатарства, былі праявы антысемітызма, напрыклад, самасуд над габрэямі, ці выдача іх гестапа, то і на тэрыторыі Беларусі таксама былі выпадкі, калі мясцовая беларуская паліцыя ўдзельнічала ў Халакосце.

Нядаўна ў мяне быў апублікаваны артыкул пра трагедыю, якая здарылася падчас нацыскай аккупацыі ў Ішкалдзі. Зараз гэта вёска (Баранавіцкага раёна Брэсцкай вобласці), а да вайны - невялікае мястэчка. Дык вось беларускія паліцаі пад камандваннем нямецкага афіцэра забіла там габрэйскую сям'ю. На жаль, на месцы трагедыі па-сёння няма ніякага мемарыяла ці памятнага знака. Я знайшоў сведкаў, якія расказвалі, што ў растрэле ўдзельнічалі мясцовыя паліцаі, якімі камандаваў нямецкі афіцэр.

Гитлер принимает в Варшаве парад победы над Польшей, 1939

З другога боку, таксама варта памятаць 1939-ты год. Калі 17 верасня Чырвоная Армія перайшла польска-савецкую мяжу, то значная колькасць габрэяў падтрымала бальшавікоў і выступіла супраць Польшчы. Гэтыя людзі апраналі чырвоныя павязкі і ўдзельнічалі ў арыштах, а то і знішчэннях палякаў. Усё неадназначна. Варта разумець, што Другая сусветная супрацьпаставіла прадстаўнікоў розных нацыянальных груп, грамадскіх груп паміж сабой і сутыкнула іх паміж сабой. І гэтае супрацьстаянне было вельмі крававым.

Чаму так шмат было габрэяў на тэрыторыі Беларусі і Украіны? Гэта «праславутая» рыса габрэйскай аседласці, якая была ўведзена Кацярынай ІІ. Габрэі не мелі права перасякаць гэтую рысу. Таму яны канцэнтраваліся тут, у Беларусі, Украіне, на тэрыторыі Літвы. Дарэчы, узгадалі нашую суседку Украіну, а там, у першыя месяцы акупацыі нацыстамі Кіева здарылася трагедыя ў Бабім Яру, куды сабралі і растралялі ўсіх кіеўскіх габрэяў. І там, на жаль, адзначыліся не толькі немцы, але і мясцовыя калабаранты.

Антысемітызм прысутнічаў да вайны на тэрыторыі міжваеннай Другой Рэчы Паспалітай. Але гэта не была дзяржаўная палітыка польскіх эліт і грамадства. Антысемітызм існаваў на бытавым узроўні.

У гэтым сэнсе палякі нічым не адрозніваюцца ад беларусаў. На жаль, антысеміцкія праявы ў 1930-я гады былі паўсюль!

Палякі выдатна ведаюць сваю гісторыю i глыбока яе даследуюць – беларусам у гэтым сэнсе варта ў іх вучыцца. Новы закон, прыняты ў Польшчы, прапануе пакаранне за выкарыстанне паняцця «польскі канцэнтрацыйны лагер». Адным з першых гэтае, ва ўсіх сэнсах памылковае акрэсленне, выкарыстаў мінулы прэзідэнт ЗША Барак Абама. Гэта яшчэ раз сведчыць пра тое, што гісторыя адыгрывае важнейшую ролю ў палітычным і грамадскім жыцці. Тыя палітыкі, хто не валодае ведамі па гісторыі сваёй краіны і суседніх дзяржаў, асуджаныя паўтараць памылкі мінулага. У кожнай краіне ёсьць свая стратэгія, у тым ліку і ў гісторыі. Кожная дзяржава павінна абараняць сваю нацыянальную пазіцыю. Але часам польскія калегі імкнуцца зрабіць стаўку на тое, што раз'ядноўвала палякаў і іх суседзяў. Але любая праява не павагі да суседзяў правакуе Польшчу на паўтарэнне памылак, якія эліты гэтай краіны зрабілі, напрыклад, у 1930-я гады. Трагедыя верасня 1939 года, калі адзін беларускі селянін ішоў у Войска Польскае, каб змагаца супраць нацыстаў, а іншы сустракаў з кветкамі чырвонаармейцаў і разбіваў сякерай шыльды на польскіх памежных слупах якраз і з'явілася з памылак польскіх міжваенных эліт, якія імкнулісь паланізаваць усходнія ўскраіны. У адказ на гэта беларусы з надзеяй пазіралі на Усход і чакалі, калі «Радзіма прыедзе на танках».

