«Отойдите и прикройтесь». Мужчины и женщины – о публичном вскармливании детей и «груди на столе кафе»

Деньги • Ольга Родионова
Страницы социальных сетей пылают на тему грудного вскармливания в общественных местах. Толчком к дискуссии стала ситуация, когда из кафе выгнали маму, попытавшуюся покормить своего малыша. KYKY спросил женщин, как они сами относятся к публичному кормлению и какие проблемы, кроме этого, замечают. Но мы не могли выпустить этот материал и без мнений мужчин на этот счёт.

Слово мужчинам

Вытянуть из мужчин их отношение к грудному вскармливанию в общественных местах оказалось сложно. В основном они отшучиваются: «Позвать официантку и заказать то же самое, что и тому юному джентльмену». Или констатируют факт, что на минуту заинтересуются, а после отвернутся, чтобы не смущать маму. Потому что нашли рациональное объяснение происходящему — всё, дальше мужскому мозгу неинтересно.

Валерий Пястун, семейный психотерапевт: «Когда был моложе, и у себя, и у других встречал акцент при кормлении на грудь – налитая, такая красивая и эротичная. Больше потребительский интерес. Когда стал постарше, процесс начал воспринимать умиротворенно, стала интересна гармония ребенка и мамы. Это умиляет – хочется окружить заботой. Кстати, многие мужчины очень неравнодушны к женской груди именно из-за своей незрелости, «недокормленности» с детства.
Мужчина проходит возрастные кризисы: ребенок – подросток – мужчина. Зачастую мужчины застревают в них. Маленький ребенок – чистый потребитель, во всем нуждается и не может позаботиться о себе сам. Подросток бунтует, старается делать все наоборот, протестует, что-то добывает сам, может помогать, делиться. Мужчина спокоен, может обеспечить себя и своих близких, отдает, не требуя взамен, заботится. Вот и мужчины-дети так и продолжают потреблять, кормление грудью для них выглядит раздражающе. Неосознанно конкурируют с малышом. «Моя грудь, чего он ест? Я сам хочу… И зачем его долго кормить? На смесях вырастет». Мужчина-подросток по любому поводу бурчит и возмущается. «Не так кормишь, не вовремя, не слушай своих родителей, я лучше знаю…» Мужчина зрелый заботится и создает безопасное пространство для жены и детей. Если ему не нравится, где она решила кормить, он предложит свой вариант. Или просто постарается сделать кормление комфортным. И заботиться будет в первую очередь о жене, ведь залог здорового ребенка – спокойная и счастливая мама».

Андрей Гусаров, учредитель рекламного агентства: «У меня нет никаких претензий по поводу кормления в общественных местах. Думаю, что молодые мамы сами понимают, что стоит частично прикрывать свое тело. Если подобное произойдет в офисе? Кормите везде, это же дети, и они хотят есть. Было у нас и такое, ничего страшного. Ребенок закричал, потребовал еду. Все нормально, мы прервались – и только. Если кого-то сексуально возбуждает грудное вскармливание в публичных местах, я не знаю как это прокомментировать – я не такой».

Андрей Завалей, координатор кампании «Дело Пи»: «Вообще не должно стоять вопроса, умиляет ли меня это, раздражает или возбуждает. Не может быть никакого мнения по поводу того где, как и когда женщина распоряжается собственным телом. Женщина никому ничего не должна: ни обществу, ни государству, ни тебе лично, негодующему отсиживателю зада в разделе комментариев. Это нормально, если женщина кормит младенца там, где ей и только ей это удобно, – она не должна ни у кого спрашивать разрешения. Если кого-то это задевает, можно покинуть помещение, избавить себя от такого «стресса». Система, которая стремится контролировать женщину при помощи мизогинии и патриархальных догматов, таким же образом сует свой нос и в жизни ЛГБТ-людей, заставляя нас ненавидеть себя и чувствовать вину за то, что мы не вписываемся в их систему. Это наши тела, это наши жизни, и нет такой силы, которая бы остановила прогресс, который строится на принципах справедливости, равенства и банальной логики. Контролируйте свои жизни, разберитесь в своих проблемах, вместо того, чтобы совать свой нос не в свои дела».

