Для публичной порки достаточно было выбрать или тюрьму, или штраф. Друзья и предприниматели – о суровом приговоре Александру Кныровичу

Герои • Ирина Михно
Вчера, 4 июля, бизнесмена Александра Кныровича суд приговорил к шести годам лишения свободы в колонии строгого режима с конфискацией имущества и запретом занимать распорядительные должности в течение пяти лет. Следствие по делу Александра шло давно – больше года – многие предполагали, что его история закончится именно так, но надеялись на чудо. Чтобы поддержать Александра, мы попросили его знакомых и других представителей бизнес-сообщества сказать пару слов ему и о нём – эти комментарии мы перепишем на лист бумаги и отправим Александру.

Что произошло: Александра Кныровича, учредителя и директора «СарматТермо-Инжиниринг», задержали 27 января 2017 года. По версии следствия, представители компании бизнесмена давали взятки должностным лицам из ЖКХ для проведения «заказных» биржевых торгов по реализации дорогостоящей продукции – термоизолированных труб. Обвинение утверждало, что Кнырович недоплатил налогов на сумму около 1.2 миллиона долларов. Суд над Александром начался 18 апреля 2018 года. На последнем заседании, 29 июня, Александр сказал: «Сам я никого не просил этого делать. Но если требуют денег, а иначе не дадут работать? Перед предприятием было много задолженностей, и я дал ему согласие, хотя не обсуждали, сколько и кому». Александр и его адвокат будут подавать апелляцию.

Предисловие от главреда KYKY Насти Рогатко: «Страшно, что люди отказываются комментировать этот приговор»

«В 2014 году мне было 19 лет, я совсем недавно работала в KYKY, и меня отправили делать интервью с Александром. Он тогда давно занимался «Сарматом», только купил бар Bristle, еще никому не давал интервью – сидел передо мной за столиком, пил кефир и рассказывал про нашу систему налогообложения. И про то, почему беларус, который по вечерам за ужином смотрит вечерний выпуск теленовостей, со времен заголовых аукционов девяностых находит причины ненавидеть бизнесменов.

Он говорил: «Должно поменяться сознание. Давайте полгода рассказывать людям по телевизору, как много полезного сделали беларуские предприниматели, а потом только попробуйте сказать, что они сволочи. Да вас побьют на улице и ответят, что это полезные звери, которые построили страну». А я смотрела на него, как на космонавта – понимала, что этот человек со спокойным голосом, кажется, вообще ничего не боится говорить. Из того интервью вышло два текста, потом мы встречались еще и записывали колонки – три из четырех текстов, за которые в 2015 году KYKY блокировал Мининформ были авторства Кныровича. Для читателей, которые написали жалобы, тогда в одном ряду подрывных материалов была его колонка о правдивости книжной версии победы в ВОВ и текст о том, почему не надо ходить в церковь. В тот момент Александра уже активно публиковали на TUT.by, он участвовал даже в программах «в телевизоре». Редакция наблюдала, как Кнырович становится медийной персоной, и уже сам знает, какая его фраза пойдет в заголовок текста. Комментаторы неизменно считали, что смелость ему когда-нибудь аукнется.

Прошло четыре года – и мы до сих пор наблюдаем историю, где проще запретить, отобрать и спрятать, чем подумать, сделать верный и выгодный расчет и дать возможность выплатить ущербы, но не терять дело, на которое убил десятки лет. Я надеюсь, приговор поменяют, а если и нет – то Александр выйдет оттуда неполоманным, и мы еще поговорим. Но меня искренне пугает, что ущербное обновление «Убера-Яндекса» и жёлтые вазы на проспекте взбудоражили деловые круги беларуского фейсбука сильнее, чем приговор в шесть лет. После появления новости в ленте было затишье. Немало людей, которым есть что терять, отказывались комментировать нам дело Кныровича. А это значит, публичная порка до сих пор работает». 

Брат Александра Влад Кнырович: «Я бы с радостью занял его место, мне было бы там проще, чем ему»

«Решение суда – ожидаемое, мы с самого начала знали, что ничего другого быть не может. Саша – любимый, единственный брат. Очень переживаю за него. Проблемы начались давно, я уже тогда отошел от бизнеса группы. Но мы постоянно встречались лично. Не реже раза в неделю обедали, ужинали, просто общались. А сейчас я не могу его увидеть, он – занят. Писатель из меня плохой, я ни одного письма ему не отправил – это обусловлено моим здоровьем. Думаю, в течении года все это закончится – тогда снова будем видеться лично. А когда Саша немного успокоится и истерия уляжется, может, начнем переписываться.

