Шанс для страны не быть банановой республикой. Иностранные айтишники обсуждают Декрет ПВТ 2.0

Проекты • Алиса Петрова
Первую половину лета беларусы обсуждали не только холодную погоду, но и проект декрета ПВТ 2.0. Началось все с посещения Лукашенко офиса exp(capital) еще в марте, после чего новости последовали одна за другой: ИТ-среда инициирует Декрет о ПВТ, если он вступает в силу, то в Беларуси будет узаконена криптовалюта, появятся условия для прихода инвестфондов, в страну можно будет приехать по стартап-визе. Здешние айтишники чуть ли не молятся на ПВТ – а как он выглядит для людей из других стран? KYKY попросил экспатов и иностранцев-айтишников высказать свое мнение о ПВТ и его новом Декрете.

Микита Микадо, СЕО компании PandaDoc. Считает, что ПВТ нельзя сравнивать с Силиконовой долиной: «Если ты только занялся карате, не надо пытаться побить Чака Норриса»

Сравнивать Силиконовую Долину и ПВТ очень сложно. ПВТ – это государственная инициатива, а Силиконовая Долина – исторически сложившаяся реальность. Все разное: история, цели, принципы функционирования, масштаб.

Точно так же нельзя назвать ПВТ беларуской Силиконовой долиной. Силиконовую долину воспроизвести невозможно. Размер капитала, который агрегирован в Силиконовой долине (человеческий и денежный), и внутренний рынок США дают здешним компаниям огромное преимущество. Получается замкнутый круг. В долине есть куча инвесторов, из-за чего сюда постоянно приезжают предприниматели. У некоторых из них получается делать компании вроде Google, которые, как пылесос, высасывают деньги со всего мира. Эти деньги оседают в долине. Куда их девать? Конечно же реинвестировать! Оп – и получается еще больше инвесторов. Кроме того, по мере роста очередного Google, в долину «высасываются» лучшие в мире таланты. Ну, а после четырех-пяти лет в Google, таланты начинают новые успешные компании. В итоге количество капитала, знаний и денег в долине растет геометрически. И чем дальше, тем сложнее другим странам сделать свои «Силиконовки».

Касательно Беларуси… Если ты только занялся каким-нибудь делом – например, карате, – не надо пытаться побить Чака Норриса. Можно научиться защищать себя от близлежащих гопников, что уже успех. Как следствие, Силиконовую Долину из ПВТ сделать невозможно. Однако ИТ страну из Беларуси сделать не только можно, но и нужно. ИТ для Беларуси – это чистый экспорт и шанс не стать банановой республикой. Нужно быть реалистом: когда Китай будет продавать трактора, которые работают на искусственном интеллекте, а немцы – комбайны на солнечных батареях, беларуской промышленности будет очень непросто. В 2017 году маленькая страна не может делать все на свете, и делать это хорошо. Мир глобализуется, Беларуси нужно найти свою нишу. ИТ – будь то аутсорс или продуктовая разработка (которая, на самом деле, в РБ зачастую вырастает из аутсорса) – это хорошая специализация, и Беларусь смогла бы к ней прийти.

Арт: 2D Among Us

Без ПВТ в проекте ИТ-страны не обойтись. Почему? Во-первых, ПВТ – это прекрасная стартовая площадка для новых ИТ-компаний. Во-вторых, – это возможность делать честный бизнес в Беларуси, который приносит прибыль. Для аутсорсинговых компаний это единственная возможность работать честно из-за высокой ставки ФСЗН. Аутсорсинговый бизнес Беларуси нужен, потому что это образовательная база. На аутсорсинге люди учатся: программисты, проджект-менеджеры, предприниматели. Тот же EPAM является, по сути, школой высшего образования для половины айтишников Беларуси. Количество студентов, которые были образованы через университетские центры и внутри EPAM, исчисляется тысячами. Без аутсорсеров продуктовые бизнесы остануться без кадров а Беларусь без Танков, Маскарадов, Виаденов, Вайберов и Панд.