Макс Югов, учредитель агентства спортивного маркетинга К16, шоумен, телеведущий, экс-ресторатор: «Начну сразу от противного: мне не нравится, когда прямо передо мной дама, с которой мы непринужденно болтали, или, что еще хуже, вели деловой разговор, достает грудь и начинает кормить ребенка. Да, мне, как и многим мужчинам, нравится женская грудь в любом виде, я абсолютно спокойно отношусь к грудному вскармливанию, у меня не выступают слезы умиления перед картиной кормления, но и не подступает ни тошнота, ни голод при этой процедуре. Но мне просто не нравится! Я поддерживаю идею кормить ребенка, когда ему захочется, но обращаюсь с просьбой к таким мамам, которые считают вполне естественным делать прилюдно: отойдите на несколько метров, пересядьте за свободный столик, накройтесь пеленкой или платком, если нет возможности отойти в отдельное помещение. С другой стороны, я вижу в этом эстетику и естественность, когда это происходит с твоими близкими и в интимной, домашней обстановке. Вот тогда и появляется умиление и чувство близости. Но зачем делать это публично? Да, и скажите, девочки, куда мужчинам девать глаза, когда вы это делаете с невинным взглядом: «А что такого? Да, я кормлю ребенка, у меня есть молоко, но это ведь нормально и естественно». В нашем кафе, к слову, специального места для кормления не было, это только в аэропортах доступна такая опция. Но я же говорю, девочки, всегда можно найти удаленное место, чтобы покормить – не надо делать это прямо передо мной!»

Евгений Шатохин: «Вскармливание младенца – это естественный процесс. Поэтому к вскармливанию в общественных местах отношусь нормально. Если это будет на улице, в парке, на скамейке торгового центра, думаю, это не проблема. А рядом в кафе, за соседним столиком – не знаю, возможно, многовато обнаженки. Хотя всегда есть платки. Кормление скорее вызывает чувство стеснения у матери, а не у окружающих.

А вообще в Швеции в декрет идут и мужчины, поэтому в Стокгольме куча мужчин с колясками, если у жены заработок более высокий. Они гуляют по городу, кормят ребенка в кафе, для нас очень удивительно. Ну почему нет?»

Руслан Мелешко, руководитель проекта BeerCap: «Я не припомню, чтобы к нам кто-то приходил с грудничком, но если бы такое произошло — не вижу ничего страшного. Я отношусь к этому спокойно и не вижу никакой проблемы, грудное вскармливание – это естественный процесс. Все женщины, и это прекрасно, разные. Одна, когда идет гулять с ребенком, предварительно сцедится и покормит малыша из бутылочки, но всякое бывает в этой жизни, и если возникла экстренная необходимость покормить — пусть кормит. Возможно, в этом даже возникнет момент умиления. Опять же, кто-то будет стесняться и отойдет в сторону, кто-то более раскованный – смело достанет грудь и будет кормить. По мне, в этом есть доля таинственности, но в целом это нормальный процесс, которого не стоит пугаться. Неадекватная реакция рождает неадекватное поведение у изначально неадекватных людей. К примеру, я во дворе своего дома зимой в сильный мороз как-то припарковался на микроавтобусе в положенном месте — и намертво заглох, не смог выехать. Соседка, не разбираясь, тут же вызвала ГАИ и меня оштрафовали, потому что парковка для легковушек жильцов. Я-то был жильцом этого дома и никому не мешал выезжать, я бы и рад уехать, когда станет чуть теплее – но соседку это раздражало. Думаю, что кормящая мама у этой категории бдительных граждан совершенно также могла бы вызвать «праведный» гнев».

Павел Аракелян, саксофонист: «Не вижу ничего страшного как в самом вскармливании, так и в обнаженном теле. Вполне себе естественный процесс, не связанный с неприятными запахами или видом отходов жизнедеятельности – так пусть кормят на здоровье. Равно как ничего сексуального я не вижу и в процессах, связанных с поглощением пищи. Если вдруг на концерт «Крамбамбули» придут кормящие мамочки – что ж, это рок-концерт и орущих младенцев мы все равно перекричим. Тут уже вопрос адекватности родителей: тягать ли детей на рок-концерты? Хотя, если мелкие не прочь послэмиться – тогда на здоровье. Думаю, наша публика тоже с пониманием отнесется. Я даже смогу на саксе сыграть детскую колыбельную, например, или некую импровизацию из детских песен».

