«Да, я строю бизнес на внешности». Большое интервью с певицей Луной

Герои • Ирина Михно
Десятого марта в минском Re:Public будет много молоденьких девушек – там выступает певица Луна. По этому случаю KYKY удалось вырвать Кристину Бардаш на большой разговор о моде, музыке и женщинах. Мы думали, что первые несколько минут с Луной придется преодолевать её комплекс звезды, но как же часто мы, люди, ошибаемся в людях!

Два года назад певицы Луны не было – была Кристина Бардаш. Она жила в Киеве, занималась моделингом, фотографией и продюсированием клипов. Сняла видео для рэпера Ноггано, группы «Нервы», и сама снималась в клипах Quest Pistols. А еще вышла замуж за вокалиста группы «Грибы», и в 2012 году у них в Лос-Анджелесе родился сын. По словам мужа Кристины Юрия Бардаша, ее постоянно бросало в разное творчество, поэтому сначала он всерьез не обратил внимание на «пение». Видимо, отношение поменялось, когда в 2016 году дебютный альбом Луны «Маг-ни-ты» попал в топ-20 iTunes Ukraine. Луна и ее мелодичные поп-песни с налетом 90-х стали популярны практически мгновенно. А концерты собирали (и собирают) аншлаги модной молодежи. Объяснить популярность Луны на фоне каноничных поп-исполнительниц с хитами про «Твои глаза» и развязных пародий на рэп – сложно. Но несмотря на популярность, взвод фанатов и непрекращающиеся гастроли, Кристине удалось остаться абсолютно простой девушкой с забавным украинским говором. Я ожидала, что интервью пройдет по аудиозвонку в мессенджере, поэтому ходила по дому в обычном халате. Но Кристина внезапно выбрала видеосвязь – и сидела передо мной с мокрыми после душа волосами и маской от проблемной кожи. вот в таких образах мы и начали говорить про моду.

«Я отвечаю поклонникам, даже когда бред пишут»

KYKY: Вы не первый раз будете в Минске, что скажете про него, кроме как «он чистый»?

Кристина Бардаш: В Минске я была всего раз прошлой весной (если не считать транзитов через ваш аэропорт). Это был один из лучших концертов за всю историю группы. И это несмотря на то, что наш рейс задержали – мы даже в гостиницу не успели заехать, чтобы в душ сходить. Вот такие немытые, после двух или даже трех пересадок, абсолютно трезвые сразу же на концертную площадку поехали. Делали чек, когда люди уже в зал заходили. Но публика приняла нас очень хорошо, и мы очень быстро раскачались. Хотя бывает по-разному: иногда приходится ждать, пока гости тебе откроются, в другой раз у тебя самой настроение странное. Это как погода – никогда нельзя предсказать. После минского концерта меня настолько переполняли эмоции, что я до утра уснуть не могла. Если говорить про город, я была здесь меньше суток и успела у вас почувствовать спокойствие: все такое большое, улицы широкие и рекламы мало – в Украине буквально все завешено. В Минске чувствуется простор. И люди понравились: и те, кто в гримерку заходил, и те, кто автографы брал.

KYKY: Часто в СМИ публикуют отчеты с ваших концертов, подписывая их а-ля «стильная молодежь на концерте Луны». В Минске тоже стильные?

К.Б.: Да, почти как в Киеве. На концерте видела много модных ребят. Пришли, кстати, и люди более взрослого поколения – те, кому за 25 лет. Публика была, как в Европе – ну, мне так показалось. Я всегда замечаю симпатичных людей на своих концертах.

Даже мои музыканты говорят: «Кристи, ездить с тобой одно удовольствие – ты же просто цветник собираешь».

И это факт. Иногда смотрю на них… Все эти девочки с красивыми волосами, ну модели просто – влюбиться можно. Мне приятно, что аудитория Луны – красивые люди, а не уроды, извините.

