У депешиста за пазухой

Культ • Ольга Родионова
По случаю приезда Depeche Mode в Минск блогер Ольга Родионова примеряет кожаную куртку двадцатилетней давности и, употребив в сочинении сотню цитат из песен Depeche Mode, объясняет, почему Дэйв и Мартин никогда не превратятся в «Скорпионз», даже если будут ездить в Минск-Арену каждый год с последним студийным альбомом «Delta Machine».

По случаю приезда Depeche Mode в Минск минский блогер Ольга Родионова примеряет кожаную куртку двадцатилетней давности и, употребив в сочинении сотню цитат из  песен Depeche Mode, объясняет, почему Дэйв и Мартин никогда не превратятся в «Скорпионз», даже если будут ездить в Минск-Арену каждый год с последним студийным альбомом «Delta Machine». 

Мартин Гор

Является основным автором песен Depeche Mode с 1982 года и исполнителем некоторых композиций. Его кожаный фетишизм в 80-е повлёк слухи о возможной нетрадиционной сексуальной ориентации, однако, самого композитора эти домыслы не задевали. Жена бывшего участника Depeche Mode Алана Уайлдера Хепзиба Сесса так отзывалась о Мартине: «Мартин был очень милым, но у него две личности, как у доктора Джекилла и мистера Хайда: он экстраверт, когда напьется, и наоборот, когда трезв».

Есть такая шутка: «Никогда не учите иностранные языки! Ибо вы узнаете, какую же ерунду поет ваша любимая группа!» Анекдот этот можно счесть смешным, если речь не идет о Depeche Mode. Потому что сначала у тебя в гардеробе появляются белые джинсы и черная кожаная косуха, а на голове прическа-площадка, затем в лексиконе – blasphemous, devotional, condemnation, violator, rush (не все люди, чей mother language - английский, их ежедневно употребляют).


Ты нежно улыбаешься кнопке Mute на пульте, не рифмуешь имя Антон с противозачаточными средствами, тебе нравится цифра 101 – поздравляю, дружок! Ты инфицирован, ты в секте! Наверное, нужно быть выше (You should be higher) своей наркотической привязанности к улыбчивым бэзилдонским ребятам, над которыми не властно даже время? Но они – наглядное опровержение того, что на свете есть что-то невозможное (Nothing's Impossible). Они – пример тебе, разочаровавшемуся и одинокому, в том, что можно подобно птице Феникс восстать из пепла. Они – феномен, несущий в мир оптимизм, веру и будущее. Хотя поют о боли, одиночестве, страхе, отчаянии, сумраке, страдании, надломленности, разочаровании, непонимании и, конечно, и в первую очередь, о сексе.

Группа Егора Белкина, Свердловск, 85-86 гг

Дэвид Гаан

Исполнил большинство песен Depeche Mode. На альбомеPlaying the Angel состоялся его дебют в качестве автора песен. В 80-х и 90-х переживал тяжелую наркотическую зависимость. Несколько раз находился на волоске от смерти, что было вызвано передозировкой и последствием употребления героина. Врачи даже прозвали его «Кошкой», намекая на поверье о «девяти жизнях».

У них есть история, которой уже, как Христу, 33 года. Они существуют. Д(ейв)и М(артин) вечно дополняют друг друга, как инь и янь, как протагонист и доппельгангер, борясь с самими собой за право остаться здесь, in your room… В одном из интервью Мартин Гор сказал, что уверен в том, что популярность Depeche Mode в Восточной Европе связана с тем, что мы просто не понимаем, о чем они поют. Прости, Мартин, не хочу тебя расстраивать, но ты, как урожденный англичанин, остроумно и тонко пошутил.

Потому как именно «загадочная белорусская душа», научившаяся в советские времена читать между строк, расшифровывать символы в обычных с виду вещах, способна понять, принять и – если понадобится – простить твои выстраданные, выплаканные, рожденные в муках песни-откровения.

И несколько раз, с мазохистким удовольствием выслушать эти исповеди ещё и ещё раз. Was your father, your son, and your holy ghost and priest. Спасибо тебе за то, что проповедуешь, хотя мог бы почивать на лаврах, стать бронзовым памятником себе самому и сибаритствовать под калифорнийским солнышком. Но ты не был бы собой, если бы вновь и вновь не пытался говорить с нами о вере и любви, о демонах и ангелах-хранителях, о безднах, в которые сладко и страшно падать. Говорить в своей провокационной манере, на грани фола, подвергая нас, your favorite slaves, сомнениям, искушениям и слезам. 


В этот раз они выбрали крутой экипаж для путешествия around the world and back. Delta Machine - абсолютный стимпанковский автомобиль, несущийся по ландшафтам викторианской Англии в будущее, чудесное и безгрешное. На нашем борту треугольники, так восхитительно намекающие на маскулинность, мы все прекрасно одеты в ставшие уже классическими «виолаторские» наряды, в нашу грудь бьется пепел Клааса из песен веры и преданности. И у нас самый надежный пилот у штурвала, альтер эго Мартина, боль и любовь, внутреннее дитя и друг Дэйв Гаан. Он мчит нас сквозь природу «низких страстей»: ложь, похоть, гнев, тщеславие, алчность, зависть, одиночество, предательство и боль - чтобы приехать к любви и прощению (а не прощанию). Что, черт возьми, еще желать человечеству?   

