17 июля, 17:55

Дело журналиста Дмитрия Галко началось в конце ноября прошлого года. На дне рождения его сына, который отмечался в квартире, появились сотрудники милиции. В помещение они вошли незаконно: никто их не приглашал, пишет TUT.BY. Впрочем, они и сами это не отрицают: мол, раз Галко молчал — значит, был не против. В итоге праздник закончился потасовкой и травмами. Несколько детей пытались убежать, выпрыгнув из окна — один сломал позвоночник, второй — ногу.

Но самое важное для обвинения — пострадали милиционеры. По версии следствия, Галко нанес не менее одного удара по руке и не менее двух ударов по голове сотруднику милиции. А когда его задерживали, начал сопротивляться, порвал одному из милиционеров куртку, второму разбил мобильный телефон. В итоге журналиста признали виновным по статье 364 Уголовного кодекса «Насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел» и приговорили к четырем годам «химии». Прокурор же просил три года лишения свободы. Дмитрия освободили из-под стражи  под подписку о невыезде. Он будет подавать апелляцию. Пока что приговор в законную силу не вступил. 

Что сказали милиционеры

Милиционер Юрий Чирков рассказал, что все началось случайно — во время патрулирования 25 ноября 2017 года он заметил на одном из балконов детей, человек восемь. С его слов, они шумели, курили, ругались матом. Тогда он решил вернуться в отделение, чтобы позвонить инспектору по делам несовершеннолетних Вадиму Казановскому. Когда тот приехал, они «пошли проверить по месту жительства».

Пострадавшие. Фото: Наша Нива

После звонка в дверь квартиру открыл Галко. Он молчал, милиционеры посчитали это приглашением и вошли внутрь. «В каждой комнате были открытые бутылки водки, коньяка, шампанского. В квартире — более десяти детей. Большинство из них в состоянии алкогольного опьянения. Я сказал, чтобы все были на местах, но подростки стали разбегаться, даже прыгали из окон. Гражданин [Галко] начал бегать по комнате и ругаться», — рассказывал Чирков.

Что рассказал Галко

Вечеринка проходила в квартире, которую арендовала его бывшая жена Ольга Кравчук. На ней было примерно 15-17 друзей Яна — его сына — с которыми собирались познакомить Дмитрия. Подростки действительно курили на балконе, но насчет спиртного мужчина не был в курсе. Сам он был трезвый. 

Во время суда Дмитрий указывал, что показания сотрудников милиции противоречат друг другу. «Что касается балкона, большого, на две квартиры, застекленного, из-за которого нельзя слышать внятную или невнятную речь… Вообще не уверен, что цель визита Чиркова в квартиру была как-то связана с тем, что он увидел или не увидел на балконе. По словам милиционеров я пропустил их в тамбур, а потом встал в дверях квартиры. Если бы я был настроен на какой-то конфликт, я бы устроил его в тамбуре, а не в квартире. У Казановского и Чиркова показания не сходятся: у первого гаснет свет, когда я что-то делаю с Чирковым, второй на что-то отвлекается в этот же момент», — говорил Галко.

С тем, что он мстил «за исполнение милиционером служебных действий», Дмитрий не согласен: «я никогда раньше их не видел, какая месть?» Единственное, что возможно — это повреждения телефона милиционера в тот момент, когда он выпроводить его из квартиры, потому что тот «вошел незаконно».

В Украину и обратно

Вскоре после инцидента Дмитрий с сыном уехали в Украину. Однако в апреле журналист решил вернуться в Беларусь — и был задержан на границе.

Фото на обложке: Uladz Hrydzin

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Популярное