«Из-за щенка пришлось сменить работу. А потом и жениться на хозяйке лабрадора». Как дорогие собаки меняют жизнь их хозяев

Проекты • Ольга Родионова
Зачем люди заводят дорогих собак, когда ежедневно зоозащитники пытаются пристроить бедолаг, попавших волею судеб на Гурского? Стоит ли отдавать в среднем тысячу долларов за щенка из питомника? KYKY совместно с ZOOQI поговорил с владельцами необычных пород, чтобы узнать, сколько в месяц приходится тратить на содержание белоснежного бишона и насколько ирландский волкодав выше своего хозяина.

Георгий Жаркевич и его ирландские волкодавы

У меня живут две собачки, брат и сестра: Квинто (в честь главного героя польской криминальной комедии 1982 года «Ва-банк») и Фиона (не в честь принцессы из мультфильма «Шрек», а потому что она осталась со своим паспортным именем). Покупали мы их в далекой Литве пять лет назад, поскольку собака оказалась редкой для Беларуси, их здесь было всего две особи на тот момент. Сегодня в Минске ирландских волкодавов живет около десяти штук. Как все редкое, логично, что оно недешево. Стоит такой щенок около 1000 евро.

Племенную работу мы вести изначально не собирались. Понимаете, ирландский волкодав – это друг. В какой-то момент я построил дом, и мы с супругой решили, что теперь надо завести собаку. До этого у меня в минской квартире жили два добермана, а это серьезная собака. Методом перебора начали искать какую-то другую породу. И вроде выбираешь: эта или эта – варианты отваливаются, а результата нет. А потом жена говорит: «Нравится мне одна собака, вот прямо очень». И показывает фотографию. «Боже! Страшило какое!» – сказал тогда я. Ирландские волкодавы даже не большие, они просто огромные. Даже если его намочить, он остается такого же размера.

Через третьих лиц нас познакомили с Татьяной, владелицей Кузи. Теперь она наша хорошая приятельница, а тогда отнеслась к нам с опаской. Самое смешное, что у меня аллергия на животных: и на собак, и на кошек. И вот мы приходим на выставку, смотрим на собаку... И просим с собой по пучку шерсти. Оказалось, что именно на ирландского волкодава ни у меня, ни у дочки аллергии и нет. Эта порода не гипоаллергенная вовсе, но то ли я себя так настроил, то ли шерсть у этих собак не как у маленьких. В дом, к тому же, мы их сильно не пускаем. У них есть свой собственный на улице. Между прочим, с центральным отоплением. Размером четыре на два метра. С террасой, окошком, дверьми для людей и дверьми для собак. Зимой там поддерживается температура не ниже пяти градусов тепла. Раньше они сидели в вольере, но потом к нам на участок зашли грабители и стибрили у них на глазах шашлычницу. Поэтому теперь они ходят по всей территории участка и громко лают. Хотя, признаюсь, порода эта, несмотря на свои вроде устрашающие размеры и оперный бас, декоративная и жутко добрая. Никогда сторожевой она не была. Это охотничья борзая, когда-то давно выведенная для охоты на волков. Сейчас она считается породой королевских кровей — у Елизаветы II в Букингемском дворце служат и участвуют в церемониях именно такие собаки. Им даже шьют специальные попоны. Мы относимся к своим собакам проще, я даже без особой причины их в город не вывожу, им там не нравится. На день святого Патрика мы, конечно, с ними приезжаем, но дорога им дается непросто. К тому же они не любят машин, привыкли жить на природе. Им в кайф побегать по полям, погонять зайцев. Причем они даже не ловят их, цель волкодавов – просто разогнаться как следует.

Вожу я их на тоненьких шнурочках: пытаться удержать их просто бесполезно, так что проще их отпускать. Пусть лучше поводок порвется, чем они вдруг через километров десять обнаружат, что сзади, оказывается, еще и хозяин «едет» за ними.

Когда им что-то интересное показали, никакие команды вроде «стоять», «ко мне» они не слышат. Надо сначала удовлетворить свое любопытство. При этом они бегут не рысью, а галопом, как лошадь. У них большая сила и высокая скорость, потому что именно борзая может догнать того же волка и справиться с ним.

Наши Квинтос с Фионой в холке где-то около 1 метра 10 сантиметров и весят килограмм 80-90 каждый. Но у знакомых есть еще и больший песик, его зовут Нордик, а за глаза его зовут «троллейбусом». Когда они становятся на задние лапы, высота такой собаки где-то 2 метра 30 сантиметров, что выше дверного косяка. При этом они очень аккуратно кладут на плечи лапы и целуют тебя в темечко, потому что голова у них находится выше, да и больше по размеру, чем твоя. Особенностью ухода за такой собакой является очень внимательное отношение к щенкам: растут они очень быстро, и надо следить за лапами, обязательно давать витамины, потому что нагрузка на кости тела очень большая. Им до года толком и бегать-то нельзя – они очень быстро устают. Вы удивитесь, но во взрослом возрасте борзые много не едят. А мои четвероногие – вообще какие-то вегетарианцы: обожают груши, яблоки, виноград, да и клубничку отлично с грядки собирают, если пустить их в огород.
Соседи сначала ходили по другой стороне улицы. А потом привыкли. Вернее, присмотрелись и поняли, что собаки вроде большие, страшные, громко лающие, но чуть ли не патологически добрые. Они никого не покусают, но напугать могут здорово. И вообще они умеют крепко спать, через них можно перешагивать, а они даже не шелохнутся. Более того, они могут иногда проспать отъезд хозяина. Плохая погода, дождь – даже из будки не выйдут. Зачем? В окно посмотрели: а, уезжаете, ну всё – до свидания.

