«Вы меня не уволите – я беременна от директора». Беларуские компании о запрете служебных романов

Деньги • Ирина Михно
Современный человек большую часть жизни проводит за монитором на рабочем месте. Учитывая дикую нехватку времени, многие присматриваются к коллегам. Во многих мировых компаниях (например, в Google) подобные отношения запрещены. Мы задали вопрос, какой позиции придерживаются беларуские компании, когда речь идет об отношениях на работе: запрещают или разрешают. Отвечают Wargaming, Tut.by, Velcom и другие.

На радость любителей флирта и уединений в копировальной комнате, беларуский закон ничего не говорит про личные отношения на рабочем месте. А что не запрещено, то – ну вы сами знаете. В теории ваш работодатель может прописать в контракте пункт о том, что за любовь на работе вы можете быть уволены. Но эта запись на юридическом уровне ровным счетом ничего не будет значить. Запреты есть только для государственных служащих. Но и они распространяются только на уже официально подверженные браки – мужу и жене запрещено работать в подчинении друг у друга. А вот служебные романы допускаются и для чиновников, если только такие тесные отношения не вызовут конфликт интересов между личными интересами служащего и интересами службы. Также если рабочий флирт закончится свадьбой, и один супруг по должности подчиняется или подконтролен другому, один из молодоженов должен будет перейти на другую должность или вовсе покинуть место работы. Есть запрет и для государственных организаций – не допускается работа с супругами для директоров (и их замов), главных бухгалтеров (и их замов) и кассиров, если один из них находится в подчинении другого по должности. А теперь слово спикерам.

Директор по связям с общественностью Wargaming Иван Кузнецов удивился вопросу и искренне уверил, что создателям «танков» можно всё

«До запроса KYKY у Wargaming не было даже потребности в официальной позиции по такой прекрасной теме, как личные отношения на работе (спасибо редакции за весенний вопрос). Ни скучным длинным документом, ни в неофициальных беседах мы не пытаемся контролировать свободу сотрудников строить (или не строить) отношения, которые не связаны непосредственно с профессиональной деятельностью. Зарегулировать отношения людей сверх общепринятых норм – совершенно напрасный труд. Мы не тратим время, мы создаем все условия для эффективной работы, комфортного и приятного участия людей в достижении профессионального результата. Внедряем современные сервисы для взаимодействия, обучаем эффективным коммуникациям, строим классные команды. Стараемся сделать офис по-домашнему уютным и приятным. И будем только рады, если для кого-то компания станет еще и местом начала личной истории, встречи с дорогим сердцу человеком».

В прошлом руководитель компании Никола Карпенко уверяет, что запрещать неуставные отношения в офисе –бессмысленно

«Почему решил придерживаться принципа «никаких личных отношений на работе»? Потому что в каждом коллективе руководитель теряет хренову тучу времени на решение личных проблем работников, хотя чаще всего этого никто не замечает. А неуставные отношения в офисе – дополнительные личные проблемы. Но в конечном счете я понял, что запрещать их – бессмысленно. Чем больше людей у тебя в подчинении, тем более независимой от тебя рабочей жизнью они живут. И искренне считают, что ты полный идиот (иногда ты и сам подыгрываешь). И именно поэтому что-то запрещать – глупо, все равно все за твоей спиной уединяются. Многие наивно верят, что таким образом сделают карьеру, другие – просто от скуки. А ты, как руководитель, иногда попадаешь в глупые ситуации: наорешь на работника, а мстит за это его пассия, но ты и не догадываешься поначалу, что все так сложно».

У учредителя и режиссера продакшн-студии Play Ольги Иваненко подход к формированию рабочего процесса совсем иной

«Я работодатель, который не приветствует личные отношения на работе. Позиция по этому вопросу выработалась, когда сама была наемным сотрудником на студии, которой руководила семейная пара. Это был полный треш, но хороший опыт. Начать нужно с того, что один из офисов этой компании находился прямо в квартире пары и мы, сотрудники, не всегда понимали: в гости мы приходим или на работу. Директора часто при нас выясняли отношения, обижались друг на друга, могли не разговаривать. Проблема в коммуникации заключалась еще и в том, что на работе постоянно менялась «власть» в зависимости от настроения и ругани (или не ругани) пары. Ну и последнее – вместо того, чтобы платить работникам зарплату, деньги в худшие времена фирмы могли уходить в интересах семейного руководства, что тоже не очень приятно, но очевидно, когда взаимодействие пары настолько на поверхности. С другой стороны, в небольшом семейном бизнесе присутствует душевность, более человечное отношение. Но в моем случае проблемы со временем перекрыли всю атмосферу. Поэтому, когда 12 лет назад я открывала свою продакшн-студию, решила, что у меня подобного не будет. Я четко и ясно проговаривала для всех свою позицию – мы не заводим отношения внутри команды и с подрядчиками, с которыми работаем.

