«Полукровка с выдающимися способностями может стоить $50 тысяч». Как устроен конный бизнес в Беларуси

Деньги • Ирина Михно
В Беларуси есть много конных клубов, и часто обывателю кажется, что это просто дорогое хобби успешных людей, нежели бизнес. На деле, для владельцев конюшен это full-time job, которая окупается только спустя много лет работы. KYKY приехал в один из таких клубов – «Мустанг» – и выяснил у его хозяина Владимира, приносят ли на самом деле кони доход, как поступают с лошадьми, которые уже недееспособны и почему очень бодипозитивных людей на конные прогулки точно не пустят.

«Если вы думаете, что как только появляется лошадь, вы сразу начинаете зарабатывать с нее – это не так»

KYKY: У вас большой конный клуб около военного городка под Минском, как начинался бизнес?

15 лет назад я познакомился с будущей женой, и ее увлечение конным спортом переросло в совместное хобби. У нее уже до нашего знакомства был конь Цербер, он до сих пор с нами – ему 18 лет, а приобрела его жена, когда ему было пять месяцев. Потом появилась еще одна лошадь, и еще одна – так пошло, поехало. В какой-то момент встал выбор: продолжить сидеть в офисе (я занимался торговлей и строительством) или полностью переключиться на лошадей – они уже тогда занимали намного больше времени, чем основная работа. Выбрал второе. Начинали с проката лошадей в городе.

KYKY: Разве прокат в городе не вреден для лошадей?

Если подходить к делу с умом – нет. Можно лошадей в денник запереть и говорить, какой ты классный, как лошадей любишь, а вместе с этим кормить их не пойми чем, и не ухаживать. А можно работать с конем в городе и делать это правильно, не травмируя животное – не стоять «до победы», осознавать, что лошадь нуждается в частых приемах пищи и свободном доступе к питьевой воде; не катать в жару и так далее. Чтобы существовать, лошади, как и человеку, нужно выполнять какую-то функцию – она должна приносить пользу, иначе просто не выживет. А мало кому из коней повезло работать «газонокосилкой» в частных домах.

KYKY: Как вы из города перевели бизнес за МКАД?

До того, как арендовать помещение возле военного городка, мы снимали территории в частных секторах в Степянке. Когда обросли семью лошадьми, переехали под Минск, начали организовывать прогулки на конях по лесу. Это было лет 11 назад. Территория клуба на тот момент находилась в плачевном состоянии – крыша здания лежала на полу в конюшне, сам пол был земляной. Раньше здесь находилось подсобное хозяйство воинской части, этот отдел расформировали, и восемь лет земля пустовала – дачники растащили все, что можно, и устроили свалку. Мне понравилось расположение места – удобное транспортное сообщение, заповедный лес, бескрайние поля, поэтому и решились. Расчистили, отстроили заново всё, обустроили манеж, левады для выгула – денег потратили очень много, но работы по совершенствованию можно проводить бесконечно.

KYKY: Чтобы вы изменили в законе, чтобы упростить ведение бизнеса? Есть ли в принципе законодательная специфика в работе с животными, специальные проверки?

У меня  ЧУП, до этого было ИП – переоформился, чтобы иметь право нанимать персонал. Приходят пожарники, санстанция – все, как у всех. Ветеринары – за свой счет. Законодательство у нас неплохое – за последнее время появилось много новых положений и декретов, которые должны сильно способствовать развитию бизнеса в стране, но сложно привести все в исполнение.

Когда все получится, обязательно сделаю кафе, это позволит создать дополнительные рабочие места, расширит инфраструктуру не только самого клуба, но и военного городка.

KYKY: «Многие думают, если у меня свой конный клуб, то я миллионер. Но практически все деньги, которые зарабатывают лошади, уходят на их питание». Это слова коннозаводчика из Барановичей. У вас такая же ситуация? Или конный бизнес можно назвать прибыльным делом?

Да, у меня похожая ситуация. Скажу так, отдельно этот бизнес существовать не может – ему нужны либо спонсорские вложения, либо посторонние источники дохода. Взять хотя бы рекламу конного клуба и стоимость снаряжения для нескольких лошадей – это уже солидная сумма. Мы с женой живем не с коней: у нас есть личные проекты, позволяющие немного спонсировать дорогостоящее содержание лошадей. Времени на эту работу уходит гораздо меньше, чем на клуб, но доход больше. Конный бизнес выходит в ноль и даже приносит минимальную прибыль, но к этому уровню мы шли очень долго.

