Ирина Кабасакал: «Никто не мог подумать, что я нуждаюсь в помощи. А после запуска краудфандинга пишут: «Может, тебе машину заправить?»

Герои • Саша Романова
Ирина Кабасакал – очень живой городской персонаж, без которого в Минске было бы немного скучнее. Кажется, Ирина наконец нашла себя, покинув минский глянец и всерьез занявшись диетологией. Светская дама дала Саше Романовой самое искреннее интервью о судьбе в глянце, кулинарном экспириенсе и реакции тусовки на собственную книгу «От перца к сердцу» – деньги на печать Ирина собирает через Ulej.by. Такой вы Кабасакал еще не видели.

KYKY: Ирина, как ты решилась на краудфандинг своей книги?

Ирина Кабасакал: Мне предложили его еще год назад, но я не была морально готова. Думала, появятся спонсоры, которые разместят рекламу в моей книге, и я за счет этих денег напечатаю тираж. Нашла типографию за границей: поскольку издавала журнал долгие годы, то знаю систему – за границей и печатать дешевле, и качество лучше. Поскольку в книге 276 полос формата А4, то я распределила сумму на несколько частей: десять рекламодателей должны были выкупить десять разворотов рекламы. Но потом внезапно появился один крупный спонсор, который сказал: «Давай всем от ворот поворот, я буду один». Я согласилась. Один спонсор – это гораздо лучше: я же хочу, чтобы читатели видели авторские рецепты, а не рекламные макеты. Все-таки это не глянцевый журнал. Это мой интеллектуальный труд, моя душа. Переговоры с крупным спонсором длились два месяца. Сомнений у меня в нем не было, потому что в течение четырех лет он размещал рекламу в моем журнале, выкупая два разворота и одну из обложек. Предоплату делал на полгода вперед. Но тут за день до подписания договора мне отказали. Приглашали приехать, чтобы объясниться, но я не стала этого делать, потому что уехала в Москву на пять месяцев учиться на кафедре диетологии – просто не было времени. Вернувшись из Москвы, снова пошла учиться, уже на кафедру психотерапии. И опять некогда было заниматься книгой. Когда я поняла, что она лежит уже готовая год, и дальше тянуть нет смысла, решилась на краудфандинг. Позвонила тебе, потому что надо брать пример с успешных людей и проектов. И знаешь, какая фраза была решающей? Ты мне сказала про сумочку Chanel.

KYKY: Да, я сказала, что не нужно воспринимать краудфандинг как попрошайничество. Нужно рассматривать его как возможность для людей заказать раньше всех эксклюзивный товар. Вот как сумочку Chanel заказывают раньше, чем она появляется в официальной продаже – так же и книга. Мне вот что интересно: ты не рассматривала классический вариант печати, через контракт с издательством?

И. К.: В беларуских государственных издательствах мою книгу брали с удовольствием и радостью, но за гонорар, без авторских прав и процентов от продаж. «Ой, она у вас такая красивая, столько фотографий. Да и верстать не надо – берем». А потом я услышала сумму гонорара. Это было около 500 долларов. В Москве сумма была побольше, но условия те же: никаких авторских прав, гонорар получаешь – и свободна. Выходит, чтобы раздать книгу на презентации, мне самой придется ее купить? Да и бумагу для печати со мной никто не будет согласовывать. Я хочу, чтобы книга хранилась долго на хорошей бумаге и радовала хозяек. Забавно, что еще перед запуском кампании некоторые друзья (к счастью, меньшинство) задавали вопрос: «Ах, ты деньги с народа будешь собирать? Не нашла спонсора?» Другие говорили: «А если не соберешь – что будешь делать? Опозоришься?» Но я благодарна ребятам из Ulej.by, которые все эти сомнения развеивали моментально. Они просто как шаманы передо мной разводили руками: «Не слушай никого, общайся с теми, кто тебя поддерживает». Мне это вселяло надежду.

