Семь дней боли. Объясняем рабочую неделю на дурацких котиках

Боль • Ирина Михно
В сети запустили игру CryptoKitties. Тут как в тамагочи: все желающие на специальном аукционе могут купить криптокотят, вырастить их и продать. Сегодня стало известно, что в этот стартап пользователи за неделю вложили $2,7 миллиона реальных средств. А мы решили показать на настоящих котиках, как выглядит тяжелая рабочая неделя средневозможного беларуса.

Понедельник

Первый день недели начинается с мазохизма. Беларус приходит на работу (иногда даже любимую, еще реже – хорошо оплачиваемую) и начинает ластиться о начальника, которому не сдал статью месячной давности, не написал обещанный неделю назад финансовый отчет и даже не удосужился включить компьютер. Босса тоже можно понять: у него в этот день всегда что-то не так – просидел в банке два часа, машина на морозе заглохла, сотрудники ленятся работать 25-й час в сутках. Беларус не отчаивается, обещает сдать проект в условный четверг (уже зная, что дедлайн сгорел в прошлую среду) и ждет конца совещания, чтобы добраться до кофемашины, погрузиться в летаргический сон и прийти в себя после выходных.

Вторник

Второй день недели. Беларус проснулся, в темноте приехал на работу, смирился с еще четырьмя днями страданий и уже согласен поработать. Лениво смотрит в гугле, снизилась ли ставка рефинансирования, анализирует курс европейских валют, но в итоге не может, ничего не может. Благо, для аргументации своей прокрастинации в интернете уже придумали ответ: «Я не могу, у меня – лапки». Наш герой мечтает, чтобы его СЕО наконец присмотрелся к опыту корейских коллег: установил около рабочих мест кровати и разрешил устраивать в середине дня сонную сиесту. И плевать, что в Корее рабочий день – 18 часов, а люди умирают от переработки.

Среда

Третий, самый продуктивный день недели. Беларус сквозь моральную боль и эмпиризм приходит к осознанию, что можно взяться за выполнение важных дел: купить одну тысячную от биткоина или заказать домой корм ретриверу. Потом он заходит в рабочий чат и уже не делает вид, а на самом деле читает список поставленных задач. Работа кипит, от выполнения плана буквально горит клавиатура.Только в конце дня после приличного допинга в виде десятка чашек кофе он выясняет, что сделал чужую работу и опять профакапил свою (или недосчитался денег в кассе – тут вариантов миллиард). Вместо того, чтоб закинуться кофеином и потратить ночь на работу над ошибками, он «подтирает» за собой, надеясь, что его секрет никто не заметит.

Четверг

Четвертый день недели – пора выйти за пределы офиса. Редкий беларус, занимающий руководящую должность (или на свой страх и риск открывший ИП), не сталкивается в оффлайне с налоговой и другими госстурктурами. Он понимает, что живет в системе, где его судьбу решают инспекторы и прочие люди с синдромом вахтера. Он должен заплатить ФСЗН, даже если полгода уже лежит в коме (например, ИПэшника из Жлобина беларуская налоговая заставила выплатить взносы за период, когда он проходил военную службу) – поэтому обращается с сотрудниками всех перечисленных структур нежно, с необъяснимой любовью вперемешку со Стокгольмским синдромом.

Пятница

Пятый день недели. Где-то в обед все рабочие вкладки в браузере начинают закрываться. Беларус смотрит афишу предстоящих ивентов и нервничает, что стрелки часов двигаются медленнее, чем достраивается Кемпински. Вечером он настолько устал от трезвых вечеров, что находит себе наименее строптивую спутницу и ведет ее в бар. Если спутница уже стала законной супругой или просто не очень хочет идти, он давит на жалость невыполнением супружеского долга и все равно тянет за собой на Зыбицкую. Ирония этой ситуации в том, что скорее всего ночью спутница точно так же будет тащить нашего героя домой.

Суббота

Шестой день недели. Беларуса похвалили: то ли начальник успел перечислить зарплату в пятницу вечером, то ли бывшая соскучилась и позвонила ночью, чтобы сделать комплимент его техничности в постели. Или беларус просто открыл новости и увидел, что очередная беларуская команда идейных сумасшедших выиграла на очередном международном конкурсе самых дальних плевков или самых красивых чучел из соломы. Беларус чувствует, что его нацию заметили на мировой арене. Беларус чувствует гордость и прилив удовольствия, как кот, которого массажером гладят по щёчкам.

Воскресенье

Седьмой, последний день недели. Самое время устроить важные деловые переговоры об инвестициях в многообещающий стартап или о том, сколько месяцев придется копить на новую Теслу. Делать это лучше всего в бане: если партнер не отвечает ожиданиям, можно и веником его отпарить или просто спрятать уши под шапочкой, чтобы не слушать, что он говорит. Ну и чтобы прическу не испортить – завтра же снова на работу, и хотя бы в понедельник надо выглядеть прилично.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Он сказал, такие, как я, должны идти в проституцию». Три монолога бесплодных девушек

Боль • Евгения Долгая
В нашем обществе принято, что в определенный момент любой человек должен повзрослеть и принять на себя ответственность за рождение ребенка. Без этого этапа ты не можешь быть ячейкой общества. На поверхности кажется, что мы уже «смирились» даже с философией чайлдфри, но на деле оказывается, что окружение зверски отвергает даже бесплодных, считая их выбраком. KYKY записал три монолога женщин, которые не могут иметь детей. И мы надеялись, эти рассказы будут оптимистичнее.