Что можно сказать про младшего брата? Самым близким всегда сложнее отвечать на такие вопросы. Я знаю, что для Саши все это сложно, ему сложно с самого начала. Я бы с радостью занял его место, мне там было бы проще, чем ему. Поменялся бы с ним без проблем. Но физически я ничего не могу сделать. Остается только моральная поддержка – сидеть и думать о брате хорошо».

Телеведущий Павел Сыроежкин: «Саша правильно говорил, ладно человека посадили, но люди его калибра – очень эффективные менеджеры»

«За день до объявления приговора я достал из ящика свое же письмо, отправленное Саше с пометкой «адресат выбыл». Тогда же юридическое образование зародило во мне очень плохие мысли – подобная пометка означает, что из следственного изолятора человека уже перевели в место, где он будет отбывать наказание, то есть оправдательный приговор невозможен. Получается, я знал, что Сашу посадят еще до окончательного суда.

Мы постоянно переписывались: 2-3 письма в месяц я от него всегда получал. Помогал ему по мере сил сохранять позитивный настрой. Когда узнаёшь, что прокурор запрашивает от трех до шести лет, всегда хочется надеяться на лучшее, хочется думать, что именно сейчас случится чудо. Непонятно, почему у нас всегда дают по максимуму и меньшие сроки люди получают за педофилию. Я расстроен. Саша правильно говорил, ладно человека посадили, люди его калибра – очень эффективные менеджеры. От них больше пользы, когда они на свободе, когда могут искупить вину работой. Да, неуплата налогов – тяжелое по закону преступление. Но зачем лишать человека всего? Оставьте ему работу. От него было гораздо больше пользы, если бы он остался на свободе. У него десятки подчиненных, если не сотни. Это же судьбы людей. Но у нас неповоротливая судебная машина – вспомните дело того же Арбузова и его почти обанкротившийся Fenox, тот же «Мотовело» Александра Муравьева. Сотни и сотни людей просто остаются без работы.

Ну посадите, а дальше что? Это миллионы потенциального недоплаченных налогов в бюджет от людей, которые попросту потеряют работу. От этого паршиво на душе. Мало кто знает, но Саша весьма недурно играл в баскетбол без наличия каких-либо баскетбольных данных (улыбается). Иногда он играл в майке Дерика Роуза, как сейчас помню, у него был третий номер и весьма хорошо поставленный дальний бросок, чему я был крайне удивлен, играя с ним в одной команде. Буквально перед самым арестом Саша жаловался на боль в колене, вроде за неделю до ареста собирался операцию делать. Когда я узнал, что его «взяли», я подумал, что же будет с его ногой – в тех краях медицины-то нет.

Я знаю, что он хороший весельчак и балагур. В письмах он открылся мне как заботливый отец, начитанный и эрудированный человек, с которым интересно вести беседы на различные темы. Он мне весьма импонирует как личность».

Основатель TUT.by Юрий Зиссер: «Считаю наказание чрезмерным и желаю Александру скорее выбраться на волю»

«Бизнес! Не хочешь давать взятки – ничего не продавай нашему госсектору. В Беларуси откаты за госзаказы – не эпизод, а сама система функционирования нашего государства, в основе которой лежат непрозрачность и искусственные ограничения всей действующей системы госзакупок. Функционирование системы обеспечивается подбором на «закупочные» должности случайных (точнее, неслучайных) кадров в сочетании с их низкой зарплатой (по сравнению с суммами, за которые они отвечают). И существующей системой тендеров, при которой конкуренция отсутствует, потому что тендерные требования изначально разрабатываются под конкретного поставщика, после чего у тендерной комиссии просто не остается выбора. Вот почему мы с вами платим двойные цены за всё – от квартплаты до лекарств.

В данном случае суд проигнорировал реальность как минимум части сделок и избрал не какую-то одну меру сурового наказания, а три одновременно: и шесть лет тюрьмы, и гигантский штраф с ИМХО недоказанной суммы, и конфискацию имущества. Хотя для публичной порки вполне достаточно было выбрать одно или два из них. Ну, теперь точно от инвесторов в Беларуси не будет отбоя.