Фото: Виктор Колар

Из светской жизни в диетологию

KYKY: Ты была редактором глянцевого журнала. В какой момент произошел кардинальный разворот из глянца в диетологию? Думаю, читателю это будет интересно узнать.

И. К.: На самом деле, диетологией я занималась с третьего курса медицинского университета. Подрабатывала в массажном кабинете и расписывала рацион пациенткам, когда понимала, что одного массажа недостаточно. Я пользовалась книгой 70-х годов, которую купила в «Букинисте», высчитывая калорийность продуктов. Что касается моих кулинарных возможностей, то я готовлю дома с шести лет. Всегда сама и остальных учу.

Тот период, когда я развлекала людей глянцем, прошел. Я просто в один прекрасный момент поняла, что занимаюсь бесполезным делом.

И когда я поняла это, то почувствовала такую пустоту! Приняла решение в один день, все бросила, закрыла офис и уехала. А до этого целый год мучилась от этой пустоты. Пыталась и ателье заниматься, и выставки организовывала художникам в Париже. Да, это все было прекрасно, такая красивая картинка, которая отдельно взятому человеку никакой пользы не несла. В какой-то момент я поняла, что ставлю точку и еду в Москву учиться на кафедру диетологии в Российской медицинской академии. Чего тянуть, годы-то идут, а ниша диетологии в Беларуси не заполнена.

KYKY: С какими проблемами к тебе приходят?

И. К.: С избыточной массой тела и с дефицитом массы тела. Приходят с гиперхолестеринемией и с сахарным диабетом второго типа, который чаще всего является следствием избыточной массы тела. С бесплодием, возникшим на фоне железодефицитной анемии – эти вопросы можно решить рациональным питанием (диетой я это назвать не могу). Приходят с гипотиреозом – заболеванием щитовидной железы, и тоже как следствие с избыточной массой тела. Но у них это чаще от лени, потому что даже при гипотиреозе можно иметь нормальный вес.

KYKY: А сколько нужно человеку времени, чтобы решить проблему с твоей помощью

И. К.: Все зависит от степени запущенности проблемы и от количества избыточных килограммов. Например, у мужчин процесс идет очень быстро за счет тестостерона. На самом деле, мужчины более щепетильно относятся к своему здоровью, да и я знаю методы воздействия: как мне с первого раза убедить их соблюдать все мои рекомендации. Потом они отправляют фотографии по Вайберу, чтобы показать, как у них размер одежды меняется. Даже не могу передать, какое наслаждение я испытываю. По поводу женщин могу сказать, что только 50% являются организованными и послушными – те, кого я могу припугнуть последствиями. Чаще всего их проблема заключается в том, что причиной избыточной массы тела стали психосоматические расстройства либо пережитый стресс. Здесь уже важна моя работа в паре с психотерапевтом.

Фото: Роман Пашковский

KYKY: У тебя есть психотерапевт?

И. К.: Их несколько, специализируются на разных расстройствах. Я могу координировать пациентов: примерно 30% сразу отправляю к отдельному психотерапевту, потому что диетолог не всегда может решить вопрос с избыточной массой тела. Я училась на кафедре психотерапии для того, чтобы иметь возможность дифференцировать это в максимально короткие сроки. Хочется реально помочь людям, а не просто вытягивать из них эти деньги. Если у пациента снижения массы тела не наблюдается, то какой смысл ему ходить ко мне и платить постоянно?

KYKY: Слушай, а зачем тебе это всё? Диетология, рецепты, книга? Ты же жесткая женщина, которая делала глянцевый журнал!

И. К.: Понимаешь, мне бы хотелось, чтобы люди были здоровы. Не могу назвать себя медицинским работником, потому что даю консультации как индивидуальный предприниматель. Диетология – нелицензируемый вид деятельности в нашей стране, а потому у нас диетологом может быть даже человек без высшего образования. Но я-то врач с высшим образованием. Я учитываю комплекс заболеваний и физиологию человека для того, чтобы действительно помочь. Плюс я хочу, чтобы люди питались дома. И готовили сами. В моей книге я иногда вкрапляю юмор с историями, чтобы повеселить народ – но все очень позитивно без язвительных комментариев. На каждом развороте один рецепт. Слева описание рецепта и пошаговая съемка, справа – фотография того, как оно должно выглядеть.