Моя команда набиралась (и до сих пор состоит) из творческих и эмоциональных личностей, все продюсеры – барышни. Подрядчиками же зачастую выступают мужчины. Мы снимаем рекламные ролики, и эта работа – творческая: суточные съемки, часто приходится засиживаться до ночи в офисе. Тогда и возникает очень дружественная, даже близкая атмосфера, как раз способствующая началу более личных отношений. Если они начинались, я их пресекала: говорила сотруднику, что либо мы больше не работаем с этим подрядчиком, либо расстаемся с тобой, раз подрядчик крутой. После беседы все прекращалось. По-моему, продакшн не может быть семейным бизнесом или основываться на душевных родственных связях. Мне хочется делать классные проекты, а личные отношения этому мешают. Самое главное правило продакшена – найти самых классных подрядчиков и за адекватные деньги получить от них крутую работу. Когда продюсер начинает более близкие отношения с последним, оценка его действий переходит из объективной в субъективную, пропадает контроль качества работы, и это отражается на качестве работы продакшена».

С другой стороны, когда отношения слишком формализованы, подрядчик не будет сильно стараться и выкладываться на полную – и здесь очень важно соблюдать баланс. Но, конечно, за личной жизнью сотрудников следить не будешь. За последний год на нашем рынке получилась очень интересная продюсерская пара: наш продюсер, и продюсер наших конкурентов. Я очень хорошо отношусь к обоим ребятам, но понимаю, что продуктивно работать в этой ситуации оба продюсера не смогут, и со временем на первом месте в любом случае окажутся интересы пары».

HR-директор портала TUT.BY Наталия Искорцева-Кунская: «Как можно регламентировать личную жизнь?»

«У нас в компании работали супружеские пары, которые «вырастали» прямо в офисе и все было отлично. Поэтому разговора о том, что личные отношения мешают работе, никогда не было. Здесь важно понимать, люди – не собственность компании, они не принадлежат никому, так какое кто-либо имеет право регламентировать их личную жизнь? К тому же у нас все взрослые, и понимают, что работа – это ответственность, и не смешивают ее с какими-то личностными моментами. Последнее решается на индивидуальном уровне, а не в рамках политики компании».

Еще один приверженец полной личной свободы – компания velcom, за которую ответила HR-директор Ольга Жданович

«Разумеется, проводя на работе много времени, мы невольно выстраиваем различные отношения с коллегами: с кем-то – сугубо формальные, с кем-то – более близкие. В условиях большой компании между людьми неизбежно возникают личные связи, которые зачастую активно развиваются и перерастают в семейные. Опыт velcom показывает, что семейные отношения не мешают выполнению рабочих задач – мы все сосредоточены на достижении бизнес-результата. В связи с тем, что прецедентов в компании не возникало, мы даже не задумывались о вводе «запрета на служебные романы».


Директор производственной компании Александр Высоцкий и кейс «из-за чего можно перестать доверять своим сотрудникам»

«Сейчас я руковожу производственной компанией со штатом в 15 человек, раньше занимался торговлей. Сотрудников было больше – человек 30, и текучка менеджеров была сильнее – работа сложная, не каждый мог выдержать. Принцип «нет личным отношениям на работе» выработался именно на той работе, и опыт прошлых лет я не забываю. Здесь нужно задаться вопросом: для чего вообще поощрять подобное? На работе нужно работать. Плюс, у меня был прецедент, после которого я зарекся допускать какие-либо связи между работниками. Работал у меня наемный директор – хороший парень, но средний сотрудник. Подходит он ко мне однажды и говорит, что у него есть девочка, соседка, хочет к нам продажником устроиться. Я был не против – принял. Где-то в середине испытательного срока посмотрел ее показатели и понял, что девочка не справляется, продаж совсем нет. Позвал на разговор и сообщил, что если результаты не улучшатся, будем прощаться. На что она заявила: «Я не буду ничего менять, это ниже моего достоинства – звонить и упрашивать кого-то».