Марина Родионова и ее девять бишонов фризе

О собаках я могу рассказывать очень много и долго. Они все достойны нашей любви и внимания. Но собаки породы бишон фризе в этом списке заслуженно стоят для меня на первом месте. Первый бишон Антелия появился у меня в далёком 2006 году. К ней меня привела беда. У меня погибла любимая собака Гошка, и я была безутешна. Но, как часто в жизни бывает, любое событие, даже печальное, имеет какой-то смысл. Наверное, смысл гибели Гоши был именно в том, чтобы в мою жизнь пришли белоснежные собаки. В то время я ничего не знала о бишонах, не интересовалась выставками собак, их разведением, не имела в кругах кинологов друзей и знакомств. Да и в планах не было как-то менять свою жизнь, работу и круг общения. Но так получилось, что приходом Антелии всё изменилось и я рада этому. У меня не осталось времени для хандры и занудства и ежедневного обмусоливания своих проблем по телефону с подругами. В общем, бишоны стали моей любовью с первого взгляда.

Я хорошо помню, как я приехала знакомиться с Антой. Семья занималась разведением померанских шпицев. Серьёзно занималась именно этими рыжими хохотушками, которые в то время набирали популярность. В их семье появились первые в Беларуси бишоны. Но они поняли, что бишоны – это уже собаки, а не игрушки. Ими надо заниматься, выгуливать, ухаживать за шерстью. И стали искать руки для Анты, которой в то время было полтора года. Увидев её, я поняла, что это моя собака. Я была зачарована, наблюдая за её грациозной игрой с носовым платочком. Я гладила её шерсть и не могла поверить, что просто прикосновение к шерсти может приносить такое удовольствие. Я смотрела в её бездонные чёрные глаза и не могла оторваться.

Вот с Антели всё и началось. Выставки, изучение породы и её особенностей, новые знакомства и друзья. Сейчас у меня девять бишонов. Я имею возможность ими заниматься. У меня свой дом, поэтому вопросов с выгулом такого количества собак не возникает. Из этих девяти собак пятеро уже ветераны на заслуженной пенсии.

Нас постоянно приглашают в какие-то фотопроекты, мой Джаггер даже в клипе снимался. У нас свой грумер, хендлер и ветеринар, с которыми мы работаем не один год.

У меня часто спрашивают, как живут собаки в моем питомнике. Но слово «питомник» меня пугает. В моём представлении питомник – это куча собак, обделённых общением с владельцем, клетки, отдельные помещения. Точно так же представляют всё и люди, которые задают такой вопрос. У меня не питомник. Все мои собаки – члены семьи. Все живут со мной в доме, у нас с ними постоянное общение. Бишон фризе – это не та порода, которая может жить без людей. Они настоящие компаньоны, с ними комфортно в любой ситуации – на выставках, в отпуске, в любой компании. Они ко всем найдут подход. Бишоны обожают детей, и я очень рада, когда мои выпускники попадают в семьи с детьми. От бишонов нет шерсти в доме, они не имеют специфического запаха.

Цены на щенков бишона разные у всех. Но в 2006 году за качественную собаку надо было заплатить примерно 1000$. Сейчас от 1500 и выше. Чтоб вырастить одного щенка (стоимость вязки, вакцинации, чипирование, корма, паспорта, грумер, фотосессии), нужно примерно 400$. Это только затраты на качественного щенка от титулованных родителей. Поэтому цены в 200-300$ за щеночка вызывают удивление. Как же их надо выращивать, чтоб за столько продавать? Собаки этой породы имеют роскошную белую шерсть, которая требует ухода – купание два раза в месяц со специальной косметикой, поход к грумеру раз в полтора месяца. Для того, чтоб сохранить шерсть в дождливую погоду носят комбинезоны-дождевики, для сухой и ветреной – комбинезоны-пыльники. Бишонам нельзя давать еду со стола. Можно кормить кормами высокого класса или натуральными продуктами – мясом с овощами.

Это в нескольких словах о бишон-фризе. О них можно рассказывать очень долго.
Мне нравится много пород собак, я ими любуюсь, но бишоны для меня это нечто особенное – очень тёплое и душевное. И очень радует, что все владельцы бишонов разделяют моё мнение.