KYKY: Вы рассказывали в инстаграм, что вам часто пишут поклонники, что самое приятное из последнего прислали?

К.Б.: Люди пишут, что благодарны мне за то, что я им открылась, что им до слез понятна моя музыка. Одна девушка написала: «Очень рада была видеть тебя. Не думала, что так много узнаю о тебе за это двухчасовое выступление. Я услышала все, что ты хотела сказать, и даже представить себе не могла, что тебе так тяжело. То, через что тебе пришлось пройти, бывает далеко не у каждого в жизни. Но ты продолжаешь жить дальше, ты вдохновляешь людей, даешь им надежду. Ты очень сильный человек. Не потеряй то, что имеешь. Желаю тебе счастья». Подобных писем мне приходит каждый день от десяти до ста – после концертов заваливают просто. Я понимаю, что уже не могу просто исчезнуть – у меня есть ответственность перед людьми. Хотя я и не подозревала, что они так глубинно могут проникнуться мной.

Все мои песни – интерпретация моей нынешней жизни, никогда не пишу ничего, опираясь на прошлое. Хотя… мой следующий альбом будет посвящен заколдованным снам. Но это тоже новый этап в жизни – просто я заметила, что все наши мысли и мечты действительно материальны. Сбывается все, главное мечтать в правильном направлении и избавляться от плохих переживаний. Мои сны действительно сбываются.

KYKY: Отвечаете на письма фанатов?

К.Б.: Да, даже когда мне бред пишут. Если открыла сообщение – всегда пишу ответ. Я обычный человек, у меня нет мыслей типа «вот тут я, а вот там – люди». Одна из моих любимейших писательниц – Лин Бао, она пишет про японскую культуру, даосизм. Я была просто в восторге, когда узнала, что она наша, живет в России, проводит семинары, сидит в «ВКонтакте». Как фанатка, я написала ей письмо, и она мне ответила! Так что я понимаю это искренне приятное чувство, когда тебе пишет человек, чьим творчеством ты вдохновлен – это эгрегор, который делает тебя сильнее. Поэтому когда я отвечаю кому-то, не делаю одолжение. В первую очередь я делаю это для себя.

«Сейчас полечу в Берлин за новыми шмотками, чтобы выбрать платья для выступления в Минске»

KYKY: Вы ездите по разным странам, какая нация показалась ультрамодной?

К.Б.: Украинцы. Киев – очень модный, мне кажется, это пример для многих городов, которые существуют в бывшем СССР. Еще Грузия модная (я там не выступала, но очень наслышана). Так что я бы выделила Киев и Тбилиси – места самородков. Я не сильно помешана на моде и не слежу за показами новых коллекций, мне хватает подписок на любимые бренды типа Daisy (молодой австрийский бренд, который делает секси-платья), Balenciaga, Marni, Dior, Aleksa Studio. Еще American Apparel. Он уже обанкротился, но все равно люблю его – бренд создал самую лучшую базу. Когда я жила в Америке, только там и закупалась.

Мне хочется быть примером для молодежи, что-то новое миру показывать. Поэтому иногда за вещами хожу просто по магазинам в Киеве или Москве, или на секонд захожу, или сама шью что-то, комбинирую. Сейчас, например, полечу в Берлин за новыми шмотками, чтобы выбрать платья для выступления в Минске. У меня будет лайф на два, а то и больше, часа – хочу менять наряды.

KYKY: В России пошла мода на татарский стиль, вам он близок?

К.Б.: Мода – как радуга. В ней есть куча разных направлений. Лофферы, кеды, слиперы и еще куча всего, что я не ношу. У меня есть любимые туфли, кроссовки – я не завишу от трендов, потому и не слежу за ними, не шарю в них. Подбираю одежду под настроение. Захочется мне в 60-е окунуться – надену кофточку французскую с расклешенными рукавчиками, или наоборот – по року с берцами. У меня все от состояния зависит. И что бы я ни надела – всегда выглядит модно.

