Как строилась «Независимость». История минского проспекта

Места • Алиса Петрова
После войны Минск отстраивали как идеальный советский город, ведь через него в Союз въезжали все гости с западной стороны. А главное в городе-открытке – конечно, центральный проспект, эту «идеальную улицу» Сегодня даже хотят включить в список мирового наследия ЮНЕСКО. Но такой ли наш проспект «идеальный»? С профессиональной точки зрения – ровно наоборот. Архитектор Дмитрий Задорин рассказывает, где на проспекте спрятаны «хрущёвки», на чём там явно сэкономили и почему «идеальность» осталась только на чертежах. Хотя мы любим его таким, какой он есть.

Почему история проспекта – про то, как разлагалась сталинская архитектура

Проспект Независимости – это главная улица Минска, его центральная ось. Все более-менее представляют, в чем его ценность, но немногие могут правильно показать границы ценного: где знаменитый проспект начинается, а где уже «разлагается». Делить проспект можно по-разному, и даже архитекторы того времени предлагали разные версии. Самое правильное, наверное, – взять чертежи сталинского периода, 1940-1950-х годов. Центральную часть проспекта видели в двух отрезках: от площади Ленина до Октябрьской (тогда Центральной) и от нее до площади Победы, которая до 1954 года называлась Круглой. Эта центральная часть и есть то, что мы называем нашим великим проспектом.

HTML

Проспект Независимости состоит из нескольких отрезков: от площади Ленина до не появившейся площади московских ворот в районе пересечения с улицей Филимонова. Там должен был начинаться «сталинский» Минск для въезжающих со стороны Москвы. Весь проспект длиной более семи километров в начале 1950-х проектировался как единый сталинский ансамбль. Но если смотреть правде в глаза, даже два центральных отрезка не получились полностью. До площади Ленина руки дошли только в начале 1960-х. Она оказалась совсем другой – в два-три раза больше первоначального варианта, и вытянутой вдоль проспекта, а не поперек него. Принятый вариант большой площади «съел» часть проектируемой застройки проспекта, а часть изменил. В результате появился мутант – гостиница «Минск».

На втором отрезке – между Октябрьской и площадью Победы – получилась более-менее целостная застройка. Этот отрезок оказался проще, потому что там находится парк и зданий в целом немного. Но два жилых дома возле цирка построены уже в упрощенном, пост-сталинском стиле. После площади Победы проспект постепенно распадается на отдельные эклектичные фрагменты. Там много зданий 1930-х годов – например, искореженные больничный и университетский городки, главный корпус Академии наук.

HTML

Много хрущевской застройки: жилые дома на отрезке между Сурганова и площадью Калинина, за исключением дома-копии одного из «оранжевых» домов по улице Ленина – он еще сталинский. Белая «башня» напротив Академии наук – первая хрущевская девятиэтажка города. Филармония, кстати, чистый пример хрущевского классицизма. Попадаются и примеры позднего модернизма – кинотеатр «Октябрь», ресторан «Свитязь». Тем не менее, люди видят проспект Независимости как нечто целое, как памятник архитектуры ЮНЕСКО, которым он пока не стал.

Хрущевский стиль на проспекте

За 10 лет – с 1954 по 1964 годы – сталинский классицизм трансформировался в хрущевский функционализм. А между ними был переходный этап, который мне нравится называть хрущевским классицизмом. Эти три стиля ярко выражены в городе. А проспект – своего рода выставка переходов от одного к другому. Сталинская архитектура опиралась на классический ордер. Да, в ней интегрировались советские символы – например, в капители колонн в листья лавра вкрапляли пионеров или советскую звезду. Но пропорции, материалы, структура фасадов и планов зданий были классическими. Функционализм – это уже современная архитектура, полностью отошедшая от ордера. С отсутствием декора, большими плоскостями остекления. Промежуточный хрущевский классицизм же, с одной стороны, был ориентирован на сохранение классических принципов. С другой – сильное удешевление строительства, которого требовали, привело к отказу от декора. Но до нового архитектурного языка было еще далеко.

HTML

Пример разложения сталинского стиля – здание гостиницы «Минск». Когда Хрущев принял постановление об устранении излишеств, его уже проектировали. Проект пришлось пересмотреть. Показательно сравнение со зданием Главпочтамта, которое отражает сталинский ампир на пике перед распадом. А гостиница – это уже распад стиля, начало перехода к хрущевскому функционализму. Главпочтамт – пышная сталинская архитектура, а у гостиницы сильно упрощен декор, «хрущевские» пропорции окон и закругленные балконы, вместо классического карниза – железобетонная плита, которая нависает над фасадом с редкими «зубьями» кронштейнов.