Окей, будем прощаться, но куда там: «Нет, вы меня не уволите. Я беременна, могу справку показать». А беременные в нашей стране имеют такое количество благ, что проще фирму закрыть, чем с ними контракт разорвать. Позже выяснилось, что будущий папа – мой директор.

Он встал на ее сторону, и мне пришлось еще на некоторое время оставить безрезультатную сотрудницу в штате. По сути, я просто так платил зарплату человеку, который ничего не делает – личные отношения на работе вылились в денежные потери. В итоге все разрешилось: так как директор был адекватный, сам ее «закрыл» и мы попрощались. Случай я запомнил на всю жизнь, поэтому сейчас всегда отказываюсь от предложений устроить мужа или жену. Своим топам также проговариваю свою позицию по этому поводу. Был случай недавно, мой прежний директор влюбился в сотрудника, который был у нас на аутсорсе. Последний закончил работу и сам ушел, думаю, если бы он остался, я бы уволили одного из них».

Финансовый энтузиаст Иван Карпенко противоречиво придерживается четкой позиции: романам на работе – «нет»

«Я не одобряю трату рабочего времени на флирт, как и восприятие коллег с точки зрения романтического или сексуального интереса. Это сказывается на качестве работы, что недопустимо. Такая позиция выработалась из личного опыта и наблюдений (примеры приводить не буду – слишком горячая тема). Сотрудников о ней уведомляют в форме пожеланий и устных комментариев. Но «любовь» никогда не была сильнее моих рекомендаций, правда, и дилеммы такой не было – никогда из-за нее людей не увольнял. И вряд ли бы уволил, если честно».

Директор юридической компании Verdict Вадим Пашкевич заявил, что даже юристы могут себе позволить служебный флирт

«За все время моей работы в компании, вопрос о запрете служебных романов никогда не ставился. Возможно потому, что прецедентов не было, с другой стороны – в нашей компании во главу угла всегда ставились эффективность и ответственное отношение к делу. Презюмировалось, что все сотрудники – взрослые люди и лишний раз напоминать им, что в рабочее время надо заниматься работой было бы излишним. Понятно, что никто в наших офисах не стоит с секундомером над работником и не следит, чтобы он каждую минуту занимался только своими обязанностями. У нас есть перерывы на «оправиться-покурить-поговорить по телефону». Но также есть понимание, что на первом месте – рабочие вопросы. Думаю, тема амурных связей между нашими сотрудниками могла бы стать актуальной только в случае, если бы коллеги позволили себе слишком откровенные знаки внимания прямо в офисе, на глазах у остальных. Я вполне допускаю, что среди наших работников могут сложиться пары, и никоим образом не собираюсь этому препятствовать, делай это они в рамках разумного личного общения наедине, ну или в форме легкого флирта в офисе, что тоже допустимо




Если юристы закрутят роман со своими клиентами? Каких-то особых запретов в этом случае тоже нет – прецедентов, опять же, не было. Если такая ситуация возникнет и работник изначально поведет себя неправильно: начнет лоббировать своего клиента-партнера (например, ускорять для него работу в ущерб остальным делам и так далее), конечно этот вопрос будет решаться. Но лояльно, без громких и категоричных запретов. С другой стороны, если у клиента возникнет настолько тесное общение с нашим юристом, появятся дополнительные узы, он точно не уйдет к нашим конкурентам, что тоже хорошо (улыбается). Мы всегда стараемся с пониманием относиться к нашим сотрудникам: если то, что они делают, не противоречит интересам и стандартам компании, ее коммерческой цели и не портит банальные человеческие отношения, зачем запрещать?»

Вместо вывода

Если делать вывод о полезности или деструктивности служебных романов только на основе наших респондентов, можно сказать, что чаще всего офисный флирт вреден в более маленьких компаниях – а вот в больших, видимо, никто ничего не замечает.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Где взять млрд долларов и когда занимать очередь в обменник. Разбираем беларускую девальвацию

Деньги • Ира Михно, Жанна Кулакова
Вчера, 28 марта, международный валютный фонд заявил, что есть риск прихода девальвации в Беларусь. Прочитав эту новость, беларус прошел все пять стадий принятия горя, но потом понял, что всю жизнь существует под дамокловым мечом обвала курса. Чтобы понять, насколько все плохо и когда нужно начинать терроризировать обменники, KYKY поговорил с финансовым консультантом TeleTrade Жанной Кулаковой. В конце текста – краткое содержание для тех, кто не любит читать про цифры.
Популярное