«Сомелье пописал в лёдогенератор». За что начальники увольняют работников-кретинов

Деньги • Ирина Михно
KYKY решил выяснить, как беларуские компании следят за жизнью своих сотрудников в соцсетях и за что можно уволить сотрудника, который публично факапит или бесит коллектив. И оказалось, мы открыли золотое дно боли руководителей компаний и владельцев бизнеса.

На прошлой неделе практически все беларуские и иностранные СМИ обсуждали пост программиста Juno, опубликованный в личном блоге. Парень назвал организаторов Дня Воли (про)нацистами и даже пожелал, чтобы «там что- нибудь взорвали» (имея в виду людей на празднике столетия БНР). Само собой, это вызвало общественное неодобрение. Его работодатели заявили, что «компания к этому отношения не имеет». Неделей раньше Wargaming, ничего публично не заявляя, уволил двух сотрудников за фото в их соцсетях с мужчиной, который стал мемом «Гарольд, который терпит боль». Не выполнили указания в контракте – до свидания. Мы спросили у начальников, за что они увольняют неудобных сотрудников, и поняли, что далеко не все согласны обсуждать эту тему. А вот ответы смельчаков, которые свободно транслируют свое видение корпоративной культуры.

IT-бизнесмен, управляющий партнер венчурного фонда Haxus Юрий Гурский считает, что воспитывать сотрудников – не его задача

«Лично мне все равно на политические настроения сотрудников, конечно, пока дело не доходит до экстремизма – это уже уголовная ответственность. А культуру пусть мама прививает. Если бы мой работник опубликовал что-то подобное, вероятно, эйчар провёл бы беседу, но увольнять из-за первой ошибки точно не стали бы. Да и разговор бы был о культуре диалога, но не про пристрастия – это личное дело. Прогеры все такие, в той или иной степени (речь про сложный характер – прим. KYKY). Единственное, нанимать человека с такой историей мы бы не стали».

Соучредитель заведений «Курилка», «Пушка», «Хинкальня» и барбершопов Firm, Cut Алексей Садовой рассказывает, за что приходится увольнять людей в его бизнесе

«Я лояльно отношусь к своим сотрудникам, но не сдерживаюсь, когда они выходят за рамки. Как-то уволил официанта за то, что тот назвал работницу чистого цеха гнидой, а она – сама интеллигентность, высшее экономическое образование… Его мама (возраста нашей работницы, которую у него язык повернулся так назвать) потом звонила лично мне, чтобы сказать, что это неправда и клевета, а ее сын – святой. Еще был случай: в обеденный перерыв один сотрудник стриг второго, и это все происходило в ресторане! Когда их за это наказали, оба искренне недоумевали, что здесь такого и почему в свое свободное время они не могут заниматься, чем считают нужным.

Ситуаций в ресторанном бизнесе много, вот, например, один «многоуважаемый» сомелье пописал в ледогенератор – догадываюсь, он был «в санях». Как бы странно ни было, этот человек живет в Минске и работает в очень приличном ресторане, ведет разговоры про склоны на юге долины Луары и миллезимные года, сына воспитывает в конце концов. Думаю, если бы я вскрыл его имя, работу в этом городе он больше бы не нашел, да и репутация ресторана, в котором от трудится, пострадала бы. Все вышеупомянутые случаи (и подобные им) достойны увольнения и публичного распятия. Вообще в наших компаниях есть четкий утвержденный список причин для безоговорочного увольнения: если обманул или оскорбил гостя, не вышел на работу или вышел в нетрезвом виде второй раз, нанес урон репутации предприятия. Последний пункт очень широкий, и касается он того, что люди представляют собой и за пределами нашей компании. Домогательства, разжигание розни и жестокое отношение к животным в этом списке есть, но все всегда остается очень индивидуально по отношению к каждому конкретному случаю».

Руководитель Свободного театра Николай Халезин уверен, что уволил бы своего театрала, напиши он пост сродни записи программиста из Juno

«Для увольнения сотрудника Беларусского Свободного театра есть достаточно большое количество поводов. Первое – отсутствие творческих амбиций. Если человек не имеет желания реализовываться, он этой структуре не нужен. Наш коллектив получил мировое признание только потому, что каждый его член вносил большой вклад в общую творческую реализацию. В противном случае мы оставались бы локально известным коллективом. К тому же «творческая лень» заразна, а потому лучше с людьми, ей пораженными, расставаться.

Второе – политический аспект. С нами не может работать человек, поддерживающий идеи фашизма, тоталитаризма или русского мира. Если допустить, что кто-то из членов коллектива начал бы в прессе воспевать Путина или Гитлера, высказывать антисемитские, гомофобные или расистские идеи, он был немедленно уволен.