Если вы думаете, что у вас появляется лошадь, и вы сразу начинаете зарабатывать с нее – это не так. Сначала нужно снять розовые очки и понять, как функционирует лошадь, чем она руководствуется, когда принимает решения. Для этого надо прошерстить кучу литературы и Google, изучить анатомию и физиологию коня. Только после анализа можно понять, как должна проходить прогулка и тренировка на лошади, что можно с ней делать, а чего нельзя. Конный клуб –  работа не только с животным, но и с людьми, необходимо обеспечить безопасность всем.

Многие, например, в седле забывают, что лошадь – реально живое существо, которое дышит, имеет свое мнение, желания и потребности. Я уже давно не романтизирую лошадей – трезвый взгляд на их природу поведения пришел с опытом. Нужно вовремя давать себе по шапке, не мнить себя богом и не считать дурой лошадь, когда что-то идет не так, а изучать литературу и постоянно пробовать снова. Только так все получится.

«От двух до 16 долларов за килограмм живого веса»

KYKY: Сколько клиентов у клуба?

Довольно нескромный вопрос (улыбается). Всегда по-разному, очень от сезона зависит. Летом, когда погода хорошая, может быть и по 100-200 человек в неделю, зимой, в слякоть – 50. Это немного для бизнеса, рентабельно и для лошадей не сверхзатратно по силам – 50 человек в день.

У нас можно просто покататься на лошади по лесу с инструктором или получить базу, которая необходима для занятия конным спортом. Уже наработали постоянных клиентов – едут к нам вне зависимости от погоды. Ну а от дождя, снега и ветра спасаемся крытым манежем.

KYKY: Сколько стоит лошадь и от чего зависит ее цена? Я знаю, что в Беларуси есть жеребцы и по 50-60 тысяч долларов.

Однозначного ответа нет. Сейчас есть такое понятие, как «племенная цена». Это цена за килограмм лошади, но формируется она исходя из того, что конь не пойдет на мясо, а продолжить «работать» на человека. На любом конезаводе или в колхозе прописано количество поголовья. Когда там рождаются жеребята, они думают, куда девать старых лошадей: для спорта они уже непригодны, но на мясо сдавать их все еще не рентабельно – вероятно, этого коня еще кто-то захочет купить. Каждый продавец формирует племенную цену по-разному. Из последнего, что я помню, в каком-то колхозе продавали лошадей по варьирующимся ценам от двух до 16 долларов за килограмм живого веса.

Действительно, есть и дорогие лошади. Цена коня в редких случаях зависит от породы, дороговизна скорее определяется навыками и хорошим спортивным потенциалом. То есть даже беларуская полукровка с не самыми лучшими документами, но выдающимися способностями может стоить 50 тысяч долларов. А лошадь с замечательным происхождением, но посредственными возможностями – два доллара за килограмм.

Сейчас мое поголовье состоит из 37 лошадей. Среди них есть кони, которых я могу продать за 3-4 тысячи долларов.

Это лошади, которые спокойно ходят по лесу, без прецедентов катают новичков, так как уже научились флегматично реагировать даже на внезапный трактор на своем пути. И хоть такие кони по умолчанию считаются на рынке дешевыми, для меня они очень дороги. Есть и лошади, которых можно продать дороже, за 5-7 тысяч долларов, но для этого их необходимо тренировать, вывозить на соревнования. В таком случае я точно понесу колоссальные затраты по времени, но не обязательно найду хорошего покупателя. Я не часто продаю лошадей, но они имеют свойство накапливаться (улыбается). Сейчас у меня 37 голов, но оптимальное количество для клуба – 25.

Лошади с заболеваниями требуют специфического содержания. В заводских условиях просто не рентабельно столько сил тратить на одного старого коня, когда подрастают молодые. У меня же еще «бегает» тридцатилетний Каталог, я знаю, если «до травы» доживет, продержится еще год. В связи с возрастом состояние его зубов оставляет желать лучшего (четыре уже выпало, остальные нуждаются в подпилке каждые полгода, для чего мы вызываем конного дантиста из Франции) – и жевать даже дорогие немецкие мюсли для возрастных лошадей он уже не может. «Держит тело» Каталог исключительно на траве. Первые наши лошади уже все возрастные, но к ним особое отношение – мы ценим, что они для нас и для клуба сделали. Да и к тому же я уверен, что если попрошу их даже в трамвай зайти – они зайдут, ничего не испугаются. Они уже часть жизни, часть души – вы ведь не продадите собаку или кошку, с которыми жили много лет.

