Скрипка за несколько миллионов евро на полу кафе. Посмотрите на Николя, который играл в Минске на Страдивари

Культ • Мария Русинович
Это история о двух удивительных мужчинах. Первый – 81-летний бизнесмен, который разбогател на виноградниках, а теперь скупает музыкальные инструменты за несколько миллионов евро. Второй – 41-летний французский скрипач, которому «одолжили» из этой коллекции скрипку Страдивари, – и он приехал играть на ней в Минск. Если вы не попали на его концерт на прошлой неделе, почитайте, как эти люди превращают роскошь в искусство.

В Минске прозвучала скрипка Страдивари, которой 305 лет. Инструмент сейчас находится в руках французского скрипача Николя Дотрикура. Он из Парижа, ему 41 год, но ради концерта в Беларуси он приехал в Минск. Кстати, сам концерт при поддержке посольства Франции в Беларуси посвятили борьбе с домашним насилием.

81-летний бизнесмен, который инвестирует в роскошные инструменты

В зале Минской филармонии отсутствовал, пожалуй, главный человек, который поднял весь этот «Страдивари-ажиотаж» среди минских любителей классической музыки. Богатый француз Бернар Магрэ – друг и бизнес-партнёр Жерара Депардье, 81-летний гуру французской энологии (науки о о виноделии) из города Бордо. Магрэ – «самоучка», но сказочно богат: владеет сорока поместьями и замками, 850 гектарами виноградников, пару лет назад состояние его винодельческой группы оценивалось в 650 миллионов евро. За глаза Магрэ называют «Медичи нашего времени»: богатый коллекционер собирает произведения Энди Уорхола и Фернана Леже, финансирует современных художников, музыкантов и писателей с помощью Культурного института имени Бернара Магрэ с годовым бюджетом в 300-400 тысяч евро.

Бернар Магрэ. Фото: journalduluxe.fr

Культурный институт имени Бернара Магрэ. Фото: bordeaux-tourism.co.uk

Год и выдержку он ценит не только в вине: Магрэ создал уникальный квартет из скрипки Страдивари 1713 года, скрипки-альта Кассини 1660 года, виолончели Фернандо Гальяно 1788 года и скрипки 1795 года французского скрипичного мастера Николя Люпо. Не надо объяснять, что все эти инструменты считаются настоящими сокровищами – этот набор инструментов сейчас стоит десятки миллионов евро. А ведь каждый год скрипки Страдивари только растут в цене. Стареющий богач верит, что при звучании вековых инструментов реальность соприкасается с метафизикой, а для извлечения звука стареющей скрипки он подбирает исключительно молодых и очень активных исполнителей. На склоне лет он делится «секретом» своего успеха прямо в Instagram: «Отличие в какой бы ни было области требует посвящения делу всего себя».

HTML

Николя, который ставит на пол футляр со скрипкой в несколько миллионов евро

С нынешним «обладателем» этой Страдивари мы встречаемся в одном из минских кафе, и Николя Дотрикур ставит потёртый в гастролях футляр со скрипкой стоимостью несколько миллионов евро прямо на пол. Передвигаясь по Минску – просто вешает его на плечо. Ноты у него хранятся не электронном планшете, что для наших музыкантов выглядит просто сказочно. Ведь в этом году Беларуский камерный оркестр празднует 50-летие, но за полвека по технологиям на сцене всё осталось, как во времена Пражской весны 1968-го: бумажные ноты и консервативность. То, что мировую классику на беларуской сцене исполняют в 2018-м году, можно понять, только когда дирижёр просит слушателей концерта «использовать хэштег BCO50 и публиковать в соцсетях что-нибудь про юбилей». В антракте выясняется, что не вся аудитория знает, что такое хэштег. Ну а мы с Николя разговариваем про трехсотлетнюю скрипку.

KYKY: Это действительно мечта каждого скрипача – сыграть когда-нибудь на скрипке Страдивари?

Николя Дотрикур: Да, конечно! У неё по-настоящему горячий звук, она в хорошем состоянии – за исключением деки, которая немного повреждена. Но несмотря на этот нюанс, это очень хорошая скрипка, которая добротно состарилась. Есть только два вида скрипок, которые звучат лучше всего в мире – Страдивари и Гварнери.

Николя Дотрикур. Фото: stefanaatlas.com

KYKY: Это распространено на Западе – инвестиции в музыкальные инструменты?

Н.Д.: Во Франции, на самом деле, нет. Поскольку у нас не так много музыкантов, не так много банков и бизнесменов, которые инвестируют. Другое дело – в Швейцарии, в Японии и немного в Соединённых Штатах.

KYKY: Каковы условия вашего обладания скрипкой Страдивари? Это бессрочный период доверения?