Я встречал Александра только на стартап-мероприятиях, где он толково судил о проектах и охотно уделял время стартаперам. О его человеческих и деловых качествах судить не могу, однако ни разу не слышал о нем ни от кого ничего плохого. Считаю наказание чрезмерным и желаю ему скорее выбраться на волю».

Директор «Минт-Медиа» Саша Романова: «Он такой человек – храбрится, не даёт повода себя пожалеть»

«Мой друг Саша Кнырович получил шесть лет тюрьмы. Я надеюсь, полтора он уже отсидел, и мы встретимся через 4,5. Тупое утешение, и тем не менее. Я написала ему в заключение ровно одно письмо о том, что мне страшно и больно, и я не знаю, как реагировать на его задержание. Он ответил почти сразу же бодрым посланием о том, что нечего переживать, он бросил в тюрьме пить кофе и алкоголь, каждый день занимается спортом, и потому чувствует себя не в пример лучше, а Нестерова (его девушка) молодец. Но он такой человек – храбрится, не даёт повода себя пожалеть и лечит твою психику в тот момент, когда с собственной творится невесть что. По понятным причинам не буду комментировать процесс и приговор, хотя после небезызвестного «фас» сверху иллюзий на мягкое решение не питал никто. Мне сложно делать вид, что все в порядке вещей. Если раньше мы встречались раз в месяц в News Cafe, то теперь задавать вопросы, которые я бы задала Саше при встрече – значит, делиться с тюремным цензором правдой жизни, чего делать совершенно не хочется. Встретимся, амиго, когда будешь не на щите, а со щитом».

Экономист Ярослав Романчук: «Дело Кныровича – саботаж»

«Есть целый ряд указов и распоряжений Лукашенко (тот же Декрет №7), есть мнение Кобякова, есть мнение Андрейченко относительно необходимости создания нового уникального делового климата и обеспечения быстрого роста беларуской экономики.  Но это одна сторона госуправления. Вторая – правоохранительные, судебные органы, которым либо не довели все вышеупомянутые законы и распоряжения, либо эти люди продолжают жить в сталинско-брежневские времена, когда любого человека, занимающегося предпринимательством, могут изолировать от общества. 

Есть ощущение, что многие наши судьи и прокуроры застряли в духе и букве тех времён, когда Лукашенко думал, что предприниматели – вшивые блохи. Что бы бизнесмен не делал, какие бы схемы из международной практики в своем бизнесе не использовал – действует презумпция виновности. Неважно, какова его мотивация, какой ущерб он стране нанес. Есть формальный факт, за него цепляются и выносят приговор, что называется, по максимуму, особенно если человек мало-мальски известен – другим в назидание. 



Дело Кныровича, я считаю, – саботаж со стороны правоохранительных органов и судебной системы четких указаний президента, утвержденных им законодательных норм – принципа добросовестности предпринимателя, презумпции невиновности и, самое важное, принципа пропорциональности наказания нанесённому ущербу. Ну, либо Лукашенко пошутил, когда 22 декабря на встрече с бизнес-сообществом, где присутствовало более 200 человек, заявил что предпринимателю всегда нужно помогать.

Сейчас мы видим противостояние старой правоохранительной, судебной системы с Лукашенко и другими представителями нашего правительства, которые понимают, что нужно радикально менять экономическую политику и правовой режим работы нашего бизнеса. Судьи, прокуроры, кажется, не могут оценить все последствия принимаемых решений. Ну, хорошо: у Саши заберут имущество, фирму, но давайте посчитаем, сколько в итоге от его заключения государство потеряет. Разрушенные рабочие места, втоптанный в грязь предпринимательский потенциал, очередное сальное пятно на инвестиционной репутации Беларуси. А сколько будет людей, которые просто побоятся после таких санкций делать свой бизнес в нашей стране. Правоохранительные органы стреляют в ногу своей стране. Лукашенко буквально недавно сказал, что если дела пойдут плохо, нам придется либо вступить в другое государство, либо о нас будут ноги вытирать. Дело Саши, как раз пример того, когда о нас вытирают ноги. 

