«I want to see Kalhaz!» Приключения иностранцев в Беларуси глазами работницы хостела

Места • Екатерина Ажгирей
Безвиз на месяц даёт нам право надеяться, что скоро в Беларусь хлынет поток туристов. Но экс-администратор одного из минских хостелов Юлия Стасюк утверждает, что нами активно интересовались и раньше, а виза желающих не останавливала. KYKY Юлия рассказывает, чем пожилой даме из Британии так нравится Минск, сколько зарабатывают работники хостела и почему постоялец из Германии знает творчество Бахаревича лучше, чем оператор БТ.

Я переехала в Минск после нескольких лет учебы в ЕГУ, перевелась на заочное и подыскивала вариант работы с гибким графиком, чтобы не быть занятой сутками напролет, но при этом на что-то жить (подрабатывала ещё и фриланс-копирайтингом) и быть в состоянии доучиться. В Вильнюсе быстро привыкаешь к потоку иностранцев, вечным знакомствам и историям: круг моих друзей состоял преимущественно из французской компании. Я подумала, что хостел, как Мекка туристов, возместит этот недостаток: постоянный поток людей разных национальностей с разным лайф-экспириенсом. Плюс у самой большой «хостельный опыт» – путешествие автостопом Амстердам-Брюгге-Брюссель-Париж и из Вильнюса в Прагу. Главной мотивацией на тот момент было не терять этот запал «туриста» и не забывать английский. В месяц администратор получал 210 долларов, но курс постоянно скакал и к концу работы я зарабатывала всего 100 долларов.

«Почему так быстро расходуется туалетная бумага?»

График был «два через два»: работаешь по 12 часов включая дневные и ночные смены. Спать во время ночной смены можно, если выполнил все обязанности и в хостеле не было новых гостей. Иначе нужно было оформлять букинги, стирать и гладить бельё, готовить места к заселению. Начальство поначалу было адекватное, а спустя год сменилось – бизнес просто продали другим людям. Строить отношения с новым работодателем было тяжело: структура работы в корне изменилась, владельцы слабо понимали, что такое хостел, чем он отличается от гостиницы или Airbnb, могли придраться к тому, почему так быстро расходуется туалетная бумага.  

Университетские затраты полностью покрывались хостелом и подработками. В дипломе я бакалавр визуальных культурных исследований, и процесс окультуривания в хостеле проходил прекрасно. Во время учебы мы изучали курсы по урбанистике, связанные с туризмом (базовые теории мультикультурализма), поэтому можно сказать, что я все-таки проработала в культурно-туристической сфере, то есть по специальности (смеётся).

Фото: Jooney Woodward

Долгое время я думала, что работать в хостеле прикольно: практикуешь язык, у тебя есть свободные дни среди недели, знакомства с новыми людьми, тусуешься с ними, устраиваешь вечерние посиделки. На деле всё оказалось не так. Я представляла, что это будет весело, одни интересные постояльцы и приятный движ. Но работа есть работа. Несмотря на то, что она вроде непыльная, иногда приходилось делать уборку (хотя в хостеле была уборщица), обновлять букинги, перепроверять по базам документы — это больше напоминало рутину. Большой минус в том, что на твою смену не всегда попадаются адекватные постояльцы. Люди разные, а работа с ними весьма стрессовая. Были моменты, когда я боялась за свою жизнь — хостел открыт 24/7, в том числе и ночью, сюда свободно могли зайти «местные» и не самые трезвые персонажи. Бывали и постояльцы, от одного взгляда которых я думала: «Уйди же в свою комнату и вообще не появляйся!» Если суммировать количество адекватных и пугающих людей, которые приезжали к нам в хостел, наверное, неадекваты победят.

«Беларусь – идеальное место, чтобы затеряться»

Из европейцев больше всего Беларусью интересовались туристы из Германии, Великобритании и Дании. Если обобщать, всем им просто надоело ездить по Европе, они везде были, а вот в её «центре» – нет. Беларусь, которая считается европейской территорией, остается для них темной лошадкой. Второй фактор – это постсоветское пространство. «Далёкой» Европе интересна наша культура, многие интересовались Второй мировой войной. Европейцы наслышаны о том, что у нас бюст Ленина в каждом городе. Все стереотипы, которые про Беларусь можно собрать (картошка, последний диктатор в Европе, отголоски Советского Союза) им знакомы.