В содержание лошади входит цена аренды, коммунальных платежей, зарплат сотрудников клуба, инструктора, берейтора и, конечно, стоимость кормов: овес, сено, сенаж, травяная мука, морковь, витамины, прививки, осмотры ветеринара, дегельминтизационные средства, лекарства. Меньше ста долларов в месяц «голова» не обходится.

KYKY: Как беларуские мясники убивают лошадей? Что вы сами делаете с конем, которого нельзя вылечить?

Четкого регламента нет – методы у каждого конкретного мясника свои. Когда у наших лошадей «приходит пора», вызываем ветеринара и усыпляем – от этого никто не застрахован.

«Я не нашел разумных доводов, чтобы надевать лошадям подковы»

KYKY: Вы ели лошадиное мясо?

Целенаправленно – нет, но подозреваю, что в беларуской колбасе его ели все.

KYKY: Новорожденные жеребята, как дети, – их надо регистрировать?

Нет. Каждая лошадь получает ветеринарный паспорт, когда сдает кровь на инфекционные заболевания на первом году жизни. Сейчас ввели еще одно правило для новорожденных: у коней должен быть чип, который подтверждает их анализы. Это такая небольшая штуковина, которая вживляется лошадям под кожу в шею. Нет, ходить им с ней не больно. Взрослым коням раз в год делают прививки от гриппа, бешенства, ринопневмонии, трижды в год проводится дегельминтизация каждой лошади, раз в год – санитарные мероприятия для помещений. Обычно для этих процедур в клуб приезжает ветеринар.

У нас рождается один-два жеребенка в год. Это целенаправленно, а вот случайно лошади появляются только от недосмотра. Вообще, половой акт коней всегда проходит под контролем, чтобы конь не покалечил лошадь. Если жеребенок рождается статный – хорошо двигается и выглядит – мы его продаем, это одна из дополнительных возможностей дохода. Остальных готовим на смену старичкам. У нас жеребенок с самого рождения привыкает к тому, что его постоянно трогают люди: гости кормят, сотрудники – чистят. То есть он растет социализированным. В два-три года начинаем с ним работать, знакомим с кордой, кладем седло и так далее. Посадить чужого человека на коня можно, когда ему будет года четыре, но только в том случае, если лошадь спокойная по характеру изначально. С легковозбудимыми работать придется дольше.

KYKY: Судя по новостям, на конюшнях часто случаются пожары, у вас были?

Нет, у меня на территории было возгорание только в частном доме, не в деннике. Пожары на конюшнях случаются только из-за несоблюдения техники безопасности – это всегда человеческий фактор. А что еще? Лошадь не курит, окурки не разбрасывает в нетрезвом виде, не включает в худую розетку 33 обогревателя. Все это делает исключительно человек.

KYKY: Я знаю, что подковы лошадям поджимают и надевают кузнецы?

Я своих не кую. Существует много исследований, и лично я не нашел разумных доводов, чтобы надевать лошадям подковы, зато минусы от них могу перечислять бесконечно. Не зря говорят что «у лошади пять сердец» – основное и четыре копыта. Копыто – целый механизм, очень сложный и важный в организме лошади, эдакий амортизатор, грубо говоря. А подкова его отключает, не дает возможность прогнать кровь через конечности в полном объеме. В копыте есть так называемая «стрелка», которая выполняет функцию кровяного «насоса». При наличии подков стрелка работает ограниченно, таким образом, чувствительность копыта снижается.

Не вижу смыла вколачивать гвозди в коня, тем более, когда речь не идет про серьезные физические нагрузки. Большой спорт – это совсем другая сфера, там наличие подков обязано минимизировать чувствительность копыт.

Нашим лошадям мы просто чистим и корректируем, подравниваем копыта: они, как и ногти у человека, растут примерно на сантиметр в месяц. Мне часто задают вопросы про отсутствие подков, на что я сам спрашиваю у людей: а зачем они нужны? Слышал много разного, из последнего: «Ну, чтобы цокала».

KYKY: Чего нельзя делать в конном клубе по отношению к лошадям? Какие ошибки при общении с этим животным допускают люди?

Нельзя делать ничего, что причиняет неудобство и может травмировать лошадь. Часто люди калечат и себя, и коней по незнанию: три раза в деревне во время посевной проехались на лошади, и считают себя крутыми наездниками, но это не так. Всегда нужно слушаться инструктора – хотя бы для того, чтобы вас не выкинули из седла – лошадь может встать дыбы, уходя от сильного болевого воздействия. Например, человек слишком сильно потянул за повод, он в свою очередь спровоцировал железо надавить на десну, рядом с которой нерв. Кто-то из лошадей терпит, другие – нет.