Третье – нарушение режима. Свободный театр существует в очень жестком ритме, особенно если речь идет о международном туринге. Актеры должны находиться в форме постоянно, как футболисты во время сезона. Во время гастролей спектакли идут практически ежедневно, и перед спектаклем две разминки – по «физике» и вокалу. Алкоголь в день спектакля категорически запрещен. Актер может выпить бокал вина или пива после спектакля, но и это не происходит постоянно, поскольку каждый из них знает, что на следующий день нужно работать, и работа эта очень непростая.

Четвертое – нарушение дисциплины. Поскольку театральный коллектив – структура очень сложная и многогранная, этот аспект играет важную роль. Основной принцип в театральном менеджменте – оберегать коллектив от конфликтов, поэтому конфликтные люди изначально обречены на уход. К увольнению может привести даже нарушение театральной этики, поскольку она является профессиональным фундаментом существования коллектива. Я мог бы назвать еще несколько поводов для увольнения, но все они будут носить гипотетический характер. На деле же, как мне кажется, мы очень неплохо разбираемся в менеджменте, и потому в Свободном театре за всю его историю практически не было увольнений. «Хороший менеджмент» для руководителя – это когда ты можешь предупредить конфликт, а не разгребать силовыми методами его последствия. P.S. Если бы мой сотрудник написал пост сродни посту программиста Juno – был бы уволен. Это оскорбление людей. И если ты хам, ты не можешь выходить на сцену и пытаться убедить зрителей в чем-то».

Управляющий партнер ARS Communications Виктор Елистратов настаивает, что здравый смысл – часть корпоративной культуры

«Сегодня социальные сети, на мой взгляд, уже не просто место для общения с друзьями и одноклассниками – все чаще их используют многие СМИ в качестве источника информации. И это обстоятельво, безусловно, стоит учитывать не только сотрудникам, но и работодателям. При этом работники не должны согласовывать с руководством каждый свой пост или фото, если они не касаются деятельности компании. В то же время уверен, что любые публикации или посты, оскорбляющие кого-либо, нарушающие нормы этики, призывающие к насилию или экстремизму и тому подобные, не приемлемы. Правила хорошего тона и здравый смысл – часть нашей корпоративной культуры. И если человек не разделяет это, то он не может быть частью нашей компании и, вероятно, должен искать себе другое место работы. У нас таких кейсов, к счастью, не было, но, если бы мой сотрудник опубликовал что-то неприемлемое, первое, что бы я сделал – лично встретился с ним и поговорил о причинах и мотивах такого поступка. И если бы выяснилось, что данный инцидент был совершен в сильном эмоциональном состоянии и сотрудник искренне сожалеет о содеянном, а также готов нести ответственность за свой поступок, не стал бы его увольнять. Если же выяснится, что такое поведение сотрудник считает нормальным и это соответствует его моральным убеждениям, думаю, сказал бы, что ему придется искать себе другое место работы».

Digital директор Vondel Елена Коннова уверена, что в маленькой компании такой ситуации бы не произошло – там с «кретинами» не работают

«Когда мы берем человека на работу, пытаемся узнать про него всё: не только профессиональные, но и личные качества. До собеседования просматриваем профили в социальных сетях, во время – интересуемся про хобби и даже спрашиваем, чем занимаются его родители. Так как у нас не совсем обычная и небольшая компания, важно понимать, впишется ли сотрудник в коллектив и сможет ли наладить отношения с ребятами. Зная своих людей, даже представить не могу, чтобы кто-то из них смог написать настолько негативный пост, который стали бы перепечатывать СМИ. Поэтому сложно говорить, как бы мы поступили в этой ситуации. Полагаю, попросили бы сотрудника удалить запись и, возможно, написали извинения от компании в социальных сетях.

А если бы поняли, что сотрудник – откровенный кретин, скорее всего, уволили его. Зачем с таким работать?

Не думаю, что в такой масштабной компании, как Juno, знают так же хорошо своих сотрудников, как мы – наших. Скорее всего, наборот там занимаются эйчары, которым прежде всего важны профессиональные качества кандидатов. Поэтому с ними эта ситуация и произошла – не думаю, что публичный топ-менеджер Juno позволил бы себе такое, а вот «какой-то из сотен» сотрудников – смог. С другой стороны, есть большие компании, в которых поведение в социальных сетях, видимо, оговаривается при найме и за проколы дело доходит до увольнения (речь про Wargaming, где уволили двух работников за фото с медийным персонажем – Прим. KYKY). Но это не про нас».