KYKY: Почему ты хочешь, чтобы люди питались дома? В ресторанах недостаточно диетическая еда?

И. К.: В ресторанах делают заготовки. Для того, чтобы заготовки хранились, туда нужно добавлять глутамат натрия. Поскольку натуральный глутамат очень дорогой, для длительного сохранения продуктов и усиления вкуса используют синтетический. Конечно, это никто не афиширует, но это используется во всем мире. В принципе, схема везде одинаковая. Глутамат натрия вызывает поднятие настроения, причем, резкое после употребления блюда. Отсюда – привыкание. Глутамат натрия является одной из причин расстройств пищевого поведения. Мало того, его используют не только в ресторанах, но и в очень многих продуктах питания, которые продаются на полках. Поэтому надо внимательно читать этикетки.

Друзья познаются в краудфандинге

KYKY: Давай вернемся к краудфандингу. Как люди отреагировали на запуск кампании на Ulej.by?

И. К.: Люди отреагировали по-разному. Нормальные – нормально, ненормальные, соответственно – нет.

KYKY: Давай про ненормальных. Это же самое интересное!

И. К.: Мне бы хотелось отметить своих настоящих подруг, которые в первый же день заказали себе книги: кто-то одну, кто-то две, а кто-то и десять. Я им очень благодарна и за моральную поддержку, которую они мне ежедневно оказывают: звонят, пишут и беспокоятся. Что касается ненормальной реакции, то я иногда звоню лично людям с просьбой обратить внимание на дорогие лоты, чтобы создать ажиотаж. Пятеро мужчин – не успела я положить трубку – тут же прислали оплаченные чеки через Вайбер на лоты с презентацией. Другие пятеро сказали: «Давай, я посмотрю». Я сбросила ссылку, они сказали: «Хорошо». Прошла неделя – движения нет. А был мужчина, который начал разговаривать со мной на повышенных тонах: «Я не дам тебе ни рубля! И вообще, твоя книга – это не мой уровень». Как человек со стойким иммунитетом к подобным вещам, я совершенно спокойно у него спросила: «Вы, видимо, не в курсе о том, чем я занимаюсь?» – «Я внимательно за всем слежу. Я видел, что ты закончила Российскую медицинскую академию наук и принимаешь пациентов. Но ты – не мой уровень. Зачем мне твоя книга? Я живу один, я не женат, я не готовлю, а ем в ресторане. Мне не надо».

Фото: Евгений Фельдман

KYKY: Каков правдоруб!

И. К.: Потом фраза такая: «Ты не обижайся, просто я считаю, что всегда нужно говорить правду». Я говорю: «Чего мне обижаться? Вы, наверное, плохо за мной следите, ведь месяц назад я получила диплом врача-психотерапевта. Поэтому я не обижаюсь ни на кого». Это единичные случаи, но они есть. Или например, есть такое: «Я оплатила твою книгу, но скрыла свое имя». А я захожу на сайт и вижу, кто скрыл имя, а кто нет. Ну не оплатила она! Понимаю, что человеку не денег жалко. Человеку, наверное, просто завидно. Но я это переживу. Меня поддерживает мой психолог, он же друг. Проводит инструктаж, рассказывая пошагово, что делать: отпустить ситуацию и акцентироваться на людях, которые как ни странно меня любят. Когда зашла на Ulej.by и увидела, кто оплачивает книги – даже когда они скрывают свои фамилии, эти данные мне доступны – я искренне удивилась. Была уверена, что они меня не любят в виртуальном мире, и была поражена, что эти люди заказали мою книгу.

KYKY: Многих друзей ты лишилась, как только началась краудкампания?

