«Минск не станет полностью европейским – он очень связан с Россией». Руководитель казино «Шангри Ла» о Беларуси, деньгах и бандитах

Деньги • Мария Русинович
После запрета казино в России, игорный Минск расцвел, а бюджет Беларуси стал радоваться деньгам богатых россиян. KYKY поговорил с CEO Storm International Дарреном Кином, который управляет самым крупным казино «Шангри Ла» чтобы понять, почему зарубежные инвесторы могут быть в восторге от Беларуси и почему в беларуских казино не удастся выиграть два миллиона долларов.

Только иностранному инвестору заметно, что в Минске отсутствуют прямые авиарейсы в Дубай. Азартные игры – сегмент, который в Беларуси не подвержен локальным кризисам в экономике, ведь игроки постоянно приезжают из «нефтяных» регионов – Азербайджана и России. После фактического запрета казино в России самое крупное из них – «Шангри Ла» – переехало в Минск. Его владелец – международная компания Storm International приняла решение не сворачивать бизнес, а наоборот развиваться дальше, открывая казино в Минске, Ереване, Тбилиси, Риге и других городах. Оборот России, конечно, восстановить фактически невозможно, но судя по амбициям Даррена, игорный бизнес переживет еще всех нас.

Бизнес, которому в Беларуси рады

KYKY: C 2009 года в России все казино были «выселены» в так называемые игровые зоны – это решение поставило под угрозу ваш бизнес?

Даррен Кин: По за закону об игорном бизнесе нам необходимо было уехать. Конечно, после того, как мы покинули Россию, прибыль нашей компании значительно упала: мы потеряли до 75%. Но это нормальный показатель, поскольку экономика России громадная, особенно в Москве, где живёт 15 миллионов человек. Такое падение было абсолютно нормальным, и мы как компания были готовы к этому. Именно поэтому мы потратили пару лет, чтобы осуществить инвестиции где-то ещё. Одно из вложений было в Беларусь. Причина, по которой мы стали инвесторами именно в Беларуси, – близость к Москве: один час полёта на самолёте, один и тот же язык общения, не одинаковый, но похожий менталитет – вот то, что позволило нам сохранить наш VIP-сегмент из Москвы. Тем, кто всё ещё хотел играть в казино нашей компании, мы предоставили наиболее близкий возможной вариант.

KYKY: После переезда в Минск доход компании рос медленно?

Даррен Кин: Нет, бизнес в Минске быстро набрал обороты, потому что у нас уже были игроки из Москвы, которые последовали за нами. Но мы открылись и в других странах приблизительно в то же время, что и в Минске: в Таджикистане, Кыргызстане, Армении. Так что мы не потеряли тогда свои доходы полностью, подготовились к закрытию в Москве. Мы открылись в Грузии в 2012-м, и в Риге – правда, только в Ноябре 2017-го года.

KYKY: В минском аэропорту появился пятидневный безвизовый режим для граждан 80 стран. Это как-то повлияло на ваш бизнес?

Даррен Кин: Не совсем изменилось, и я скажу вам почему. Пятидневный безвиз был очень хорошим шагом беларуского правительства, однако из некоторых стран, которые есть в списке, люди вообще никогда не выберутся к нам в Минск, просто потому что это слишком далеко. Аналогично и из европейских стран, которые не славятся азартными игроками. Большинство крупных игроков приезжают из стран бывшего Советского Союза: России, Азербайджана, Армении, Грузии и из стран Ближнего Востока. К сожалению, некоторые из этих стран не получили такой визовый режим. И это очень жаль: будь у них пятидневный безвиз, а также прямые авиарейсы, они могли бы приносить большие деньги в экономику Беларуси.

KYKY: Почему прибыли ваших казино так разнятся в разных странах: вот в 2014-м рост дохода в Грузии составил +166%, а в Армении всего +34,6%?