Встречались ребята, в основном из Китая, которые приезжали учить русский язык на курсы при БГУ. Они снимали хостел за свой счет. Думаете, БГУ платит за кого-то? Но им удавалось дополнительно экономить: приезжали в хостел, жили тут неделю, а дальше искали квартиру на несколько человек, аренда в сумме выходила дешевле, чем посуточная оплата в хостеле. Те, кто приезжал просто посмотреть город, в среднем оставались на три дня. Был австралиец, который жил у нас два месяца, и за это время мы практически ничего о нем так и не узнали. Он говорил, что Беларусь – это идеальное место, чтобы затеряться и побыть в себе. Оказалось, он работает физиком в школе, а поездка в Беларусь для него была как вызов, потому что наша страна для австралийцев как край света. Ему просто хотелось побыть одному в неизведанном пространстве. Это как для нас, допустим, в лес выехать и перевести дух – так же для него было приехать в Минск. Те, кто хотел поехать дальше, очень любили Брест с его крепостью, обычно приезжали на неделю.

Курсы беларуского языка в Японии и колхозы в списке mustsee

По рабочим вопросам из иностранцев мало кто приезжал, всего пару человек. И мне кажется, в таких случаях ты выбираешь себе жилье в отеле, а не в хостеле. Был один уникальный парень, он где-то в Японии сам открыл курсы беларуского языка, выучил его и приехал сюда. Заговорил со мной практически на чистом беларуском! Не помню, о чем мы болтали, но если ты отвечал ему на русском, он реально ничего не понимал. Гуляя по городу, он был очень расстроен, говорил: «Я приехал сюда в ожидании того, что смогу практиковать беларуский язык, а меня никто не понимает, особенно в магазинах. И я их не понимаю, потому что отвечают мне на русском!» Он был очень разочарован тем, что учил национальный язык, а по факту в этой стране на нём и не с кем поговорить. 

Фото: Йота Йошида

Ещё был забавный датчанин, который приехал с запросом: «I want to see Kalhaz!» Я сначала совсем не сообразила:

— Что?
— Kalgaz.

До меня долго доходило, что это беларуский колхоз. Он показывает статью на английском, с картинками, и там колхоз как он есть, без перевода и транслитерации. Думаю: «Господи, какой колхоз ему показать?!» Начала предлагать Строчицы и что-то в этом духе, где можно найти колоритный быт. Но он сказал: «Это все фигня, туристические заманухи, я хочу увидеть реальные калгасы!» Я ответила, что в таких хуторах ему будет сложно: он не знает русского языка, а в деревне никто фактически не говорит на английском. Во-вторых, элементарно можно заблудиться, нужен сопровождающий. Я даже думала съездить с ним в ближайшую деревню, а потом засомневалась – что показывать и рассказывать, если я не знаю истории этой деревни? В результате он просто неплохо провел время в Минске – тусовался по стриптиз-клубам.

Страна советсткого послевкусия

Есть стереотип, что Беларусь — это дешевая страна для европейцев, и он подтверждается на практике. Они удивлялись тому, что у нас такая дешевая водка и сигареты в магазинах. Но в заведениях все негодовали, что алкоголь там дороже, чем в европейских барах. Не намного, но если в среднем сравнить цены, то европейский ценник дешевле. По впечатлениям говорили стандартное: очень чистый город, доброжелательные люди, но мало людей говорят по-английски. 

Хостел по большой части предназначен для бэкпэкеров (молодежи, которая путешествует разве что с рюкзаком), поэтому когда к вам заехала пожилая дама из Великобритании, это было сродни чуду. Она была очень классная, кажется, её звали Джейн. Путешествовала одна. Минск ей очень понравился: архитектура, старые части города, новые и даже спальные районы, где стоят обычные блоковые дома.

Сказала, что приедет еще, потому что Минск – одно из топовых направлений в её длинном списке и одно из лучших мест, где она была.

В общем, восторгалась всем, что видела. Я никогда не спрашивала: «Откуда вы узнали про нашу страну?» Несмотря на то, что за границей я сама очень часто натыкалась на вопрос «откуда ты?» и говорила, что из Беларуси. Реакция в основном была: «А где это? Возле России?». Приходилось говорить, что это страна между Польшей и Россией, но никак не её часть. Многие совершенно про нас не знали. Но мне приятно думать, что интеллигентный человек про Беларусь знать обязан. Для меня образованные люди априори должны знать географию.

Фото: Jooney Woodward

Того, кто интересуется историей СССР, Беларусь очень привлекает. Их завораживает это постпространство «пятилетку в три года». Они этим так интересуются, потому что вообще никогда этого не видели и это их никак не касалось. Мы в другом измерении. Одно дело, когда ты читаешь исторические факты и формируешь картинку в голове, а другое, когда приезжаешь и видишь все реально.

Операторы БТ и немец Тиль

Еще был крутой немец Тиль. Он учился, а потом решил накопить денег и уехать в продолжительное путешествие по Беларуси и России. Жил у нас с месяц, его целью было не только «насмотреться», но и выучить язык. Он интересовался историей Беларуси еще со времен ВКЛ и Речи Посполитой. Читал беларуских авторов, был в теме национальной культуры. Знал про выборы 2010-го года, активно интересовался, что и как тут происходило. Про взрыв, который был в метро, тоже расспрашивал. Говорил, что в прессе они читают одно, но не факт, что в реальности все выглядит именно так. Ему было интересно всё: знакомиться с молодежью, с поколением постарше, в деревни ездить. Как-то раз нам позвонили с БТ – хотели снять сюжет про хостелы. Поскольку этот бедолага был единственным, кто остался в хостеле на момент визита телевизионщиков, его запрягли дать комментарий, а он плохо говорил по-русски. Мог только: «Мне нравится Беларусь, я приехал сюда, чтобы ее изучать».

Был неловкий момент, когда у него спросили: «Каких ты знаешь беларуских авторов?» Он упомянул Бахаревича, Мартиновича, сказал, что наслышан о них. В этот момент ко мне поворачивается оператор и спрашивает: «А у нас есть такие писатели?»

Мне стало так стыдно, что даже немец знает, а оператор БТ – нет. В эфир это не попало. Осталось стандартное «мне нравится Беларусь» и всякое такое. Тиль так ответственно отнесся к этой съёмке, душевно рассказывал, как он хотел сюда приехать, как он искренне интересуется тем, что тут происходит, говоря на ломанном русском. А его взяли и «порезали».

Подделанные визы, сепаратисты и штрафы

Людям из некоторых стран всё ещё сложно к нам приехать. Например, иранцам. Чаще всего они через Беларусь хотят эмигрировать в Европу. В большинстве случае хостелы их не принимают. Почему? Пару лет назад был случай, когда сепаратист открыл себе визу в Беларусь, приехал к нам, а потом девушке-администратору, которая работала в смену оформления его документов, пришлось заплатить штраф. Дело в том, что она вселила его в хостел, не разобрав, что у него была палёная виза.

А европейцы не любят делать визу в Беларусь, потому что сами по себе ненавидят собирать большое количество бумажек. Им кажется, что это сложно, хотя открыть визу в Беларусь было проще простого. Но сейчас вообще будет поток – безвиз же продлили на 30 дней.

Фото: Жанин Граубаум

Самое неприятное впечатление после себя оставили россияне во время чемпионата мира по хоккею. Такой вседозволенности и надменности я давно не видела: им казалось, что лучше их самих никого в мире не существует. Они считали себя миллионерами, хоть и жили при этом в хостеле. Но потом к нам приезжала девочка из Питера, которая часто наведывалась в Беларусь и «спасла» это впечатление о так называемых братьях по крови. К слову о стереотипах – россияне и правда очень любят нашу молочку и косметику «Белиты».

В хостеле я проработала два года – уволилась, потому что зарплаты администратора стало недостаточно. И сам хостел в Минске для меня перестал быть интересным местом: хостелы в Беларуси и Европе кардинально отличаются, как ни крути.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«А если отключат фонтаны?» День ВДВ в Instagram беларусов

Места • редакция KYKY
Перед Днём ВДВ власти Молодечно бескомпромиссно отключили городской фонтан. Хоть они говорят, что это не из-за десантников, отрицать крамольный смысл всех водных конструкций в городах 2 августа нельзя. ВДВшники уже наполнили столицу и регионы полосатыми футболками и флагами «никто кроме нас». Будьте осторожны: вечером их станет еще больше, особенно в водно-зелёном диаметре Минска.
Популярное