KYKY: Сколько должен весить человек, чтобы вы не пустили его на лошадь?

На самого крупного коня я могут посадить человека с весом до 110 килограмм, но только для прогулки. Если речь про тренировку, на того же коня при мне не сядет человек с весом больше 90-95 килограмм. Все зависит не только от габаритов лошади, но и ее физических возможностей. Так что даже крупным лошадям со слабой, не прокаченной спиной будет сложно при весе больше 80 килограмм. Помню, был случай, ко мне на прогулку приехал полный парень. Я спросил у него про вес, услышал в ответ цифру 120, извинился и сказал, что у меня нет подходящей для него лошади. Он вызвал милицию, и мне пришлось обосновывать органам, почему я не пустил его на лошадь.

Конечно, мы всегда смотрим, какие люди к нам приезжают, подбираем лошадь, исходя из их комплекции и поведения. Тех, кто сильно боится, сажаем на спокойных коней, других, более инициативных и смелых – на товарищей, которые во время прогулки могут предложить более активные аллюры. Лошадь – существо разумное, когда она понимает, что человек с ней не справляется и можно не работать – не будет работать (улыбается). Но мы боремся с плохими привычками: периодически в клуб приезжает берейтор, который корректирует поведенческие особенности лошадей.

«Если увижу, что посетитель травмирует мою лошадь, прогулка будет закончена»

KYKY: При многих конных клубах в Беларуси есть контактные зоопарки, как вы к ним относитесь? А циркам и дельфинариям?

У меня контактный зоопарк бесплатный. По территории сами по себе гуляют козел, кот и собака – гладить всех можно, если не страшно (улыбается). Насчет цирков и дельфинариев – я понимаю, что это бизнес. Ни там, ни там животные экстаза не испытывают, но также многие могут посмотреть на прокат в городе, когда девочка разрешает всем подряд скакать на лошади за 10-20 рублей, и сказать, что такие прогулки гробят лошадей. И я с ними соглашусь. Но у меня бизнес, которые позволяет многим лошадям-«пенсионерам» жить.

Я не имею отношения к циркам и дельфинариям, но знаю, что лошадь должна двигаться и работать, чтобы существовать. Работа всего ее организма основана именно на движении, ограничение которого приводит к болезням, поведенческим проблемам, низкому качеству жизни и преждевременному старению.

Любовь – очень субъективное понятие, что значит выражение «я люблю лошадей»? Я их понимаю и ценю, мне самому больно, когда больно им. Но это не значит, что нужно положить себя на алтарь (хотя первые десять лет работы клуба именно так и было – столько и так я не работал никогда и нигде), скорее, ты должен создавать все условия для животных и не калечить их – это зависит только от человека. Если я увижу, что посетитель травмирует мою лошадь вопреки инструкциям, которые были даны, прогулка или тренировка будет закончена.

KYKY: Территорию клуба выкупить не получается, а конный бизнес – не самый прибыльный. Так почему просто не продадите его?

Потому что это дело всей моей жизни. Посвятить себя работе, много лет идти к цели, дать шанс большому количеству лошадей достойно прожить жизнь, да просто любить свою работу – и продать? Дело не только в продаже, общение с лошадьми – ответственность для человека. Это как с ребенком, ты же не можешь ему по попе надавать и сказать: «Ой, что-то я устал, давай дальше как-нибудь сам». Так и с лошадьми, взяв на себя ответственность единожды, обязан сделать все возможное, и точка. Кто-то скажет «это всего лишь животное и мясо», но для меня это целая жизнь – тяжелая, трудная, с нескончаемым потоком вопросов и проблем, но любимая.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Почему у нас так дорого и страшно? Пять причин отсутствия красивой застройки в Минске

Деньги • Настя Рогатко
В уплотняющихся минских спальниках уже почти не осталось кислорода, а новые жилые комплексы на тысячи человек напоминают локальный ад жителя мегаполиса. При этом красивого жилья и имиджевых построек в духе Захи Хадид в Минске нет, или они просто тонут в проценте «народной» застройки. Мы встретились с экс-владельцем инвестиционной компании и узнали, как Минск выглядит в глазах инвестора и застройщика. И почему строить «красиво» им пока совершенно невыгодно.
Популярное