Евгений Васильев, ИТ-консультант в компании systems@work Ltd, живет в Чехии 11 лет. Считает, что ПВТ – это win-win для всех сторон: беларуских компаний, айтишников и государства

В Чехии нет выделенной зоны со льготами и упрощенной бюрократией. При главном техническом университете ČVUT есть что-то вроде центра разработки. Но там ИТ-компании не базируются – сам университет занимается инновационными разработками, и государство это поощряет, выделяет деньги. Но это совсем не ПВТ. Да и в нем нет необходимости: в Чехии и так постоянно появляются новые компании, и чуть ли не каждый год приходят крупные бизнесы, связанные с ИТ. Например, в конце 2015 года пришел Amazon, настроил несколько офисных зданий: в центре Праги и за городом – и объявил, что будет набирать несколько тысяч работников. В Чехии относительно остальной Европы недорогая рабочая сила, при этом айтишники хорошие – вот компании и приходят сюда. По сути, тут есть возможность недорого разрабатывать продукты и за дорого их продавать. Не думаю, что открытие ПВТ сильно повлияло бы на прирост ИТ-компаний.

Арт: 2D Among Us

Но ПВТ – это хорошая идея для страны, которая не имеет ИТ в серьезном размере. Как я понимаю, ПВТ для Беларуси – начало большого пути, когда страна хочет привлечь большие компании и деньги в свою страну. Так можно заинтересовать крупные компании открывать developer centers в Беларуси. В то же время ПВТ – это зона, которая дает толчок развитию беларуским компаниям. Только за счет налоговых льгот становится дешевле разрабатывать продукт. Понятно, что условия для ИТ-компаний стали лучшее. Раньше они работали, как и все остальные, а тут государство помогает развиваться, избавляет от каких-то проблем – особенно на начальных стадиях.

Я понимаю, почему государство заинтересовано в существовании ПВТ. Для любой страны развивающиеся компании с кучей работников – это только хорошо, потому что все (и компании, и работники) платят по несколько видов налогов. Например, если фрилансер получает зарплату от иностранной компании, государство этого «не видит». А так, если компания находится в Беларуси, работник в Беларуси, все платят налоги – супер. ПВТ способствует открытию компаний и созданию рабочих мест – всем плюс. Я не вижу откровенных минусов с чьей-либо стороны – это win-win ситуация, все в выигрыше. И государство, которое получает больше денег в казну, и компании, которым легче развиваться, и работники, которые получают зарплаты выше средней по стране. Разве что работникам другой сферы может быть хуже – потому что больше людей хотят стать айтишниками. А чем больше людей в одной сфере, тем меньше в другой.

Петр Чалкин, net-разработчик из России, живет в Латвии. Считает, что ПВТ гораздо эффективнее Сколково, потому что управляется самими людьми, а не государством

Идея ПВТ хороша однозначно: где еще стране без ресурсов и построенной финансовой системы получить деньги, как не в ИТ? Для Беларуси это лучший выход. Да и для России был бы, потому что Сколково, на самом деле, финансирует и развивает государство. А в ПВТ, как я вижу, государство просто создало налоговые льготы, и любая компания может туда прийти. Это правильное решение, и оно даст результат: будут образовываться ИТ-компании, возможно, придет иностранный капитал. Хотя подозреваю, что компании, которые «выстрелят», со временем переберутся в Калифорнию – это нормально, все так делают. Правда, неизвестно, сохранятся ли после 2020 года налоговые льготы. Если нет, проект загнется, потому что ничем, кроме налоговых льгот, Беларусь не может привлечь.

Декрет ПВТ 2.0 звучит привлекательно. Например, законодательное регулирование блокчейна – это будет очень инновационно, потому что сейчас блокчейн на подъеме, и никто не знает, что с ним делать и что будет дальше. То же самое с беспилотными автомобилями – если они выстрелят и скоро будут на ходу, и если Беларусь выступит с законодательной инициативой, то это мощно скажется на ее имидже. Кто знает, как на практике получится, но сейчас в Декрете я вижу только плюсы.

И мой личный опыт, и репутация говорят, что беларуские айтишники вполне котируются в мире. В принципе, такая репутация у всех айтишниов из постсоветских стран и постсоветского образования в сфере ИТ. Конечно, беларуское образование не такое известное, как МФТИ или МИФИ, но результат дает хороший. А для беларуского айтишника ПВТ должен быть вполне привлекательным.

Фото: Николя Портнои

Он ориентирован не на государство, а на частный капитал – значит, компании сами решают, сколько платить, к тому же среди работодателей есть конкуренция по зарплатам. Все будет упираться в то, насколько успешно удастся создать инвестиционный климат. Если будут деньги, то останутся люди. И привлекательность для иностранных компаний тоже будет, потому что в Беларуси все-таки зарплаты можно платить меньшие, чем в других странах.