KYKY: В одном из интервью вы сказали, что чувствует тренды, мол, до вас никто не носил кроссовки «Суперстар», а потом стали носить все. На что ставите сейчас?

К.Б.: Помню, когда мне было лет шестнадцать, я прочитала интервью с Тиной Канделаки. Цитаты ее точно не вспомню, но когда она приехала в Москву, у нее совсем не было денег, а выглядела она хорошо – и все спрашивали, как ей это удается. Она отвечала, что фишка не в том, какие наряды на тебе надеты – надо сливать деньги на уход за собой. Маски для волос делать, чтобы они красивые и шелковистые были, за лицом ухаживать. Ну и иметь в шкафу базовые вещи: пару белых рубашек, маек, черных брюк и юбок. На красивом ухоженном теле (и здоровом лице) все смотрится хорошо, четко. Если говорить про тренды, думаю, из-за того, что сейчас все смешалось, в моде устроили некий каламбур, в ближайшем будущем среди женщин будет популярна элегантность. Что-то совсем простое типа черных брючек и юбок-карандашей.

KYKY: В клипе «Друг» вы были в розовом топе, шелковых перчатках до локтей и расклешенных брюках. Как вообще подбирается гардероб для съемок?

К.Б.: Я всегда сама все выбираю. Конечно, у меня есть люди в команде, которые мне в этом помогают: они приносят разные вещи, я смотрю, советуюсь с ними, но мне говорят: «Крис, финальное решение принимаешь ты. Все равно всегда оказывается лучше, так, как ты говоришь. Не дай бог мы отберем что-то не то, потом бедные будем». И это правда. Нет, я ни на кого не злюсь, не кричу никогда – не подумайте. Недавно встречались по новому клипу с крутым оператором, он сказал, мол, ты же продюсер, ты задаешь настроение, ты и говори, как снимать будем. Это очень приятно слышать. Я же не только артист. Слушая трек, сразу чувствую концепцию, понимаю, как нужно его правильно подать, что именно сработает в данном проекте. Я продюсер, который решил стать артистом. И не из-за того, что я некий суперстар с бокалом, просто раньше я продюсировала другие проекты и мне всегда не хватало в них того, что я вижу в своей голове. Поэтому пришла к выводу, что проще сделать все самой.

KYKY: Есть стоп-вещи? В чем вы никогда не появитесь в клипе?

К.Б.: Конечно. Есть даже работы, которые никто никогда не увидит, потому что лук был так себе. Когда ты набираешь популярность, помимо благ сталкиваешься с другими моментами, которые меняют тебя как личность.

Знаете, как говорят, был хороший артист, появились деньги – опопсел, стал наркоманом, чуть ли не быдлом, и всех друзей потерял. Типа пришла коммерция и всю простоту в человеке убила.

У меня тоже были такие моменты: пришел стилист, вручил мне кучу вау-вещей: нарядных платьев с вырезом, корсеты – не бальное и жлобское, а из последних дизайнерских коллекций, но не подходящее под мою стилистику. И я это не надела. Я же не елочная игрушка и не манекен. У меня есть свое видение: все должно быть минималистично. Например, я никогда не надену джинсы с приколотыми нашивками или стразами. Поэтому, когда мой пиар-менеджер договаривается о съемке, например, с журналом, сразу говорит, что, если мне вещи не понравятся – мы ничего не снимаем. Важно, чтобы имидж оставался таким, каким его задумали, иначе кому это все вообще нужно? Мы с модой в каком-то особом взаимодействии. Вот сейчас есть идея пошить бальное платье. Наверняка, с подобным у многих ассоциируется какой-то трэш «для Золушки», но увидите: на мне оно будет смотреться совсем по-другому. Работает чисто человеческий фактор, чуйка, которая во мне присутствует, говорит да или нет той или иной вещи.

«У меня нет меценатов, которые говорят: «Вот тебе, малышка, деньги – пойди, намути себе локаций»

KYKY: А что насчет локаций в ваших клипах: бассейн, спортзал – разве это не заезжено?