И. К.: Мои подруги, которых я таковыми считала, не сделали заказ моей книги. Они даже мне лайки перестали ставить в соцсетях. Но моя книга-то не для подруг. Она для людей, которые хотят хорошо готовить и быть здоровыми. А вообще, я тебе очень благодарна за то, что ты мне рассказала про краудфандинг. У меня сейчас такое колоссальное развлечение – никогда в жизни такого не было! Никто не мог бы подумать, что я нуждаюсь в помощи. Глядя на меня, создается впечатление, что мне ничего не надо, у меня все есть.

Но после того, как я запустила краудфандинг, люди пишут в личку: «Может, тебе машину бензином заправить?» И если раньше было стыдно сказать: «Люди, дайте денег! Ну нет у меня!» То сейчас, когда меня кто-то осуждает, мол, стыдно, я отвечаю: «А вам не стыдно это говорить? Как вам самим деньги достались?»

KYKY: Хороший вопрос, учитывая, что мы в Беларуси. Действительно, никто тут не рантье.

И. К.: Тот, кто зарабатывает сам, такого никогда не скажет. Это говорят люди, которым самим с неба упало. Почему мне должно быть стыдно? Я ворую или убиваю? Или сплетнями занимаюсь, обговаривая кого-то? Первые два дня очень переживала, когда меня игнорировали. Сейчас я просто понимаю, что буду бомбить изо всех сил – вижу, что работает. А просить больше никого не буду. У меня самая популярная страница в Facebook, и ко мне всегда обращались с просьбами что-то продать или распространить – я никогда не отказывала. И в следующий раз, когда у меня попросят помощи, я буду вспоминать, как человек слушал по телефону, что я говорю, а потом просто трубку клал.

KYKY: Время еще есть. Думаю, тебя ждет масса приятных сюрпризов.

И. К.: Ты знаешь, я скажу так: сейчас я уже успокоилась. Пока еще плохо сплю ночами. Но я уже не так нервничаю. Но дело не в этом. Со мной рядом оказались настоящие друзья и чужие люди, от которых я этого совершенно не ожидала. И не важно, за 100 рублей они купили книжку или за 30 – последнее мне даже приятнее. Я специально сделала минимальную цену, чтобы ее мог купить человек с любым уровнем достатка. Я очень правильно сделала, что все это начала. Да, мне нужна помощь и поддержка со стороны всех, я этого не скрываю. Буду рада принять любую. Тем более, мне потом еще две книжки писать. Как говорится: откуда изумруды…

KYKY: Чему люди завидуют, как тебе кажется?

И. К.: Когда все это началось, стали говорить: «Ага, за полтора года ты подтвердила свой медицинский диплом, закончила Российскую медицинскую академию наук, кафедру диетологии. Прошла переподготовку и еще один диплом врача-психотерапевта получила. Книгу выпустила! Люди за всю жизнь столько не сделали, сколько ты сделала за полтора года!» Только кто кому мешает? Вся эта учеба – за деньги. Платите и учитесь себе на здоровье! Возможностей – миллион. Я никогда не могла подумать, что мне можно завидовать. Чему? У меня нет даже 10% того, что есть у других. Замка у меня нет, машине моей уже 10 лет, новых коллекций Chanel нет, бриллиантов по пуп я не ношу. Мне не 20 и не 25. Мне 38 лет. Мне говорят: «Ты пока еще молодая и красивая, но это пройдет». Так я могу сказать, что и у вас это тоже пройдет. Я понимаю, некоторые завидуют тому, что я врач. Ну да, у меня есть такое образование, самое лучшее в мире. Я сожалею, что у меня был период в жизни, когда я не работала врачом. Но после работы на скорой я была морально выжата, мне нечего было дать пациентам, а врач должен отдавать хотя бы свое внутреннее тепло, заботу и внимание. Не быть хладнокровным врачом. Завидовать тому, что я хорошо готовлю и могу как врач-диетолог делать расчеты? Ну да, я этому учусь много лет и последние годы трачу деньги не на туфли или шмотки, а на книги, которые стоят очень дорого. Так чему завидовать?

KYKY: Кому ты сама завидуешь?