Попавшие в плен евреи, участники восcтания в варшавском гетто на улице Новолипе (Nowolipie) у дома № 64.

Скандалы кшталту таго, які ўзнік зараз у сувязі з, напрыклад, польскім законам аб дэкамунізацыі, пад які падпаў беларускі дзеяч Браніслаў Тарашкевіч, адбываюцца з-за таго, што некаторыя палітычныя сілы жадаюць маніпуляваць гістарычнымі фактамі. Тарашкевіч быў шчырым беларусаў. Зрабіў шмат для беларускай культуры і верыў у тое, што Беларусь можа быць незалежнай. Сам факт абмену яго на Аляхновіча сведчыць пра тую траўму, якую атрымаў беларускі народ у 1930-я гады. Можаце сябе ўявіць, палякі і бальшавікі мяняюць беларуса на беларуса…

На жаль і тут, на постсавецкай прасторы людзі доўгі час банальна не ведалі праўдзівую гісторыю сваёй краіны. Ім увесь час падносілі факты з мінулага ў «патрэбным святле». Напрыклад, пад Бабруйскам, у ліпені 1941 года, у габрэйскім доме, сталі нямецкія афіцэры: нармальна жылі, без праблем. Але габрэю, гаспадару дома, сказалі: «Калі хочаш жыць – мы рухаемся на Усход – бяры пажыткі і хавайся ў лесе, бо калі застанешся, цябе мясцовыя заб'юць». Ён сабраў сваю сям'ю, павёў у лес. І потым паглядзеў: на наступны дзень, як немцы сыйшлі, мясцовыя прыйшлі і зрабілі ў вёсцы габрэйскі пагром. Гэта звярыны інстынкт, разумееце?

Пытанне Халакосту зачыненае. З большага, мы ведаем злачынцаў, якія прымалі ўдзел, з большага ведаем ахвяр. Праўда, як паказвае гісторыя ў Ішкалдзі, ня ўсіх яшчэ пахавалі годна, але справа ўсё роўна рухаецца. Мне як беларускаму даследчыку, кандыдату гістарычных навук вельмі важна, каб мае суайчыннікі ведалі гісторыю сваёй краіны. Жудасны досвед Другой сусветнай вайны павінен дапамагаць не паўтараць памылкі, зробленыя тады.

Антон Денисов: «Каждая нация старается утвердить свой национальный миф»

«Если говорить о поправках к закону об «Институте национальной памяти», принятой верхней палатой польского парламента, предусматривающих уголовную ответственность за использование и распространение фактов об участии поляков в Холокосте, то здесь мы можем наблюдать очень любопытную тенденцию. Каждая нация старается утвердить свой «национальный миф», который содержит некое позитивное послание. Как правило, любой народ желает видеть себя (и выглядеть в чужих глазах) либо героем (победителем в войне, экономическом, научно-техническом соревновании) либо жертвой (мучеником, пострадавшим «…за кости пращуров своих, за храм своих богов…», как писал Гораций). Преступником или злодеем осознавать себя никто не хочет – это вполне понятно.

Выражение «польские лагеря смерти» действительно звучит абсурдно, поскольку они были организованы нацистами на многих оккупированных землях, в том числе и на территории Беларуси.

К тому же Польша подверглась нападению Третьего Рейха, план «Ост» на ее территории действовал и в отношении местного населения. Польские власти подчеркивают, здесь речь идет в первую очередь о международном имидже страны и государства и народа. Однако изменения коснулись и определения преступлений украинских националистов и украинских организаций в Польше, сотрудничавших с Третьим рейхом и возможности уголовного преследования лиц, занимающихся отрицанием этих преступлений. В итоге это вызвало как недовольство Израиля, так и протесты Украины.

Пленные солдаты польской армии, среди них были и беларусы, 1939. Фото: Hugo Jaeger / Getty Images

Польские власти, декларируя консервативные ценности и не брезгуя популизмом, желают еще раз подчеркнуть свою самостоятельность по отношению к Евросоюзу. То есть у этого закона большие политические цели. И хотя он подписан президентом Анджеем Дудой, внутри польского общества по нему нет однозначного мнения. Несогласные будут выражать протест. Это может вызвать новый виток напряженности и принятие санкций в отношении Польши. По заверениям политиков, закон не подразумевает ограничений на научные изыскания или обсуждение Шоа. Но мы помним, как неоднозначно отнеслись в Литве к работам Руты Ванагайте, в частности к книге «Musiškiai» об участии литовцев в уничтожении евреев, власти даже усмотрели в ней угрозу национальной безопасности. И споры ведутся до сих пор.