ПВТ в Беларуси – это не то же самое, что Сколково в России. Да, в Сколково тоже есть налоговые льготы, но, как я понимаю, это более государственный проект. Например, в ПВТ может вступить любой желающий, если подходит под условия. А в Сколково, насколько знаю, приходит частная компания и говорит: «Я хочу быть членом Сколково» – и чиновник решает, принять ее или нет. Учитывая особенности российского государства, понятно, что всюду коррупция и кумовство. В принципе, от Сколково толку нет: никаких удачных проектов оттуда я не видел.

В России есть удачные ИТ-проекты, но ничего общего они со Сколково не имеют.

Единственное, в Сколково есть модный бизнес-инкубатор, куда приходят тусоваться хипстеры на мероприятия для стартаперов. Это практически субкультура – люди, у которых постоянно есть идеи для стартапов, и на своих мероприятиях они ищут инвесторов (но, как правило, ничего не выгорает). Так вот Сколково – это та тусовка стартапов.

Глубоко не копал, но складывается впечатление, что Сколково – это всего лишь попытка государства создать что-то прогрессивное, но под своим управлением. А ПВТ находится под управлением самих людей – государство просто дает им возможность развиваться. Разница именно в командных методах – ПВТ более свободно, а потому более эффективно. Беларусь пытается сделать ставку на ИТ и за этот счет слезть с российской иглы. Сколково – это, по большому счету, игрушка Медведева. Он любит то с айфоном поиграться, то твиттер повести – то есть это имиджевая попытка создать имидж прогрессивной страны.

Роналдс Совас, PHP-разработчик компании registration.lv из Риги, знает о ПВТ от друзей с минских хакатонов и вполне объективно считает, что Беларусь – страна айтишников

Я немного слышал о ПВТ от ребят, с которыми познакомился на хакатонах Imaguru – что он работает как инкубатор ИТ-компаний. Как я понял, главное в ПВТ – налоговые льготы, которые дает государство. Хорошо, что оно понимает: ИТ-компании – большой двигатель, и помогает им на таком уровне. Насколько знаю, другим беларуским компаниям сложно, потому что на налоги уходит много денег. Айтишники в Беларуси очень сильны, и их много. Я даже читал статью в «Это Беларусь, Детка!» – что если девушка идет на свидание с парнем, то большая вероятность, что он айтишник.

Арт: 2D Among Us

Программист в Беларуси живет гораздо лучше, чем человек другой профессии. Я слышал, что люди, которые работают в музеях, зарабатывают $200. Программисты у вас зарабатывают практически столько же, сколько в Латвии. Junior у нас получает 700 на большинстве языков, middle – 1200-1400 евро. Опытным программистам компании дают 2000 евро, даже 3000 евро, если это очень опытный java-девелопер. При этом беларус чувствует себя лучше латыша – потому что в Беларуси ниже цены в среднем. Что касается возможностей: с одной стороны, их больше в Евросоюзе, но многие компании в ПВТ и так работают на клиентов из ЕС. Тем более, многие европейские компании делают релокацию и перевозят беларуских и украинских программистов.

В Латвии нет такой «копии» Силиконовой долины. Есть коворкинги, государственные инкубаторы, но, насколько я знаю, они очень консервативные и в них ничего подолгу не меняется, поэтому смысла в этих инкубаторах нет.

Но в Латвии есть классный закон для стартапов – они вообще не платят налоги в течение нескольких лет.

Да и в целом, ИТ в Латвии на высоком уровне. Единственная проблема – у нас, как и везде, не хватает программистов. В том числе потому, что часть уезжает работать за границу, хотя не так массово, как в Эстонии или Латвии. Но у нас не так много программистов, как в Беларуси. А если сравнить нас с Силиконовой долиной в США, то у них другая проблема – есть продуманный бизнес, но некому программировать. Вернее, есть, но за очень большие деньги. Так что там нехватка программистов гораздо больше, чем у нас.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Художник Митя Писляк: «Разрешение сделать арт на стене могут дать только в Шабанах, а в центре – нет»

Проекты • Анна Златковская
Митю Писляка мы знаем по рисункам котов на городских стенах, пандам на логотипе арт-пикника FSP и интерпретации картины Ивана Хруцкого на улице Карла Маркса. На прошлой неделе художник нарисовал дизайн для стаканчиков МакДональдс, в котором показал главные здания Минска. KYKY встретился с Митей, чтобы узнать, каких граффити не хватает Беларуси, как понять современное искусство и спасет ли наш город фестиваль Vulica Brazil.