Алан Уайлдер

Является автором, а также соавтором нескольких песен, записанных в период с 1983-го по 1986-й годы. В 2010-м Алан принял участие в совместном Depeche Mode благотворительном концерте в Альберт Холле в Лондоне, в помощь детям, больных раком. Это было первое за последние почти 16 лет выступление с Depeche Mode, после того как Алан покинул группу.

Мы можем долго, до хрипоты спорить о том, каким бы был этот трип, будь в нашей команде Алан Уалдер. Но его с нами нет. Как бы мы ни сокрушались о его неповторимых сэмплах и «настоящих депешмодных» аранжировках – теперь ТАК. Бен Хиллер видит прошлое-будущее чуть иначе, острым и хрупким одновременно, рваным, нелинейным. Да, мы приняли предыдущий альбом Sounds Of The Universe. Именно приняли, а не поняли и не полюбили. Это были костыли, на которых мы шли к Delta Machine. Настало время их отбросить. Welcome to my World.  Дьявольские сомнения (Can I convince you that it isn't true), самоуничижение (Oh did I disappoint you), разочарование (The book of love was not enough), непризнание своей вины (The problem should have been you) - кто лучше знает, как об этом рассказать, если не вкусивший всех горьких плодов Дэйв Гаан? Подойти к самому краю, взглянуть в бездну… и не сорваться! Secret to the End.


Нервная, даже порой подростковая в своем максимализме лирика Гаана вдруг налетает, разогнавшись, всеми паровыми колесами на мирно сидящего в своей My Little Universe эгоистичного «короля» Мартина Гора. И здесь мне видится эдакий тончайший самостёб. Шезлонг из Enjoy the Silence, в котором удобно расположился хитрый кардинал Ришелье. Ему достаточно одного движения, чтобы держать в страхе врагов. Его безграничная и без того власть – расширяется. Он никого не пустит сюда. Ни-ко-го. Он здесь сам себе Персональный Иисус, свой собственный. По-ди-те-прочь. 

 

Бен Хиллер

Является продюсером трех последних альбомов Depeche Mode: 'Playing the Angel', 'Sounds ot the Universe', 'Delta Machine'.


Следующая песня в альбоме Delta Machine - это Slow. Как и большинство вроде бы лирических (в данном случае даже откровенно то ли блюзовая, то ли джазовая, сразу и не поймешь) мистера Гора, является ловушкой. Судя по тексту, поверхностно судя, она откровенно о сексе. Slow as you can go, that's how I like it. Но Мартин неоднократно признавался в том, что ему сложно отделить религиозное от плотского. И вроде бы речь тут совершенно однозначно идёт об экстазе. Но пересмешник Гор вставил (простите за каламбур!) её в альбом именно в том месте, где её можно интерпретировать как попытку усмирить расшалившегося ребёнка из предыдущего трека (будьте покойны, он совсем скоро появится на сцене!) вторым лирическим героем. It's tempting for fools to rush in When something's so good Why should we rush and fail? Успокойся, малыш, послушай, я расскажу тебе правду о том, как тяжела шапка Мономаха, она зачастую становится терновым венцом, мой мальчик! 

Моя любимая - Broken. Тихая тоска по безвозвратно ушедшим временам, отсыл настолько глубоко в 80-е. Постаревшая Little 15 - сломленной героине теперь, видимо, лет пятьдесят. Little fifty… Да и сам Дэйв больше не капризный ребёнок, который звучал ещё 10 минут назад, он старик без осуждения, без нотаций и без памяти. Жестоко? Да. Честно. Да. Добро? Зло? Кто знает… Have I hit a raw nerve? Have I got a soft touch…

Я не знаю, чего тут больше - The Beatles или Policy of truth. Наверное, это такой дэйв-горовский мартини: встряхнуть, но не смешивать. Приправить высокими нотами, на грани срыва голоса. Подавать на площадку, не менее стадиона.

Пить такой коктейль, конечно же, следует Alone. C каждым глотком приходит понимание удач и невезения, потерь и барышей, лучших и отвратительных сторон, разницы между черным и белым. Музыка дает нам подсознательное желание, чтобы кто-то ворвался в ставшую уже понятной жизнь. Кажется, что боль отступит, теперь уже точно - навсегда. Мы скажем ей Goodbye, а она сгорит в пламени очищающей и побеждающей Любви. И каждый из нас станет чист и безупречен и сможет абсолютно всё. Обернувшись на пороге рая, дождется свою судьбу. А как же иначе? 


Пусть каждый из нас напишет сегодня свою альтернативную историю путешествия на Delta Machine. Разница между ними и какими-нибудь Scorpions в том, что они не чешут на старых заслугах по проторенной дорожке проверенных хитов, а каждый раз по–новому открывают в себе своего Персонального Иисуса, меняющегося со временем, как и мы сами, дряхлеющего и мудреющего, но такого притягательного. В этом есть какая–то Магия. Возможно, именно за ней Дэйв Гаан и ходил дважды в Ад со своими передозами. А мы, несомненно, опять пойдём за ней в Минск–Арену.

 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Под раздачу. Обзор литературных премий

Культ • Анатолий Белобородов
«Термин «нонконформистская белорусская проза» звучит примерно так же, как и «северокорейское БДСМ-порно», - Анатолий Белобородов рассказывает про литературную премию «Блакiтны свiн», премию «Залаты апостраф», медовую премию, организованную писателем-пчеловодом из Бреста, а также другие независимые и государственные награды, которые ищут своего писателя, но чаще находят одних и тех же людей.
Популярное