Павел Горбачев и его маламут Вамик и лабрадор Берта

Собаки были у меня с детства. Первой была Тутси – тибетский терьер. Потом здоровенный эрдэль Торвальд. Затем перерыв лет эдак на пять. А потом в соседнем доме соседка завела лабрадора – черного, лоснящегося, по имени Берта. Выходя на работу, я всегда с ними здоровался, и хозяйка лабрадора как-то сказала: «У вас обязательно будет собака». Прошло немного времени, и я был по делам в одной фирме, где увидел серенького маламута. Пообщавшись с хозяйкой и с собакой, я понял, что мечты должны сбываться. Я заполнил анкету, через несколько дней ехал в пикапе за своим псом в питомник в подмосковье. Кстати, Вамик с древне-арабского значит «тот, который любит». Владелец пообщался со мной, и, удостоверившись, что я не перекуп и адекватный человек, выдал мне собаку. Дал таблетки от укачивания (они не совсем помогли, но лучше с ними), документы и мы поехали домой. Я думал по поводу имени, но пока доехал до Минска, уже по другому и не пытался его звать.

Собака – это ответственность. Щенок требует внимания, выгула, тренировок, социализации, прививок. Короче говоря, мне пришлось сменить работу. А потом и жениться на хозяйке того самого лабрадора.

Бытуют разные мнения о происхождении маламута. Я разделяю то, что это аборигенная собака, прирученная племенем Мэлмьютов на Аляске. Хотя, конечно иногда льстит, когда его называют волком. С хаски его нечего путать. Это как сравнивать гоночный авто с грузовиком. Темперамент разный, назначение тоже. Хаски – это быстро и не очень далеко. И разруха в доме: погуглите «хаски один дома» – все поймете. Маламут – это темп, груз и далеко. Из ущерба от щенка – носки моего отца, пульт от телевизора (все равно его не смотрю), пару ножек от стула (было скучно) и Бертина простыня и лежак (ревность).

Когда у тебя один маламут, твой удел зимой – скайджоринг, байкджоринг и вейтпуллинг. Уверен, что мой пес дернет мой пикап (это Dodge RAM). Пробовал на спор. А в грибы его больше не беру: клещи.

Отношение к такой собаке абсолютно разное. От восторга до животного страха. Понять могу: пес большой. Пес выбирает, кто ему нравится, а кто нет. Кстати, лакмус еще тот. По моим наблюдениям, люди с плохими намерениями для них пахнут по-особенному, и собаки это чувствуют. Никакой мистики, пес чувствует запах адреналина. С другими собаками Вамик ведет себя как всякий кобель. Конечно, я против собачьих драк. Но порой владельцы «малолитражек» (той-терьеров разных) ведут себя безответственно, гуляя без поводка. Считаю, что в любом общественном месте пес просто обязан быть на поводке. Любой. Я то своему руку в пасть засуну, но откуда мне знать, как чужая собака себя поведет.

Про отношение с детьми могу сказать следующее. Воспитанный ребенок и воспитанный пес – залог успеха. Ребенок должен понимать, что не следует вести себя с живым существом, как с игрушкой. Как-то недавно один малыш при мне сказал другому: «Нельзя бегать перед чужой собакой». Это не выдумка. Я несказанно удивился. Хорошие родители у парня. С моей дочкой Вамик – это нянька. Ну и еще уничтожитель невкусного (брокколи там или еще какой гадости). Смиренно лежит и ждет, когда ему перепадет.

Берта доминировала, пока Вамик не вырос. Потом было выяснение отношений. Собаки – стайные животные, и им важно понимать иерархию. Их место на полу. И не только фигурально. На кровать – табу. Дашь слабину, и получишь неуправляемых собак. Если завел маламута – забудь все, что знал о собаках. Их нельзя защитно-караульной службе посвящать, нельзя обучать команде «фас». Они воры на генетическом уровне: колбаса на столе – это не про него. То, что не находится у вас во рту, пес считает своим. Говорят, что аборигены отужинав, оставляли объедки собакам. Оттуда и привычка. Не уверен на 100%, но легенда красивая.

Вообще любая собака – это ответственность. Крупная собака – ответственность в квадрате. Всем советую внимательно изучить особенность пород и приобретать собак в питомниках у адекватных заводчиков. Всякие милые щеночки от «Эгиды» – здорово, но гены пальцем не придавишь. Среди людей есть психи. Так же и среди собак. И главное – адекватно расценивать свои возможности.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Творец и его творение. Беларуские реставраторы о том, почему копаться в прошлом полезно

Проекты • Владислав Рубанов
Польское министерство культуры объявило конкурс на стипендиальную программу Gaude Polonia. Она предназначена для тех, кто решили связать свою жизнь с искусством: художников, музыкантов, кинематографистов и даже реставраторов. В завершающей части цикла «творец и его творение» KYKY узнал у реставраторов, почему порой надо убить в себе творца и как удар током может начать целую архитектурную эпоху в Минске.