Стась Карпаў, дызайнер: «Я не ведаю, можна ці не можна карміць груддзю. Ёсць мадэлькі пераносак дзяцей, якія хаваюць працэс кармлення ад чужых вачэй. Па мне праблема публічнага кармлення – гэта не праблема наогул. Праблемай, як часта здараецца з феміністкамі, усё становіцца падчас прэзентацыі любога дзеяння як змагання. Ніхто ж не перашкаджае жанчынам пісяць стоячы у сваіх прыбіральнях. У прынцыпе можна заявіць, што сядзенне прыніжае і змагацца за нягнуткасць ножак і ўсё такое. Таму гэтыя хвалі «дэманстратыўнага кармлення» ці хвалі «прыняцця сябе пасля родаў», зноў жа дэманстратыўныя, мне падаюцца спосабам перакласці сваю незадаволнасць сабой на мяне. То бок на назіральніка. Мне як бы нешта дэманструюць са словамі: я ведаю, што табе гэта не падабаецца, таму на, глядзі, казліна ты кончаная. І я, адпаведна, не разумею, чаму да мяне трэба дакалёбвацца, калі у кагосці пасля родаў пагаршаецца фігура ці дзіця галадае на вуліцы. Чаму трэба араць у вуха, каб такая паскуда, як я, нешта зразумела? Для мяне проста гэта не пытанне неабходнасці, а пытанне жадання нешта там дэманстраваць. Калі сапраўды трэба карміць – трэба карміць і не ныць. І пры гэтым вельмі проста на ўсялякі выпадак прыкрыць грудзі».

Что думают мамы

Проблема с кормлением младенцев гораздо глубже, чем может показаться на первый взгляд. При всей нашей прогрессивности и толерантности мы забываем о том, что женщина в декрете сталкивается не только с проблемой кормления младенца на улице или в кафе, но и с тем, что город не оборудован пандусами для колясок даже в детских парках, а уж про пеленальные столики в туалетах не всегда стоит мечтать не только в кафе, но и в медучреждениях. Но об этом лучше расскажут опытные мамы.

Ольга Аверкова-Литвинова, телеведущая: «Я не против грудного кормления в общественных местах. Если не ошибаюсь, ВОЗ рекомендует продолжать давать грудь младенцу до двух лет. Правда, рекомендации учитывают африканские страны, где существует острая проблема с чистой водой. Врачи, консультанты по грудному вскармливанию (ГВ), мамские сообщества активно поддерживают и продвигают естественное вскармливание, но специальных комнат и пеленальных столиков от этого в общественных местах больше не становится. Даже в педиатрическом отделении клиники удобств в виде комнаты для кормления не предусмотрено. Получается, мама должна провести два года взаперти дома? Конечно, нет. В наше время все живут активной жизнью, ходят в кафе, работают, не отрываясь от маленького человека. При этом я против нарочито подчеркнутого кормления в стиле «посмотрите, какая я молодая и прогрессивная мать» и «что естественно, то не безобразно». Мы все же представляем собой не африканское племя женщин с оголенным торсом. Видимо, «безобразно», если нарушает и переходит чьи-то границы личного пространства. Постоянные споры вокруг темы кормления это явно подтверждают. Зачем что-то друг другу доказывать с пеной у рта? Лучше искать конструктивные решения. Например, как это делает дизайнер одежды Катя Тикота. Недавно на беларуской неделе моды она представила интересную коллекцию одежды для беременных и кормящих мам. Женщина в красивом платье со специальным кармашком для кормления, плюс шарф под цвет глаз – и вуаля! Вряд ли у кого-то такая картинка вызовет тошнотворный рефлекс. Мой ребенок всегда будет сыт, но этот интимный процесс я всегда постараюсь сделать максимально скрытым. Отвернусь от всех спиной, в конце концов. Плюс, адекватно оценю место, в которое мы вместе отправляемся. В Вильнюсе, например, есть отличный рыбный ресторан, куда не пускают с детьми до 13 лет. Меня это устраивает. Потому что и маме иногда надо отдохнуть от детского голоса».

 

Катя Тикота, дизайнер: «Для меня никогда не было проблемой куда-то сходить с маленьким ребёнком, более того, мы уже были на нескольких концертах, и на мероприятия ходим с двухнедельного возраста. Что касается грудного вскармливания в общественном месте – я ни разу не столкнулась с проблемами. Возможно, отчасти это связано и с одеждой. Она выглядит как обычная, но при этом не все сразу понимают, что ребёнок не просто «прилёг» на грудь, а спокойно ест, не привлекая особого внимания. Когда я хожу на мероприятия, сталкиваюсь с улыбками – пока не видела, чтобы кто-то был недоволен. Скажу честно, я тоже не люблю позицию «яжемать», и «все всё должны». Мне никто ничего не должен, и я никому тоже, поэтому мой ребёнок и я решаю, как ему расти и куда ходить, пока он в таком маленьком возрасте».