И. К.: А никому! При этом, мне столько всего надо! Допустим, машина гремит. Я уже устала ездить на СТО и ее ремонтировать. Тогда я включаю музыку погромче, начинаю себя морально успокаивать, еду и думаю о другом. Или вот запустилась краудфандинговая компания. Все в отпусках, а я понимаю, что этим летом никак не могу. Тогда я отпускаю ситуацию: книжка будет в печати, неделя-две на сушку и растаможку – и в этот период я на недельку куда-нибудь съеду. Когда у меня чего-то нет, и мне не за что это купить, а никто не дарит, я иду и убираю в квартире. Перекладываю в шкафах вещи – помогает снять напряжение. Меня мама так воспитывала. Зависти у меня не было никогда и ни к кому, ни капли или грамма. Я благодарна за это маме и бабушке с дедушкой – я ведь без отца росла – очень благодарна за то, что они внушили: завидовать плохо. Притом, на Facebook я такое писать не могу – психолог не разрешает! Говорит: «Не пиши про зависть, пиши про позитив». Поэтому я решила: пусть у тебя в тексте это будет.

Беларуский картофель, секс и ботокс

KYKY: Мне в описании проекта на Ulej.by понравился момент, где ты рассказываешь, что вы объездили 35 магазинов, собирая перцы – чтобы сделать фотографию платья для обложки.

И. К.: Да, они же должны были быть ровненькие! Мы купили перца с большим запасом, потому что он быстро портился. Стручки отваливались от этого платья, а дизайнер Наташа Поткина их снова приклеивала. Смысл в том, что я весь перец взяла на себя. Не хочу, чтобы он был в желудках у тех, кто будет готовить по моим рецептам. Пусть лучше он будет на мне.

KYKY: Как ты к картошке относишься? Это враг беларуса?

И. К.: Да, старая картошка – вред. А к молодому картофелю я отношусь положительно – это незаменимый источник калия в организме. Молодой картофель нужно есть два раза в неделю, но в запеченом виде, не надо делать из него пюре. Что касается зимы, то если кто-то боится покупать молодую импортную картошку зимой, то пусть ест беларускую. Но не ведро. От 150 грамм картошки два раза в неделю ничего страшного с человеком не произойдет. Кстати, к привозным продуктам я отношусь нормально. Разве что голландские недолюбливаю, потому что там химикатов много. Все продукты питания во всем мире – это бизнес. С заботой о себе мы можем только производить их сами.

KYKY: Ты занимаешься спортом? Прописываешь занятия клиентам?

И. К.: Конечно, занимаюсь. Правда, сейчас сделала паузу в два месяца в связи с тем, что у меня была учеба, а сразу после – прием пациентов. Физически не хватало времени. Но спорт в моей жизни присутствует постоянно. Очень люблю плавать и хорошо отношусь с скандинавской ходьбе, которая еще не так популярна в Минске. Даже молоденькие пациентки хихикают: «Что мы как старички будем?» Я пытаюсь сломать стереотипы. Иногда сама хожу с палками, когда есть время и компания, потому что они эффективнее любой кардионагрузки на 30%. Что касается тренажерного зала, то не каждый для него создан. Если не хочется – не надо себя насиловать. Каждый человек может подобрать себе физическую нагрузку в удовольствие, но нужно делать с собой что-то каждый день. Мы же стареем в том числе от гиподинамии, малоподвижного образа жизни. И все стрессы от этого. А стресс прежде всего снимает спорт, а потом уже – секс.

KYKY: А потом алкоголь, на третьем месте?

И. К.: Нет, на третье место я бы поставила успокоительные средства, потому что не могу призывать людей употреблять алкоголь. Он не только пагубно влияет на организм, но еще и деградирует личность. И не будем забывать про печень и поджелудочную железу. При этом красное и белое вино в небольших количествах пить надо, чтобы проводить профилактику того же атеросклероза. Хотя лично я не могу придерживаться этих истин, выпивая каждый день по половине бокала вина, потому что быстро пьянею. Это связано с ферментом алкогольдегидрогеназа, который недостаточно развит. К тому же я все время за рулем, принимаю пациентов. Ну как я выпью половину бокала и буду дышать на них алкоголем – что обо мне подумают?