HTML

Структура фасада еще сталинская, но пропорции уже иные, неправильные. Фасад здания только имитирует руст – там есть линии, которые едва вдавлены в кирпичную кладку. Так сделать просто – тем не менее, это отсылка к классической архитектуре, достигнутая максимально экономичными средствами. Дешевле было только нарисовать.

HTML

То есть хрущевский классицизм – это микс двух языков. Второе крыло гостиницы, где находится ресторан «Седьмое небо», выполнено уже в новом архитектурном языке. Вообще, гостиница «Минск» – это лучший пример в городе, где одновременно представлены беспомощность переходного стиля и достижения нового функционализма.

Идеальный участок проспекта – от улицы Володарского до улицы Ленина

Полностью идея «сталинского» проспекта реализована только на отрезке от улицы Володарского до улицы Ленина: там нет ни одного чужеродного элемента. Существует много мифов о том, каким был Минск после войны, но конкретно эта часть города вдоль Советской улицы была подвергнута серьезным разрушениям. Сохранять, что осталось, смысла не видели, поэтому все сравняли с землей. Проект этой части проспекта разработал архитектор Михаил Парусников. Этот участок архитекторы уже в те годы называли «памятником будущих эпох». Все дома были построены во второй половине 1940-х – начале 1950-х годов.

HTML

Первый отрезок разрабатывали как отдельный городской элемент, ансамбль. В 1946 году было разработано два варианта. Один из них делал Парусников, второй – Гулько и Егоров, главный архитектор города в то время. Парусников выиграл соревнование. При проектировании фасадов зданий на проспекте он отталкивался от здания КГБ, которое тогда возвышалось на фоне строительного мусора. Идея Парусникова – создать контраст между жилыми и общественными зданиями. Парусников предложил сделать нейтральными жилую архитектуру и яркие акценты в виде общественных зданий: ГУМ, госбанк, главпочтамт, здание КГБ. В 1947 году Парусникова назначили «магистральным» архитектором – часть этих зданий он сделал сам, часть была спроектирована его учениками. Здания на пересечении с Комсомольской – работа Парусникова. На этом отрезке проспекта есть и здание Осмоловского – вместе с Богдановым он спроектировал жилой дом с кинотеатром «Центральный». Правда, роль Осмоловского мне неизвестна. Мне кажется, его значение сильно переоценивают.

HTML

По пропорциям наш проспект был срисован с Невского проспекта в Санкт-Петербурге: по 12 метров тротуар, и 24 метра – проезжая часть. По задумке проспект должен был быть максимально ровным – и между площадью Ленина и площадью Победы он получился абсолютно прямым. Прямую линию архитекторы хотели сохранить не только на плане, но и на уровне фасадов, поэтому карнизы зданий также придерживаются одной линии. Это было непросто сделать: начиная с улицы Комсомольской и в сторону Октябрьской площади падает рельеф.

HTML

Для проблемы найдено искусное решение: в том, как построили дома, где находится центральная книгарня и «Лакомка», и симметричное здание напротив. Нижний ярус зданий «спрыгивает», а внимание отвлекают расположенные по углам башенки.

Дальше по «идеальному» участку проспекта. Жилые дома

Практически все здания по проспекту хоть индивидуальны, но построены на основе типовых секций. Типовая секция – ранний вариант типового домостроения. Планировка и конструктивное решение стандартные, а разработка фасадов остается на усмотрение архитектора. Типовую секцию не стоит путать с типовым проектом, когда закреплено всё: и материалы, и планировка, и внешний вид. Типовая секция создавала застройку второго уровня в иерархии сталинского города (всего их четыре) – после домов по индивидуальным проектам. В крупных городах типовые секции применяли при застройке улиц, а в городах поменьше – и на центральных магистралях.

Минск в 1950-е годы был периферийным городом – об этом говорит застройка по типовым секциям на главном проспекте. Только во второй половине 1970-х Минск «вскарабкался» вверх по иерархической лестнице городов СССР до четвертого места.