Янина Мельникова, главный редактор GreenBelarus: «Люди, как всякие млекопитающие, именно так устроены, что самка-женщина кормит своих детенышей после рождения. В отличие от других видов млекопитающих нам, женщинам, повезло. Мы все-таки имеем право выбора: кормить или нет, и если да, то до какого возраста. Я вижу, сейчас движение за грудное вскармливание (ГВ) довольно мощное – порой даже чересчур. Женщине порой буквально транслируют посыл: «Ляг костьми, пожертвуй собой, но вскорми детеныша». Что касается кормления в общественных местах, то, по правде сказать, мне не встречались женщины, которые бы демонстративно выбирали центральное место в кафе, вываливали на стол свою грудь и с вызовом кормили младенцев, а то и «великовозрастных», по мнению общества, детей. Обычно это происходит не потому, что женщина испытывает потребность в «самовыражении», а потому что ее ребенок здесь и сейчас захотел есть (или его нужно срочно успокоить, а это единственный работающий способ).

Конечно, в идеале в общественных местах могли бы быть места для кормления. Но у нас далеко не во всех туалетах есть пеленальные столики (про наличие там одноразовых подгузников и влажных салфеток, как в Израиле, скромно умолчим), так что места для кормления – несбыточная мечта. Осудить кормящую в общественном месте женщину несложно – поверьте, ее и так бесконечно осуждают. При чем еще до того момента, как родит. Осуждают за внешний вид (чего это джинсы напялила, обтягивающую кофту нацепила), за поведение (как это она осмелилась вечером в кафе пойти, да еще и кофе пьет) и прочее, прочее. Но если тебе мешает женщина с младенцем – подумай, может быть, кому-то за соседним столиком ровно так же мешаешь ты сам?»

Мария Вашкевич, телеведущая, инструктор Центра контраварийной подготовки, мама трёх детей (младшему – 9 месяцев): «Если владелец бизнеса выбирает не поддерживать материнство, это его право. Если кормящая мать смущает его клиентов, он имеет право просить ее прикрыться. Если малыш носится и топчет всем ноги, администрация имеет право требовать покинуть заведение нарушителей порядка. Мамы хотят в мир, но культуры хождения по этому миру, соображений уместности младенца на мероприятии зачастую просто нет, вот бизнесмены и отгораживаются, на всякий случай: денег все равно особо с них нет, а проблемы весьма вероятны. Имеет ли право женщина находиться топлес в общественном месте? Нет, это нарушение общественного порядка. Значит, если женщина кормит так, что ее грудь не видна, то имеет. Я сама кормила до шести месяцев, и на съемках, и в кафе. Но потом дети начинают есть взрослую еду – проблемы можно избежать, планируя свое время так, чтоб время кормления грудью не попадало на выход в мир. Мне кажется странным такой «отдых», когда люди противостоят другим. Впрочем, есть люди-революционеры, которые ставят свой комфорт под удар ради сдвига общественной парадигмы, и в итоге мир благодаря ним зачастую становится лучше. Иногда хуже. Я не понимаю, в чем смысл права в открытую прилюдно кормить ребенка. Голой грудью меня не испугать. А вот дома у себя я и при гостях кормила в открытую: мой дом, мои правила».

Анна Анисимова-Сармонт, исполнительный продюсер, администратор телепроектов, мама четырех детей (младшей дочери – шесть месяцев): Не все естественные процессы одинаково прекрасны. Я сама четырежды кормящая мать, и всеми руками и ногами за ГВ. Нет ничего важнее, чем накормить голодного ребёнка. Но нужно отдать должное, далеко не все разделяют наш восторг. И если один промолчит, отвернётся, чтобы не смущать, сделает вид, что не замечает, то другой вздрогнет, ошалеет или даже возмутится. И будет иметь на это полное право. Я думаю, ни от кого не отвалится, если мама прикроется или отвернётся. Тем более уже придуманы великолепные накидки для кормления грудью с плотным верхним ободком, дабы и мама могла видеть малыша, и малыш маму, и окружающие не теряли сознание и рассудок от выдающихся налитых форм мамы. Мне кажется, это устроило бы всех.

Нельзя просто положить болт на «недоразвитых» соотечественников, которые «просто не доросли до нашего уровня». Мы живём в довольно консервативном обществе. А хотим «как в Европе». Но для того, чтобы было «как в Европе», оголить груди не достаточно. Необходимо пройти эволюцию развития нации. Мы стремимся, это хорошо. Однако посмотрите, какое агрессивное расслоение неуравновешенных правдорубов повсюду? Все требуют прав: мамы, велосипедисты, геи, вегетарианцы. У всех своя правда, но все друг друга поливают грязью.