Мы сейчас должны пристально наблюдать за событиями в Польше и у других наших соседей. Там, где между странами есть экономические либо политические противоречия, всегда есть соблазн использовать историю в информационной войне, превратить ее в фейк, в орудие пропаганды. Поэтому законодательство государства должно предусматривать запрет ведения подобной деятельности внутри страны. В этом плане благородно прозвучало заявление главы Министерства иностранных дел Германии Зигмара Габриэля, который подтвердил, что ответственность за геноцид лежит целиком и полностью на немцах. Кроме этого Габриэль подчеркнул, что тщательный и беспристрастный взгляд на собственную историю, в том числе на ее темные периоды, может привести к примирению и гармонии. Я с ним согласен. Единственный вопрос, готово ли общество к подобным мероприятиям».

Польский ПЕН-Клуб: «Антигерманизм, антиукраинизм и антисемитизм способствуют антиевропеизму»

«Каждый очередной конфликт затевается во имя мнимой защиты Польши от мнимого нападения на ее интересы и репутацию. С маниакальным упорством нас возвращают к военным реалиям, актуальным четыре поколения тому назад. Образ отталкивающе нерациональной Польши усугубляет ее зловещую изоляцию от мира. Пресловутая «политика стыда» уступает место политике бесстыдства, все больше смахивающей на сознательную провокацию.

Прибытие заключенных-евреев в Освенциме

Провокацией является приглашение депутатом Сейма РП на польский День Независимости пропутинского итальянского неонациста, осужденного в собственной стране за терроризм. С давних пор связанный с английскими националистами, отрицающими Холокост, в речи на открытии Марша Независимости 11 ноября в Варшаве он призывал «захватить улицы». Провокационным был выбор даты Международного дня памяти жертв Холокоста (накануне 50-летия позорного польского марта 1968 года) для принятия Сеймом, а затем и Сенатом поправки закона об Институте национальной памяти, а также сопровождавшая этот факт антисемитская шумиха. В этом постыдном спектакле отличился директор Второго канала общественного телевидения, который позволил себе в эфире насмешки над геноцидом. Отрицающее Холокост высмеивание газовых камер, известное в практике неонацистов, по-английски называется Holohoax.

Упомянутая поправка к закону, вопреки пропаганде, не ставит целью искоренение неофашизма и лжи, отрицающей Холокост. Она вписывается в пагубную традицию преследования за «оскорбление достоинства» – в данном случае, польского народа и государства.

Лишение свободы за «фальсификацию истории Польши» на основании арбитрального приговора – это идея из области законодательства путинской России. Сущностью закона, принятого обеими палатами, является введение цензурной проскрипции, причем с угрозой многолетнего тюремного заключения. Тюрьма грозит за приписывание полякам любых военных преступлений и преступлений против человечества во время войны или даже в 1925-1950 годах (как, например, по отношению к украинцам). Этот цензурный запрет не может не привести к конфликту с народами, сохранившими в памяти примеры таких преступлений.

Цензурная «машина нарративной безопасности», как назвал ее советник президента РП, создает мифологический образ войны, сводящейся к батальным картинам и мартирологии собственного народа. Антигерманизм, антиукраинизм и антисемитизм способствуют антиевропеизму. Все сильнее разжигая внешние конфликты, пропагандистская «наррация» по образцу марта 1968 года представляет любое несогласие как государственную измену. Это придает расколу в стране необратимый характер. Согласно этой извращенной логике, призывы к совместной защите Польши от внешней критики рассчитаны на обострение внутреннего конфликта. Дай бог независимой Польше пережить этот самоубийственный припадок».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Литература на уикенд. «Дядя Толик, зачем вы ходите к Лере Курве?»

Культ • Андрей Диченко
KYKY очень гордится тем, что наши авторы становятся писателями, которых переводят на разные языки мира и включают в программы западных колледжей. Андрей Диченко выпустил новый сборник с нехарактерным для него названием «Была ночь и не было видно жизни». Почему нехарактерным? Почитайте этот рассказ «Конфликт поколений» – и вы всё поймёте.
Популярное