Но уникальный статус, который был у Москвы, Ленинграда и Киева, Минск так не получил. Правда, индивидуальные проекты – здания высшего уровня – были и при Сталине. Только их было немного – например, башни на вокзале.

HTML

«Гадкий утенок» есть и на идеальном отрезке проспекта – это желтый дом по адресу Независимости,12, который строился как дом ученых. Это единственное жилое здание, которое разработано по индивидуальному проекту. При этом оно нелепое по архитектуре. Что с ним не так? Оно плоское по сравнению с другими домами на том участке. Нет башенок, эркеров, отступов, пышного декора. Это простая стена, а на ней – шесть «голеньких» балконов, которые смотрятся, как отдельные плиты. Классический ордер извращен. Пилястры на верхнем ярусе непропорциональны, на нижнем – вообще без капителей. В целом выглядит как детская работа на тему классической архитектуры. Примечательный факт: это здание проектировал Леонид Баталов – главный архитектор Останкинской башни. В Минске в молодые годы он построил два здания (еще одно – на улице Карла Маркса, 16) и потом вернулся в Москву.

Остальные жилые дома сделаны по солидному канону. Над ними работал Парусников и его ученики. Парусников был одним из любимых учеников Ивана Жолтовского, главного советского неоклассика. Парусников поглядывал за учениками, поэтому там с точки зрения классической архитектуры все хорошо.

Общественные здания «идеального» отрезка проспекта, тон которым задало здание МВД

Косвенно архитектура начала ХХ века стала началом идеального отрезка проспекта. После войны сохранилось только одно здание – нынешний МВД. Оно было построено для минского товарищества сельскохозяйственного страхования в 1915 году по проекту Генриха Гая и Станислава Гайдукевича. Парусников, проектируя здание КГБ вплотную к зданию МВД, отталкивался от него. Проект же всего проспекта делали, когда КГБ уже стояло. Получилось, здание Гайдукевича стало отправной точкой для здания КГБ, а то – для всего проспекта.

HTML

В целом «сталинский» проспект – это не только ампир, потому что здесь сочетаются и уживаются различные интерпретации ордерной архитектуры. Здесь есть и откровенные отсылки к русскому классицизму, самая яркая из которых – здание генштаба у реки на втором участке. В архитектуре зданий Парусникова на первом отрезке ярко выражена ренессансная традиция. Архитектор Игорь Духан в одной из своих статей обнаружил интересную вещь. Два здания Парусникова: госбанк и КГБ – реализуют две противоположные модели этого стиля. Госбанк – это реализация итальянского городского палаццо, а КГБ – реализация загородной виллы, поставленная противоестественно в плотный городской контекст.

HTML

Самое удивительное здание на этом отрезке проспекта – ГУМ. На фоне архитектуры, которая реализует крепкие классические модели, причем последовательно с точки зрения классического ордера, – стоит здание ГУМа со всеми этими пилястрами, сандриками, какими-то обрамлениями, арками. Там есть все, настолько все богато. Злоупотребление классическим декором и игнорирование правил классической архитектуры – это про ГУМ. Видно, что сталинская архитектура на тот момент находилась на грани безумия – богатство играло бОльшую роль, чем стиль. Это не «сталинский ампир», ведь ампир существовал в канонах классицизма. Здесь же правила всячески нарушались. Сталинская архитектура колебалась между строгим классицизмом и дикой эклектикой. ГУМ – именно дикая эклектика.

HTML

Если присмотреться, то на торце ГУМа со стороны улицы Ленина видно, что богатства должно было быть еще больше. Это не случайно: боковой фасад проектировался как главный. Предполагалось, что этим торцом здание будет выходить на Центральную площадь. Однако, когда здание достраивалось, с Центральной площадью уже разобрались, её расположение и форму определили. ГУМ оказался в квартале от площади. А архитекторам уже оставалось решить, что именно на ней будет построено.

HTML

А вот история о том, как проектировали Октябрьскую площадь и почему ничего путного из этого не вышло – в следующем материале.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Где в Минске сделать фото на документы, от которого не будет мучительно больно

Места • Мария Войтович
Кривые, прыщавые, испуганные, бледные – обычно на фото в паспорте мы видим себя именно такими. А если вы к тому же мусульманка, которая не хочет снимать платок ради снимка, или человек, которого фотографы просят не улыбаться? Беларусы, которые уже нашли свои проверенные ателье, делятся адресами и рассказывают, через какие муки они прошли в плохих фотосалонах.