Мам не любят. Не любят детей. Мы всем мешаем. Мы выходим на велосипедные дорожки (велосипедисты не всегда ездят по своей стороне и не спешиваются на переходах), приходим с детьми в кафе («Ты что, дома не могла поесть?), летаем на самолётах и ездим в общественном транспорте. Кормим грудью. Не кормим грудью («плохая мать!»), привозим детей в музеи и на спектакли, в санатории и отели. Когда молчат – тоже бесит. Многодетные вообще подпадают под ранг нелюдей. Это я к чему: надо бы, наверное, начинать с любви к детям. Научиться любить их на общенациональном уровне. Чтобы они перестали быть помехой и раздражающим фактором. Ведь это не дети плохие, это взрослые злые. Неудовлетворённые, раздражительные. Любить детей надо – такими, какие есть. Любить. Как в Европе».

Екатерина Забелло, партнер юридической фирмы «Власова, Микель и партнеры»: «Так получилось, что будучи мамой двух юношей – двенадцатилетнего и четырёхмесячного – я тем не менее очень мало общаюсь с мамами других младенцев, поэтому говорить буду только о своих соображениях, без ссылки на чужой опыт. Для меня главная проблема – отсутствие широкого выбора (точнее, хоть какого-нибудь выбора) качественных яслей или их аналога для малышей до трёх лет. И дело не в том, что нельзя привлечь няню – конечно, можно, и мы это делаем. Но хотелось бы, чтобы речь шла именно про группы малышей, где бы они могли вместе играть, заниматься, учиться друг и друга и тому подобное, давая в это время свободу маме: работать, учиться или просто отдыхать и баловать себя. Да, я не разделяю популярную концепцию о том, что «детям до трёх лет никто, кроме мамы, не нужен». По-моему, им нужны все и всё, и побольше.

Грудное вскармливание? Не сталкивалась с проблемами: я не сторонник публичного грудного кормления, но есть же миллион способов сделать это непублично: от специальной одежды или накидки до приватных уголков в кафе/торговых центрах/поликлинике. Эта проблема кажется мне надуманной; я хожу с младшим сыном в рестораны, кафе, на спортивные тренировки, несколько раз нужно было заехать с ним в свой офис и на работу к знакомым, и до сих пор как-то не приходилось публично раздеваться. Но если кто-то считает это уместным – дело личного выбора. Вообще, на мой взгляд, основной прессинг, которому подвергается мама маленького человека – это прессинг огромного объема ненужной информации и ожиданий. Все эти таблицы роста, веса, развития ребенка, методики Монтессори, Домана, консультанты по кормлению, купанию, ношению, закаливанию, укладыванию спать, прививкам и пустышкам – всё это вполне может свести маму с ума на фоне бушующих внутри её гормональных бурь и бесконечного дня сурка. Двенадцать лет назад я старательно читала всё, сегодня я предпочитаю не читать ничего, руководствуясь только одним: как проще – так и хорошо, младенцы ведь рождались во все времена, без японских подгузников, дистиллированной воды для купания, кубиков Зайцева и овощных пюре, выращенных из дикой моркови с альпийских лугов. И стараюсь смещать фокус с младенца на себя, то есть не свою жизнь переписывать под ребенка, а ребенка вписывать в свою жизнь».

Оксана Колтович (маникюрня «Сороки»), мама трех детей: «К нам приходят мамы даже с грудничками. Администраторы при наличии свободной минуты могут даже потетешкаться с ними. Я ни разу не наблюдала, чтобы кто-то кормил грудью при проведении процедур. Но, если бы и стали – не вижу в этом ничего страшного. Это личное дело каждой мамы где, как и чем кормить ребёнка. Лично я использовала для этих целей лёгкое одеяльце, хотя знаю, что есть и специальные фартуки для кормления. В любом случае, мы можем предложить «укромное» место, если мама стесняется. Ну и во-вторых, ей могут продолжать делать педикюр, например, не отрываясь от производства или заказать хоть суши, хоть кебаб. Частая картинка у нас: кто-то спит, кто-то смотрит мультики, а кто-то, наконец-то, ест – возможно, первый раз за день».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Если диспетчер отказывается сливать контакты смертельных вызовов, это делает участковый». Как процветает похоронный бизнес в Беларуси

Деньги • Евгения Долгая
После смерти кого-то из близких родственники сразу же звонят в скорую или милицию, чтобы зарегистрировать смерть. Многие из медиков или участковых после осмотра тела вручают родственникам умершего визитки «своих» ритуальных услуг. Официально это запрещено, но на практике такие приработки – не редкость. Сами работники этой сферы не считают циничным заработок на смерти других – ведь «каждый просто делает своё дело».
Популярное