Даррен Кин: Причин, по котором Грузия имела такой большой рост, две. Во-первых, именно то, что я только что упоминал в связи с Беларусью: прежде всего, грузинское правительство открыло безвизовый режим для большого количества стран и в особенности для стран Ближнего Востока: ОАЭ, Ирана, Ливана и других. Во-вторых, вместе с этим режимом они прибавили прямые авиарейсы – в особенности, из упомянутых стран.

KYKY: Многие иностранные инвесторы боятся имиджа «последней диктатуры Европы», риска отсутствия гарантий капитала. У вас были какие-то страхи?

Даррен Кин: Нет, мы рады, что пришли в Беларусь. С того момента, как мы сюда переехали, у нас не было проблем. Со стороны правительства было очень уважительное отношение: они сразу приветствовали нас как инвесторов. И я не знаю, почему другие инвесторы так волнуются: только потому, что это часть бывшего Советского Союза? Но это не означает, что здесь что-то неправильно или незаконно. Я бы рекомендовал инвестировать в Беларусь: это замечательная страна, замечательные люди и простота ведения бизнеса.

Казино плевать на кризисы

KYKY: Валютный кризис конца 2014-го года в Беларуси затрагивал ваш бизнес?

Даррен Кин: Кризис не оказал сильного влияния на наш бизнес, потому что большинство игроков в казино не граждане Беларуси. Наши главные клиенты – люди из России, Турции или Азербайджана. Это те, кого привлекает Минск. Наша бизнес-модель базируется на привозе игроков из зарубежных стран, где нет казино, в Беларусь. Так что, если и будет в будущем кризис в Беларуси, я не думаю, что он как-то существенно нас затронет.

KYKY: Сервис в вашем казино билингвистический? По-русски и по-английски?

Даррен Кин: На самом деле, наш персонал говорит на трех языках: русском, английском и турецком.

Фото: Greta Pratt

KYKY: В вашей компании стремительно развивается финтех? Есть ли тенденция, что казино уходит в интернет?

Даррен Кин: У нашей компании уже есть собственное интернет-казино, но оно не работает в Беларуси, поскольку здесь нет соответствующего закона.

Зато такой закон есть в Латвии, где мы скорее всего начнем развитие онлайн-казино. Мы верим, что в будущем закон об интернет-казино появится и тут, и надеемся получить лицензию на такой вид деятельности. Мы не продвигаем и не лоббируем законы – мы просто ждём. Подобное законодательство существует во многих странах, включая те, где мы развиваем свой бизнес - Латвии и Грузии, но пока его нет в Беларуси и России.

KYKY: В России интернет-казино запрещено?

Даррен Кин: Совершенно верно.

KYKY: Вы замечаете, что Минск меняется? За последние годы он сильно изменился?

Даррен Кин: Да, замечаю: вижу больше развития, строительства, и город невероятно чист. Люди стали более приветливы и более открыты к иностранцам, чем лет восемь назад. Думаю, что Беларусь хорошо эволюционирует. Минск становится немного более европейским. Но я не считаю, что Минск сможет стать полностью европейским городом, поскольку из-за географического расположения и языка он исторически очень тесно связан с Россией. Думаю, что так будет всегда.

KYKY: В киноиндустрии есть распространённый стереотип, что после выигрыша игрока могут избить и украсть у него выигранные деньги. Какие меры безопасности в Минске?

Даррен Кин: «Шангри Ла» уже девять лет работает в Минске, и у нас никогда не было ни одного инцидента, связанного с игроками, которые выиграли деньги. Мы счастливы заплатить им выигрыш – это хорошая реклама для казино. То, что вы видите в кино, и реальная жизнь – абсолютно разные вещи.

KYKY: Ещё есть стереотип, что в казино приезжают играть бандиты.

Даррен Кин: Нет (смеётся). Думаю, те дни давно прошли. Может быть, в начале 90-х в России это и было. Но точно до того, как я стал работать в этой компании: никогда не видел и не слышал ничего такого последние лет 10-15.

KYKY: Какова рекордная сумма, которую выигрывали в вашем казино, и в какой стране это было?

Даррен Кин: У нас были клиенты, которые выиграли в России около двух миллионов долларов.