Константин Титов руководитель компании «Наша почта», экс-директор по развитию БСБ банка говорит, что плохой характер – не причина увольнения по закону

«Бизнес должен быть в стороне от политики, если это его не касается. Каждый имеет право на свои взгляды, но в цивилизованной форме. Тот же программист из Juno вправе считать нацистами кого угодно, но не взрывать людей. На моей нынешней работе SMMщик на 23 февраля разместил в Facebook компании георгиевскую ленточку – директор раньше меня попросил её убрать. Если бы сотрудник разместил что-то подобное в своих социальных сетях – я бы не стал его просить что-то удалять: в своей ленте он может делать все, что хочет. Я не сторонник русского мира, но есть люди с другим мировоззрением, и я могу с ними вежливо дискутировать на эту тему. Это к тому, что неважно, какую ты ленточку в соцсети повесишь: БЧБ или георгиевскую – твоего работодателя это касаться не должно. Грубо, но даже тот факт, что сотрудник, например, бьет жену и дочь, – не причина для расторжения контракта со стороны законодательства. С другой стороны, это маркер неадекватности человека, и ты как работодатель должен задуматься, стоит ли продолжать с ним трудовые отношения или нанимать на работу. Такое поведение говорит о двуличности человека и, как правило, проявляется и на работе. Вернемся к проблеме: я бы не стал увольнять своего сотрудника за пост типа того, который сейчас все обсуждают, так как в трудовом кодексе такой статьи нет. Но думаю, у нас с ним состоялся бы серьезный разговор».

Медиаконсультант Денис Блищ убежден, что правила игры нужно оговаривать сразу при приёме на работу

Я за личную свободу: человек волен писать, что угодно. Один нюанс: если «публикация» переходит грань, определенную законами страны, тогда она может стать причиной для самых жестких мер вплоть до увольнения. В любом случае, как мне кажется, сотрудник при найме должен быть предупрежден о том, чего не стоит писать в соцсетях и как в принципе на это смотрит работодатель. Вполне обычная практика и для беларуских компаний. Касаясь ситуации с Juno: упомянутый пост мне кажется чересчур агрессивным, за линией фола. Без сомнения, он бросает тень на компанию. Во многих западных странах этот пост послужил бы поводом для увольнения. А в Беларуси? У меня был в практике случай, когда пришлось увольнять человека за написанное в открытом доступе, но это был вынос корпоративной информации наружу. Я считаю, если есть угрозы (имиджевые в том числе) и вред для работодателя от написанного в соцсети его сотрудником, то увольнение возможно. В конце концов, сотрудники не могут не учитывать интересы тех, кто платит им деньги за работу. Но, подчеркну, подобные вещи должны быть оговорены при найме».

Директор компании Cleanny Елена Симончук объясняет, почему для маленькой компании скандал в СМИ – это хорошо

«Вопрос об увольнении сотрудника из-за публичного скандала – очень неоднозначный, и я бы не хотела его решать. Лично мне хочется забанить каждого второго из ленты, с бурным недержанием личного мнения по любому наболевшему вопросу (клип Ленинграда, жена Галыгина, сексизм, гендерное воспитание и так далее). Тема может быть любая, и на какой-то из них любой человек обязательно «посыплется» и вызовет недоумение своей позицией.

Вроде бы ходил себе, вы общались, а потом раз – и «Крым наш» оказывается. Увольнять всех, кто с тобой не совпадает по ценностям?

Или расставаться только в случае, если только это спровоцировало большой хайп? А если написал тихонько в своем блоге, и никто особо не заметил – так может, закрыть глаза, потому что увольнение обойдется дороже? Может ли скандал с сотрудником повлиять на репутацию компании? Этот эффект непонятен и мало изучен – к примеру, скандалы в отношении крупных корпораций вызывают снижение их стоимости (пример с Facebook, H&M). А маленькая компания на любом хайпе скорее выиграет – никто не знал про JUNO, а теперь благодаря разговорчивому программисту все знают. Так что с точки зрения бизнеса – это хорошо, логика увольнения теряется. Он же вроде как пользу принес. Поэтому такая ситуация – это что-то очень личное между двумя людьми, а не между компанией и сотрудником, ценности двух людей вошли в резонанс. Когда они так жестко срезонировали, перед руководителем тяжелый вопрос: не как уволить, а как принять для себя этот ценностный разрыв, чтобы не уволить напрасно? Наверное, если бы это были факты жестокости к людям и к животным – я бы не смогла преодолеть. К этому же относится систематические агрессивные высказывания и радикальные позиции – душить этих, раздавить тех, насильно причинять любое добро. Возможно, у человека высокая конфликтность и низкий уровень эмпатии, и он просто по философии компании к нам не проходит – проверила бы внимательнее. А все остальные расхождения не критичны, нужно развивать терпимость к чужому мнению».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме

Квантовый компьютер убьёт биткоин. Как я создаю безопасный блокчейн

Деньги • Алёна Шпак
Если вам кажется, что квантовая физика не сильно касается вашей жизни, вы очень-очень ошибаетесь. Как только мир пережует и проглотит понятие блокчейна, во всю силу развернется и его убийца – мощный квантовый компьютер. Соавтор разработки технологии квантового блокчейна, научный сотрудник РКЦ Алексей Федоров рассказал KYKY о своём «безопасном» детище, уязвимости нынешнего блокчейна, а также о том, что будущее – за квантовой физикой и биотехнологиями. И, кстати, оно уже наступает.
Популярное