К.Б.: Что имею – то и делаю. У меня нет меценатов, которые приходят и говорят: «Вот тебе, малышка, деньги – пойди, намути себе локаций». Когда буду располагать бюджетом – уж поверьте, фантазия разойдется. Хотя, как мне кажется, все мои локации – супер крутые (улыбается). Было бы глупо, если бы я снимала в месте, которое мне не нравится. Да и зачем тратить на что-то большее деньги? Лучше поработать с крутым оператором, который хорошо всё снимет.

KYKY: Какого режиссера вы бы мечтали заполучить в качестве клипмейкера?

К.Б.: Я бы хотела работать со своим продакшеном и никому не доверять. Мне тяжело дается притирка с новыми творческими людьми. Проще деньги на клипмейкера вложить в силы на развитие уже существующей команды. От этого одни плюсы, к тому же я точно буду уверена в результате. Я абсолютно открыта к сотрудничеству с операторами, но режиссеры у нас уже есть. И сценарист крутой есть. Мы сейчас задумываемся о съемках киношного формата. Сначала это будет короткометражка, потом, быть может, полный метр. Но что именно хотим снимать – не скажу. Сначала посмотрите новый клип, который скоро выйдет. Говорила про клипмейкера, вспомнила крутого американского по имени Спейк Джонз. Он нереальный, снимал видео для Daft Punk и других американских звезд. Когда я была в L.A., купила диск с его работами, смотрела дня три.

KYKY: Сколько нужно денег, чтобы снять хороший клип?

К.Б.: Можно и без денег снять. Главное – хорошая команда. То, о чем я говорю – свой надежный продакшн. Когда вы сработанные, уже на опыте, и есть оператор с камерой, можете легко снять одним кадром, как человек идет по городу в луке, им же сшитом, пока солнце светит.

KYKY: Как думаете, в музыке всегда будут ставить на секс?

К.Б.: Да. Это как легкие деньги, заработанные на проституции или наркотиках. Вопрос в том, что от этого в итоге остается. Моя цель – оставлять, в первую очередь, красивый след. Но мир устроен таким образом: людям часто нравится все простое и легкое.

KYKY: Вы не считаете, что занимаетесь мягкой объективацией в своих клипах?

К.Б.: Почему же не считаю? Это так и есть: я строю бизнес на своей внешности.

«Женщина вообще не вправе в чем-то себя ограничивать»

KYKY: Тема насилия над женщинами сегодня одна из популярнейших в СМИ. И часто во всем винят именно девушек, мол, сама довела. А как вы считаете?

К.Б.: Это вообще жесть: на днях слышала, как дерутся мои соседи, было очень неприятно… Я убеждена, женщина не может быть виновата в том, что мужчина – слабак и дебил, раз поднял руку на слабый пол. Конечно, я допускаю, что в семье могут быть недопонимания, разногласия – это нормально, но насилие недопустимо. И в первую очередь, проблема в воспитании мужчины: нельзя трогать невинных слабых женщин.

KYKY: Что в вашем понимании феминизм?

К.Б.: Проявление определенных особенностей поведения, направленное на сбалансированность восприятия отношений между мужчиной и женщиной. В наше время есть вариации: одни девушки демонстрируют свою независимость, надевая военную форму. Другие выбирают быть более женственными и как раз этим выражать свое влияние и силу.

Кристина с мужем Юрием Бардашем и сыном Георгием

Женщина зависит от мужчины. И мужчина от женщины тоже. Зависимость объясняется желаниями человека. К сожалению, иногда бывает так, что у не до конца сформировавшейся личности желания диктуют не самые лучшие детские привычки или травмы. Последние могут привести человека к насилию над собой или другими людьми.

KYKY: Слушаете своих русскоязычных коллег?

К.Б.: Нет. Из современного, разве что, «Дельфин» в плейлисте иногда появляется. И Гуф – обожаю этого репера.