KYKY: А есть пациенты, которым ты говоришь: бросай пить или мы ничего больше не сделаем?

И. К.: Нет, у меня таких нет. Может, еще будут – не знаю.

KYKY: Как ты относишься к стритфуду?

И. К.: Буквально до позапрошлого года я им брезговала, где бы ни находилась, в Париже или Стамбуле. Не могла купить жареные каштаны, мне казалось: лучше я приду домой, помою эти каштаны, высушу как следует и обжарю. Мне важна стерильная чистота. Может быть, медицинское образование накладывает отпечаток, но мидии и морепродукты на улице есть никому не советую. Это быстропортящиеся продукты. Единственное, что я покупаю – это кукуруза. Это целый ритуал: взять собаку, пойти с ней в парк, купить кукурузу на палочке и есть ее на ходу.

Можно еще съесть на улице бличник на Масленицу. Даже с икрой – зима же, все микробы дохнут!

А что касается фастфуда, то у меня никогда не было пристрастия. Хотя я конечно в этой жизни попробовала все, кроме наркотиков.

KYKY: Ну, ботокса и подтяжки лица я у тебя не вижу. Почему ты не пользуешься достижениями современной косметологии?

И. К.: Я не против эстетической медицины. Возможно, со временем сделаю блефаропластику или подтяжку к моменту, когда мне это понадобится. Но не раньше. Когда я смотрю на маски окружающих женщин, мне становится страшно. Девочки, поддаваясь веянию моды, делают уколы ботокса еще до 30 лет. А ведь ботулотоксин – это же яд! Я боюсь этих уколов, потому что знаю, как устроен наш организм, и где проходят черепно-лицевые нервы, в которые теоретически может попасть игла. Я даже опасаюсь делать биоревитализацию, предполагающую уколы витаминов. Можно попасть в лицевой нерв, а мне этого совсем не хочется. У меня есть мимические морщинки – пусть будут. Кстати, я вижу лица подруг за 50, которые делали круговую подтяжку, и сравниваю их с лицами подруг за 50, которые кололи ботокс. Так вот первые выглядят лучше.

Фото: Татьяна Бородина

KYKY: Подтяжка лучше работает, несмотря на то, что это архаичная операция?

И. К.: Каждая операция – это риск. Когда человек ложится на операционный стол, он рискует не проснуться, потому что это наркоз. У меня была четыре операции по жизненным показаниям, и каждый раз, когда перед операцией приходил анестезиолог и говорил: «Подпишите бумагу о том, что вы берете на себя ответственность», я понимала, что сознательно иду на риск. Это нормально, потому что никто не может отвечать за работу сердца каждого отдельного человека, но рисковать лишний раз мне не хочется. Я так люблю жизнь, мне так надо еще многое успеть, так хочется, если бог даст, родить еще одного ребенка. Вообще, для женщины вообще главное – это высыпаться и не нервничать. И чтобы ее любили. Когда женщина влюблена, она вся светится. Можно ботокса в лицо загнать тонну, но если нет блеска и счастья в глазах, то ничего не поможет.

Книгу Ирины Кабасакал «От перца к сердцу» можно заказать тут.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Когда я первый раз умер, мне было 15». Российский актер театра и кино Даниил Белых о жизни в формате GIF

Герои • Ирина Михно
Съемки российских фильмов довольно часто проходят в Беларуси, на одной из таких нам повезло украсть актера Даниила Белых. Он сыграл и в «Ландыш серебристый», и в «Мыслителях», «Костоправе», «Сватах» и еще около 60 фильмов и сериалов. Объездил полмира, подружился с Михалком, жил в паре шагов от Майдана и женился на девушке, которая работает в администрации Путина. Мы решили устроить Даниилу блиц из несвязанных между собой вопросов, но быстро поняли, что актера лучше один раз увидеть, чем сто раз прочитать. Поэтому смотрим!