Фото: Géraldine Lay

KYKY: А в других странах рекордов не было?

Даррен Кин: Максимальные ставки в других странах, как ни странно, гораздо меньше, чем они были в России. Там и максимальные выплаты всегда были крупными.

KYKY: Другие страны беднее?

Даррен: Дело не в стране – дело в конкуренции. Если какое-то казино предлагало более высокие максимальные ставки в Москве, то приходилось соответствовать для сохранения крупных игроков. В Беларуси, Грузии, Латвии максимальные ставки меньше, чем были в России, потому что нет такого большого рынка и конкуренции. Разбираться надо не в стране, а в масштабе конкуренции. Чем она меньше, тем меньше ставки, и соответственно максимальные выплаты не такие большие.

Блэк-лист в казино – это правительственный список

KYKY: Ваш персонал распознаёт игроков с зависимостью и останавливает их во время игры?

Даррен Кин: Да, наш персонал обучен и подготовлен в соответствии с нашей программой «ответственная игра»: если мы видим человека, который действует и ведёт себя импульсивно, нервничает, то с ним разговаривают, а иногда игра может быть вообще остановлена. Игрока могут попросить покинуть казино, поскольку мы не нуждаемся в игроках, способных потерять деньги, не предназначенные для досуга, или, возможно, вообще не принадлежащие им. Азартная игра – это, прежде всего, развлечение, которое не должно быть зависимостью и проблемой.

Для людей с большим доходом любовь к азартным играм – не проблема: они могут позволить себе потратить небольшой процент от своей чистой прибыли или чистого дохода.

Но есть игроки, имеющие проблемы из-за того, что теряют недопустимо много денег, крупнее тех, что они могут потратить на развлечение. Вот таких игроков мы видим на ранней стадии: останавливаем игру, выводим из казино, заносим в чёрный список.

KYKY: Каковы критерии для блэк-листа?

Даррен Кин: Прежде всего это люди, у которых есть проблема с зависимостью. В Беларуси существует официальный, контролируемый государством черный список игроков казино, в который человек может попасть по собственному требованию, если чувствует, что сам не в состоянии контролировать пристрастие к игре. Это положительный пример адекватного подхода власти к вопросу игровой зависимости. Если человек находится в этом списке, он не сможет войти ни в одно в казино страны в течение нескольких лет. Есть и те, кто попадает в черный список из-за проблем с поведением или в связи с мошенническими действиями.

Фото: Géraldine Lay

KYKY: В Беларуси этот чёрный список длинный?

Даррен Кин: Я не знаю. Это правительственный список: мы не имеем к нему доступа.

KYKY: Назовите две-три причины, почему иностранные инвесторы должны инвестировать в Беларусь?

Даррен Кин: Во-первых, я бы сказал, что Беларусь – один из самых больших секретов Европы. На самом деле, в мире не так много людей вообще знают об этой стране. И инвестировать в страну – это очень хорошая возможность: радушное правительство, которое занято поиском инвестиций, и это очень помогает в ведении бизнеса; замечательные трудолюбивые люди; налоговые режимы дружественные... Я бы рекомендовал любому бизнесу инвестировать в Беларусь.

KYKY: Как инвестор какие советы можете дать беларуcким чиновникам?

Даррен Кин: Мой главный совет мог бы быть таким: приоткрыть визовый режим для большего количества стран Ближнего Востока, например, Ирана, Ливана, Объединённых Арабских Эмиратов, а также запустить прямые авиарейсы с этими странами. Есть прямые рейсы из Абу-Даби, но не из Дубая. А в этом регионе очень много людей, которые любят путешествовать, у них много денег, много дохода и есть склонность к азартной игре.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме

Мрак Цукерберга. Как мировые СМИ рвут в клочья Facebook

Деньги • редакция KYKY
Акционеры выводят свои активы из Facebook: за два дня компания потеряла 50 миллиардов долларов. Общество запустило в интернете стихийную кампанию #deletefacebook – теперь весь мир против Цукерберга. Рассказываем, как и за что.
Популярное