KYKY: А из беларуских музыкантов?

Никого не знаю. Хотя, «Ляпис трубецкой» же ваш? Вот я Михалка в детстве слушала.

KYKY: А «ЛСП»?

К.Б.: Я его знаю, но мне не нра. Вообще, все это движение, типа «ЛСП», «Пошлой Молли»… Мне больно и страшно от него. Наверное, я просто слишком эстетически правильно воспитана, скорей бы в оперу или на балет сходила, извините.

KYKY: У вас есть любимое место для написания текстов?

К.Б.: Мне пишется везде, особенно в пути. Могу и на беговой дорожке остановиться, отрывки на диктофон записать. А еще очень вдохновляюсь полнолунием. Помню, в одну из таких ночей с нуля пять песен написала – и все классные получились. Free Love – одна из них была.

KYKY: Как-то вы сказали: «Я не выбираю путь Эми Уайнхаус. Посмотрите на судьбу Мэрилин Монро: толпы фанатов восхищались ею, а что у нее внутри? Она была потеряна, несчастна, она страдала. Я могла бы выбрать и такой путь. Но мне мое внутреннее женское счастье важнее сцены и лоска». Чей путь вам ближе?

К.Б.: Я даже не знаю, чью биографию в пример привести. Недавно вот читала про певицу одну: она и мать, и веган, фотографируется для обложек с пузиком, рассказывает, что у нее несколько детей уже есть. Мне ее образ понравился, но он – не мой, во мне равномерно распределены и ангелы, и демоны. Бывает так накрывает – свету белому не видано, что со мной происходит.

В какой-то период жизни я пыталась быть идеальной, срывалась и обижалась на себя, что не смогла выдержать эту аскезу.

А потом поняла, что аскетизм – довольно мужское проявление. Женщина же вообще не вправе в чем-то себя ограничивать. Она может быть разной: плохой, хорошей и, если она достойная женщина, ни в коем случае не позволит себе покатиться с горы. Лично я хочу быть просто честной с самой собой: захотела – пошла и сделала, просто потому что это я. Можно встретить сколько угодно умных людей, и они будут доказывать, что какой-то условный путь для тебя истинно верный, но их предположение скорее всего окажется ложным.

KYKY: Вы уже больше года в топах популярных исполнителей, что больше всего бесит, что нравится в таком положении?

К.Б.: Ой. Даже не знаю, если честно, мне все нравится. Вопрос всегда в том, нравлюсь ли я себе в каких-то моментах: мне хотелось бы больше контролировать себя, правильно распределить силы во взаимодействии с этим прекрасным миром. Ничего не бесит, я же не делаю ничего, что может меня разозлить, я изначально оградила себя от ненависти. А самое крутое то, что любимое дело становится моей настоящей работой. У меня нет разделения на отдушину и службу. Недавно месяц была на Бали – в последние дни я просто выла о том, как хочу в студию. Для меня отдых был как работа: с малым играть, быт организовывать. Правда, мне проще пять песен написать, а потом ужин приготовить, чем целый день провести на пляже и просто втыкать в песок. Я люблю работу.

Луна выступит в Минске 10 марта на площадке Re:Public. Вход – от новорожденных до самых взрослых, по цене от 40 до 50 рублей. Билеты еще не поздно купить здесь.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Кто в Минске делает динозавров для Лас-Вегаса и лучшие в мире парки развлечений

Герои • Мария Русинович
По версии Всемирной ассоциации развлекательных парков и аттракционов лучший в мире семейно-развлекательный центр сейчас находится не в Дубае, а в Минске! KYKY встретился с одним из создателей парка – Александром Лукашевичем. Он технический директор компании, которая еще с начала 90-х в МИнске делает динозавров, обезьян и драконов, успешно продавая свои труды в Лас-Вегас. И как получилось, что этих людей в Беларуси еще никто не знает?
Популярное