Н.Д.: Как правило, есть период, но мне повезло – у меня есть шанс, что мне она досталась без периода. Бизнесмен из Бордо, который занимается виноделием, купил этот инструмент десять лет назад. Он уже доверял ее кому-то, но затем искал нового человека, кому «одолжить». Я сейчас один из самых молодых и наиболее активных скрипачей во Франции, так что было логично, что ему порекомендовали одолжить инструмент мне, что он и сделал. Когда я путешествую, я никогда не сдаю ее в багаж, беру с собой в салон самолёта, всегда ношу с собой. Я обращаюсь со скрипкой внимательно, и потом – у нее есть страховка на какой-нибудь случай, которая покрывает ответственность.

KYKY: Сколько стоит эта скрипка?

Н.Д.: Несколько миллионов евро.

KYKY: И вы просто так разгуливаете с ней по Минску без охраны?

Н.Д.: Ну да, просто не нужно думать об этом, и всё (смеётся).

KYKY: Кого из беларуских скрипачей вы знаете или о ком слышали?

Н.Д.: Я вообще не знаю скрипачей из Беларуси, но знаю виолончелистов. Например, Ивана Каризну. Некоторые творческие люди уезжают, но с интернетом доступ к мировой культуре остаётся возможным. Думаю, что вы больше приобретаете с открытием своих границ – это позволяет приехать многим музыкантам. Вы теряете часть беларуских музыкантов, но и в то же время приобретаете иностранных музыкантов.

KYKY: Какой город или страну можно назвать музыкальной Меккой планеты? Это Вена, Австрия?

Н.Д.: Я верю, что музыка зарождается внутри, где бы вы ни были: в Вене, Париже, Лондоне или Нью-Йорке, где угодно. Есть замечательные оркестры, великолепные фестивали и выставки, есть в конце концов интернет – все путешествуют, как хотят. Думаю, необходимо выбирать город, в котором можно жить финансово, и культуру, которую есть желание изучать. А предложение для артиста повсюду одинаковое. Думаю, Париж замечательный город для искусства, но Вена «подходит» не меньше. Я считаю, что необходимо выбирать культуру, которая нам нравится, и своего учителя. Вот и всё.

KYKY: Как вам удалось сыграть с таким количеством оркестров – гастроли в 30-ти странах мира с десятками лучших музыкальных коллективов?

Н.Д.: Когда начинаешь заниматься музыкой, стартуешь с общих занятий, но сама учебная программа начинается, как ствол дерева. У нее есть свои ответвления: есть те, которые ведут к профессии оркестранта, а есть и те, которые означают игру с оркестром и ведут к джазу, камерной музыке. Я решил стать солистом – конкурсы, в которых я участвовал, придали мне уверенности и сил. Это и позволило мне сделать такой выбор. Так что я счастлив путешествовать, встречать много новых людей, расцветать и радоваться на сцене. Когда ты солист, у тебя есть выбор, что делать. Так что я сам могу решать, чем я заниматься; выбирать места, в которые отправляюсь, и людей, с которыми играю. Для меня очень важно сохранять эту возможность выбора.

KYKY: Ваш концерт в Минске организован как часть международной кампании по борьбе с домашним насилием. Во Франции есть проблема с домашним насилием или насилием против женщин?

Николя Дотрикур. Фото: Facebook

Н.Д.: Я совсем не в курсе, потому что не интересуюсь этим вопросом. Насилие против женщин неприемлемо, каким бы оно ни было – насилие вообще неприемлемо, будь оно против женщин или против мужчин. Во всяком случае меня совсем не интересуют размышления о причинах, почему насилие возникает. Физическое насилие неприемлемо.

KYKY: В вашей стране распространены подобные кампании против насилия?

Н.Д.: Да, конечно. Но я даже бы сказал, насилие по отношению к индивидам, даже к животным – это ужасная вещь. Но мы никогда не сможем его остановить – это как если бы вы хотели остановить дождь, или искоренить проституцию, или остановить ночь. Насилие есть, так что на самом деле нужно, чтобы женщины или дети – да вообще люди, которые испытывают насилие – имели возможность говорить свободно. Нужно обращать внимание на весьма скорое осуждение. Вспомните волну обсуждения хештэга #MeToo – всё это принимает геометрические пропорции. Но будем говорить прямо: решения этой проблемы никогда не будет. Надо пытаться маленькими шагами урегулировать этот вопрос, но я не знаю настоящего выхода.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме

Когда декрет о ПВТ изменит лицо Беларуси и станет ли президентом женщина? Гадаем по беларускамоўнай книге Светланы Алексиевич

Культ • Ирина Михно
14 марта в винном баре с символичным названием SVOBODY.4 прошел литературный вечер: видные люди Минска для всех желающих читали отрывки из книг беларуского нобелевского лауреата Светланы Алексиевич на мове, на печать которых сейчас краудфандят всей страной. Были и переводчики книг, и бизнесмены, и журналисты. KYKY решил устроить гостям небольшой интерактив.
Популярное