Мы с Сашей часто спорили, но всегда находились по одну сторону баррикад. На стороне свободы, предпринимательства и благополучия нашей страны. Мы жарко обсуждали механизмы и способы создания новой экономики. Александр, безусловно, мой сторонник и единомышленник. Но даже если бы Кнырович был коммунистом, я бы не перестал его защищать. По отношению к нему поступили по-человечески несправедливо, не по-государственному – потому что потеряла страна, не по партнёрски – потому что потерял бизнес.  Мы с Сашей не друзья. Не общались с ним лично. Я знаю его родителей. Я уверен, что Саша мог бы и может очень много сделать для нашей страны. Он смело высказывал свою позицию – это все достойно уважения. Беларуси остро нужна культура диалога и уважения к частной собственности. Мы должны сделать все, чтобы его освободили, амнистировали полностью.

Со своей стороны я уже написал обращение в Совет по развитию предпринимательства, предложил членам Совета выступить в качестве поручителя Кныровича. Если моё предложение поддержит более половины членов Совета – так и будет, а это – сигнал для Лукашенко, голос бизнеса, которые понимает важность защиты своей свободы и собственности».

Директор Astronim* Богдан Коровец: «Игрок – командный, на мяч не жадный» 

«Давно заметил, что мужчины в спорте – они ведь такие же, как по жизни? Так вот, Кнырович в баскетболе был мужик конкретный, в хорошей форме, надежный, как стена. Игрок – командный, на мяч не жадный, если вы понимаете, о чём я говорю. Всё, как и в рабочей жизни. Зарабатывал, помогал, учил. И еще будет. Скоро, надеюсь».

Директор PR-агентства Роман Костицын: «Шесть лет усиленного с конфискацией – это и есть то самое смягчение ответственности за экономические преступления?»

«Я очень огорчён. С Александром в активном личном общении не был, но так как он – известная персона, наблюдал за его высказываниями и действиями. Он один из немногих предпринимателей, которые не избегают в нашей стране публичности. Иногда я не соглашался с его мнением, иногда мне были симпатичны его проекты и высказывания. Сейчас же мне крайне несимпатична репрессивная позиция по отношению к бизнесменам, особенно «засветившимся» с точкой зрения, отличной от официальной. И особенно на фоне топовых новостей о том, как очередной коррупционер от власти или проворовавшийся «красный директор» досрочно получает амнистию и начинает возглавляет какой-нибудь колхоз. Я далёк от мысли, что власть не понимает, каким образом на ее имидже сказываются такие истории. Если человек виноват и чего-то недодал государству, есть соответствующая практика возмещения недоплат. Если кто-то взял у того же Кныровича взятку – где подробный релиз БелТА о посадке взяточника?

Есть также постоянные разговоры о смягчении ответственности за экономические правонарушения. Шесть лет усиленного с конфискацией – это и есть то самое смягчение? Кто-то в определенных ведомствах таким образом проявляет свой педагогический талант и как бы учит нас всех, предпринимателей, эдакому смирению. Отнюдь не христианскому, к сожалению. И почему-то сама власть не в состоянии противостоять этим кабинетным «педагогам». Тогда у меня вопрос к власти: вы что, серьезно хотите после всего этого роста инвестиций?

В стране давно идёт классовая борьба, жертвами которой становятся не только посаженные бизнесмены, как Кнырович, а наша экономика, инвестиционный имидж и планы правительства по повышению благосостояния.

Александру желаю выдержать все это, и пусть знает, что его многие в стране поддерживают. В бизнесе – понятно. Но есть такие люди и во власти, и даже в силовых структурах, их число растет и неизбежно достигнет большинства».

Продюсер Инга Хрущева: «Таких людей мало»

«Новость шокирующая. Александр очень грамотный бизнесмен, образованный, культурный, потрясающих знаний интеллектуал. Таких мало. Больше пользы было бы от его деятельности в производственно-экономической сфере, чем вот при таком раскладе. Если есть какая-то вселенская справедливость, то пусть она случится. Стойкости Александру и веры в людей. Настоящих людей».

Философ и методолог, общественно-политический деятель Владимир Мацкевич: «Аресты и сроки – это свидетельство неумения собирать налоги, а не способ их сбора»

«Давайте назовём вещи своими именами, скажем то, о чём не часто принято говорить. Буржуазия, бизнесмены, предприниматели, в былые времена купцы – это податное сословие. Людей этого класса всегда «доили», всегда обирали, иногда грабили, чаще вымогали деньги и мзду, и всегда взымали с них мзду, подати и налоги. Это многовековое обстоятельство выработало у бизнесменов и предпринимателей специфический этос с ясной установкой: «Нас грабят и обирают, а мы прячем свои доходы, как умеем, стараясь не нарушать уголовный и хозяйственный кодексы».  Так было всегда и везде, и нужно понимать, что так и будет всегда и везде.

Основное занятие бизнесменов и предпринимателей – покупать и продавать. Чтобы продавать, нужно что-то производить, а чтобы производить, нужно что-то закупить. Поэтому цикл «купля-продажа» – это то, чем бизнесмен занят всегда, он это умеет хорошо, даже если не очень любит. Бизнесмен торгуется. То есть общается. Те, кто не умеет общаться и торговаться, не идут в бизнесмены, а если нечаянно становятся ими, быстро прогорают. Бизнесмену трудно торговаться с государством в лице фискальных органов и силовых структур. Но платить налоги, не торгуясь, любой бизнесмен считал, считает и будет считать несправедливым. Если государство не торгуется и, к тому же, выдвигает несправедливые налоговые требования, любой бизнесмен будет хитрить, как хитрят все, как хитрили веками и тысячелетиями все его предшественники. Иногда бизнесмен может перегнуть в своей хитрости. На всякого мудреца довольно простоты. Чаще всего – не со зла. Поэтому не надо сажать бизнесмена в тюрьму, с ним нужно торговаться. И если требования будут обоснованы, он заплатит. Он даже согласится заплатить сверх, если ему докажут, что он смухлевал.

Нужно учиться собирать налоги. Уметь правильно их рассчитывать и уметь их собирать. Аресты и тюремные сроки – это свидетельство неумения собирать налоги, а не способ их сбора.

Почему бизнесмен должен расплачиваться за некомпетентность, а то и лень налоговиков? Да, лень. Все налоговики – наёмные работники, и ничего из свойств наёмных работников им не чуждо, в том числе, отлынивание от рутинной работы и заданий алчного и глупого начальства.

Сажать бизнесмена за ошибки и лень налоговиков, которые за ним присматривали, глупо. Даже если бизнесмен скрыл часть налогооблагаемого дохода. Глупо, потому что бизнесмен способен отработать сокрытую долю, и даже сверх того, заработать на штраф – в разумных пределах, разумеется. О чём с ним и следует торговаться.

Каждый сидящий в тюрьме бизнесмен отпугивает в десять раз больше потенциальных бизнесменов от того, чтобы работать в Беларуси и вести здесь бизнес. Конечно, многие всё же ведут здесь дела, не взирая на постоянные чистки и посадки. Но это потому, что многовековой опыт породил наивную иллюзию у людей бизнеса. Они думают, что если уж они умеют договариваться, то договорятся всегда и со всеми. Это наивная вера, но она же полезна государству. Пусть бизнесмены в это верят. Это может вести к коррупции, и с ней надо бороться. Но это ведёт и к тому, что очень многие всё же рискуют и открывают бизнес в Беларуси. Открывают, ведут здесь бизнес, инвестируют в нашу страну. Не надо подрывать эту наивную веру! Пусть верят. Учитесь договариваться. Научитесь – получите во много раз больше. Бизнес не жаден, он просто любит и умеет торговаться. Потому, что договариваться – это всегда лучше. Это гуманно. Это ещё и выгоднее. Никакие законы и декреты не улучшат инвестиционный и бизнес-климат, если с бизнесом будут не договариваться, а сажать бизнесменов в тюрьму.

Каждый, кто это прочтёт, может подумать, что речь идёт о приговоре Александру Кныровичу. И правильно подумает. Но все совпадения здесь совершенно случайны. С Кныровичем это происходит сейчас, а с кем-то это происходило раньше. А лучше изменить ему меру пресечения, договориться и отпустить под залог. Ещё лучше, чтобы это больше никогда не происходило. И бизнес чувствовал бы себя в Беларуси, как дома, где всегда и со всеми можно договориться. Договориться по-честному, по справедливости».

Юрист Елена Шинкаревич: «Меня теперь мучает вопрос, что рекомендовать клиентам: сопротивление или признание?»

«Уже примерно лет пять мы наблюдаем неутешительную тенденцию задержания и осуждения бизнеса. Показательно, что 99% подсудимых свою вину признают полностью или частично. Этот факт не удивляет с учётом содержания подозреваемых (обвиняемых) в СИЗО КГБ год и более при расследовании подобных преступлений. При этом стоит только предполагать, как добываются эти признания. Утверждать не могу, но есть основания считать, что не всегда это добровольное и чистосердечное признание. Да, и реалии судебной системы, к сожалению, свидетельствуют о том, что сопротивление бесполезно, а признание вины хотя бы на год-другой сократит срок. Я давно наблюдаю эту картину, но почему-то была надежда, что с делом Александра Кныровича будет хотя бы немного иначе. Сразу оговорюсь, что я не участвовала в заседаниях, не знакома с материалами дела, но даже публикаций СМИ было достаточно, чтобы сделать выводы о доказательственной базе обвинения. Но с учётом срока, который назначили Кныровичу, суд это не смутило ни на каплю. А за сопротивление Кныровичу дали то, что просил обвинитель.

Меня мучает вопрос, что рекомендовать клиентам: сопротивление или признание? Чувство справедливости и совесть требует сопротивления, а вот разум, опыт склоняются к признанию.

Это неправильно, когда стоит такой выбор, и еще более неправильно, что на стороне последнего находится опыт. Но даже если отклонить все сомнения в доказательной базе обвинения, то все равно я не могу согласиться с тем, что Кныровичу, который известен своим грамотным подходом к ведению бизнеса, назначили шесть лет лишения свободы. Основной целью наказания должно являться исправление, восстановление справедливости, а не кара. Едва ли Александр сможет исправиться, отсидев шесть лет. В чем исправление экономического преступника, находящегося в ИК, где нет работы, где большинство «соседей» – асоциальные элементы? Если человек совершил преступление против экономических интересов государства, так пусть и отработает в этих интересах. Мне кажется, это правильнее и логичнее, чем сажать такого человека на содержание государства на шесть лет. Правильнее было бы заставить его отработать долг с лихвой перед государством. В таком случае экономические интересы государства остались бы в плюсе, а не в минусе.

Мне искренне жаль, что Александр, как и многие другие, попал в жернова чрезмерно активно в последнее время работающей машины государства по «излечению бизнеса». Я считаю, что такие люди, как Кнырович, могли и могут принести пользу нашей стране, даже если они оступились. Сложившаяся же практика уголовного преследования наиболее значимых бизнесменов страны едва ли способствует развитию бизнеса и экономики. Не понаслышке мы знаем, что после задержания Прокопени ряд айтишников перенес бизнес за пределы синеокой. Тенденция продолжается и в других областях. Ну что же, видимо, стране интереснее карать, чем предупреждать, исправлять и развиваться. Лично Александру хочется выразить уважение, поддержку и пожелать сохранить веру в себя, людей и справедливость. Запомнилось его письмо, которое было опубликовано в прошлом году, на его день рождения: очень правильные вещи Александр включил в то, что нужно мужчине для счастья. Надеюсь, что его не сломает пенитенциарная машина».

Руководитель проекта  «Стартап-клуб «Притяжение» Марина Мацулевич: «Необразованные люди решают судьбы миллионов»

«Я не только в шоке, я в ярости от правосудия в нашей стране и искренне надеюсь, что наш народ скоро избавится от шока и будет весь в ярости от беспредела, который сейчас происходит. Знаю Александра, как умного, ответственного, романтичного, верящего в идеалы человека. Надеюсь, апелляционный суд отменит этот приговор. Низкий уровень профессионализма следователей, прокуроров, судей приводит вот к таким результатам. Повторюсь, необразованные люди решают судьбы миллионов, в том числе и свои собственные, потому что им не хватает ума понять, что они рубят сук, на котором сидят. Александру – стойкости это вынести и веры, что мы победим».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Сальваторе Паттоккио. История итальянского дизайнера, который выбрал для жизни Беларусь

Герои • Диана Вашкель
Сальваторе Паттоккио чаще представляют как Тотти (Totti) – он коренной итальянец из города Лечче, который был успешным фэшн-консультантом у себя на родине. Но оказывается, даже таких людей иногда заносит в Беларусь. А порой они даже остаются тут жить и делают свои модные коллекции. KYKY встретился с Сальваторе и попытался понять, чем наша страна так захватывает итальянца.
Популярное