14 сентября, 10:01

Юрий Гурский, беларуский IT-бизнесмен, дал интервью Игорю Рыбакову на Youtube. К слову, Юрий – ментор проекта maps.me, купленного корпорацией Mail.ru Group, ментор и инвестор MSQRD, купленного Facebook, вместе с Юрием Мельничком – основатель стартапа AIMATTER, купленного Google. Сейчас Гурский занимается мобильным приложением Flo, которое имеет 20 миллионов человек месячной аудитории и по этому показателю одно из лучших в мире в категории «здоровье». 

О продаже стартапов в Google

«Мы, как инвесторы, получаем кешаут. Обычно часть суммы замораживается годика на полтора на покрытие возможных рисков, но это несущественно. А команда обычно при этом получает акциями. И она должна довести свои дела внутри корпорации, чтобы все свои деньги получить. Довести дела – это получить результат, чтобы корпорация вернула свои затраты. Очевидно, что Facebook заработал на MSQRD безумные деньги».

О корпорациях и геях

«Если будет куплена компания, а ее основатель напишет у себя в инстаграме, мол, не надо ехать в Америку, там много геев, а я так их не люблю – вот это будет реальная жопа. Они [инвесторы] сильно смотрят в том числе и на культуру, не приведет ли она к скандалу. Если переводить на российские мерки, скажем, Газпром вряд ли наймет человека с очень проамериканскими настроениями, которые он высказывает в Facebook, даже если этот человек будет очень нужен».

О стране, откуда родом разработчик

«Страна, откуда родом разработчик в стартапе, вообще не имеет никакого значения. Когда мы были молодые, в 90-ые, это, конечно, была проблема. Интернета особо не было, Шенген мало кому давали, образование еще было советское. Нам было труднее намного. А если брать текущую молодежь лет 20-и, то вот есть успешная игровая компания из Якутска. Кто им помешал? Никто не помешал. Знание английского и желание сделать что-то – география в принципе особо влияния не имеет». 

О лучшем ДНК и образовании в России

«Только в Минске сейчас, наверное, от 50 до 80 тысяч программистов. Это много для города в два миллиона человек. Поэтому Минск нам нравится в том плане, что мы достаточно быстро можем масштабировать компанию. Но если нужны люди абсолютно гениальных скилов, то мы скорее смотрим на Россию. Прежде всего на Москву. Это можно понять – Минск всегда был окраиной империи, и очевидно, что лучшее ДНК, лучшее образование столетиями аккумулировались в Питере и Москве».

О абстрактности корпораций и государств

Корпорации, государства – это все абстракции. Есть набор людей, со своим вектором интересов. В конечном итоге решение принимает один человек не первого уровня. Всегда должен быть драйвер, который на себя берет ответственность. И для людей в корпорация фантастически важно не купить себе геморрой.

О тяжелом детстве

«У нас была интересная семья – мать библиотекарь, а отец алкоголик. Что родило с одной стороны сочетание большого стресса, с другой – полное отсутствие денег. В 90-ые это не так сильно било, потому что все были бедные, но мы были как-то уж слишком бедные. Это выражалось в том числе в неправильном питании – все детство на питании уровня 'купить хлеб, намазать вареньем'. Понятно, что это не укрепляет здоровье. Соответственно, избыток подножного корма. Что сами летом выращивали, на том и сидели. Притом мы жили в достаточно проблемном районе, в пятиэтажках, где было много работников ближайшего химического завода, куда в советские времена брали контингент с судимостями».

О том, что сбор лисичек – это венчурные инвестиции

«Я лет с десяти собирал грибы. Выходил в пять утра, в лес возвращался под вечер с авоськами лисичек. Сбор грибов – это во многом венчурная история. Ты идешь, и вдруг оп – килограмм лисичек. Юные бизнесмены другой волны специализировались на сборе черники. Но это мне никогда не нравилось. Суммы были сопоставимые, но там нужно было весь день простоять нагнувшись, собирая ягодку за ягодкой. Мне это как-то не заходило, я был все-таки венчурным предпринимателем, я предпочитал пошастать по лесу и найти грибы».

Об энергозатратном мозге

«Я читал книгу Канемана «Думай медленно, решай быстро» и узнал о следующем. Мозг – это очень энергозатратный орган. А человек всю историю жизнь жил в условиях дефицита калорий. Поэтому природа предусмотрела два режима функционирования мозга – энергозатратный и не энергозатратный. Второй – как трамвай по рельсам, он идет по сложившимся шаблонам, тратит мало энергии. Это те решения, которая приходят вам сходу. А те решения, которые запускаются, если можно так сказать, медленным мышлением, требуют очень много энергии. А мозг, как и мышцы, руки и прочее, ненавидит работать. Из-за того, что мы всегда жили в условиях жесткого дефицита калорий, все наше тело не любит их тратить, оно любит их накапливать. Это наша биологическая функция. Поэтому мозг постоянно старается перейти в этот быстрый режим, мыслить шаблонами. Исходя из этого, можно мыслить на совершенно другом уровне. Например, если тебя обидели, не бросаться на человека с ножом, а понимать, что это задело меня здесь, поэтому у меня выделение адреналина, кортизола, это пройдет через 15 минут».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное