«Штырит не по-детски». Что принимают беларусы, чтобы мозг работал без сбоев

Культ • Ирина Михно
Когда на жизнь зарабатываешь умственным трудом, к коцну рабочей недели или дня мозг порой говорит тебе: «Нет, я не хочу – значит и ты не будешь». Особенно это состояние обостряется в период холодов. Чтобы выяснить, есть ли способы справиться с ментальными кризисами легальными путями, мы спросили у беларусов, как они стимулируют работоспособность. Оказалось, в стране с такими гигантскими сроками за запрещенные вещества многие подбадриваются вполне органическими продуктами.

Глава компании Fox Hunt Денис Гурленя: «Для мозга нет разницы: сложный отчет или медведь гризли. И то, и другое – опасность»

«Я давно изучаю работу мозга и то, как он влияет на нашу эффективность. Ключевой момент (о нем пишут в большинстве исследований) – нельзя говорить, что мозг нам принадлежит. На эту тему в русскоязычном пространстве много рассказывает ученый Черниговская. В это сложно поверить, что называется, «сходу»: мозг принимает решение (в масштабе импульсов и работы нейронов) задолго до того, как мы решаем действовать. Для примера: при виде медведя гризли вы сначала бежите, потом боитесь (испытываете эмоцию страха). Не наоборот. Это механизм защиты «древнего» мозга, который достался нам от наших предков. В этом примере нет нашего решения. Мозг видит опасность и принимает единственно правильное действие. Идем дальше. Тот же мозг видит перед нами трудную задачу, которую мы должны решить. Например, написать отчет. Для мозга нет разницы: сложный отчет или медведь гризли. И то, и другое – раздражитель, опасность. Только в случае с косолапым мозг включает мышцы ног, а с трудной задачей – подсовывает какую-нибудь эмоцию или ощущение тела. Например, чувство усталости. Попробуйте отследить это у себя.

Второй момент – экономия энергии: ключевая задача с точки зрения выживания. Нужно не только убежать от опасности, но и быть готовым к сильным нагрузкам, а значит, сохранять энергию на экстренный случай (для мозга, естественно). Получается, любая задача, которая требует от нас большей энергии, чем мы обычно тратим (на перекладывание бумажек или поездки по знакомому маршруту), вызывает у нас различные реакции: от сонливости, до бешеного чувства лени. Какой доступ это дает нам для работоспособности? Понимание и различение того, что действительно является мотивирующей силой при «ощущении» усталости. Я действительно устал (что бывает крайне редко) или это «мой» мозг шалит? Осознанность работает круче таблеток и травок. Выскажу идею/гипотезу, которую сейчас озвучивают многие эксперты: то, что происходит с нами «внутри» (эмоции, мысли, настроение, ощущение тела и прочее) – создается мозгом, который нам попросту не принадлежит. Часто он живет по своим законам. Единственный способ, при помощи которого мы можем влиять на наши действия и действия других – разговор. Тот, который мы ведем с самим собой и тот, который ведем с другими. Собственно, вся жизнь идет в языке. Если мы можем вести с собой «правильный» разговор, то и работоспособность наша повышается. Можно назвать это саморегуляцией, осознанностью или каким-то иным определением. В ситуации, когда мой мозг подает сигналы об «усталости» или пытается отвлечься, неплохо задать себе вопрос: а что я сейчас себе говорю? Что я устал? Насколько «реальна» эта усталость? Пора заканчивать работу? А что будет, если я скажу «нет», продолжаем?»

Директор по развитию краудфандинговой платформы Эдуард Бабарико: «Травки, энергетики и прочее – фигня. Утром я играю в шахматы»

«Если мы говорим про утро, то заставить работать мозг можно двумя способами: шахматы и игра на гитаре. Про первое: с детства играю в шахматы. Однажды установил эту игру себе на айфон. Однажды начал играть в нее в полусонном бреду. Проигрывая компьютеру, становился внимательнее, и голова заработала активнее. В конце концов, совсем проснулся. Так и был раскрыт побочный эффект шахмат. Про второе – когда мне было шесть лет, мой преподаватель игры на гитаре рассказывал, как замечательно работают и развиваются оба полушария при занятии на инструменте. В общем-то, уже тогда было замечено и культивировано чудесное свойство гитары пробуждать и перестраивать мозг. Если говорить о дне, когда крыша едет и мозг не соображает, очень подходит любая физическая нагрузка, но это субъективно. А вот травки, энергетики и прочее – фигня. По крайне мере, для меня».

Старший фельдшер скорой помощи Екатерина Черепко-Самохвалова: «Для мозгов есть великолепный «нейростим» – штырит не по-детски»

«Я пью специальные сектантские нанотехнологические таблетки. Рассказываю. В новосибирском академгородке есть институты цитологии и генетики и ядерной физики. Чудесные специалисты из этих двух учреждений создали свое предприятие «сибирский центр фармакологии и биотехники» и изобрели там axis–технологию (им даже за это хотели дать Нобелевскую премию, но они от нее отказались: пришлось бы всему миру открывать свои секреты). Если коротко, они изобрели способ доставлять практически все действующее лекарственное вещество непосредственно в кровеносное русло, а оттуда – в клетки болящего органа. Для этого они используют концентрированный биомодуль лекарственного вещества, состоящий из молекул, облепляют его при помощи лазера полимерами, за счет чего таблетка проходит желудочно-кишечный тракт без потерь, а непосредственно в крови эти полимеры механически отбиваются от биомодуля (элементами крови), молекулы активного вещества высвобождается и доставляются к нуждающимся клеткам для восстановления их функций. Получается практически стопроцентная биодоступность. Кроме того, эти молодцы выяснили, что ДНК лососевых рыб наиболее схоже с ДНК человека и наделали разных препаратов для всех болезней. Базовым у них стал препарат «диэнай» (от латинской аббревиатуры ДНК), который за счет этих самых ДНК лососевых восстанавливает любую больную-старую клетку. Они же изобрели тромболитик нового поколения «тромбовазим». У него практически нет побочных эффектов типа стрептокиназы, и даже метализы, которые присущи другим тромболитикам и из-за которых выполнение тромболизиса (эффективный метод лечения инфаркта миокарда) часто становилось невозможным. Им государственную премию за это дали. А для мозгов у них есть великолепный «нейростим» и апгрейдженный «нейрости индиго» – штырит не по-детски. Вот его и пью. А мама моя стихи учит, но это она Альцгеймера боится. У Ильи (муж Екатерины, участник групп «Кассиопея», «Петля Пристрастия») вообще мозга нет, поэтому – он счастливый и ничего специального не делает».

Фото: Ellie Niemeyer

Руководитель marketing.by Анна Шутова: «Витамины Динамизан с женьшенем – держат до вечера, не дают уснуть над компом»

«Моя работа связана с обработкой большого объема информации, которую в финале нужно выдать в публичный эфир. И не облажаться. А это значит – нужно сохранять сосредоточенность внимания часами. Плюс генерировать решения разной степени нестандарта. В итоге мозгу постоянно хочется глюкозы: трескать сладкое, пить кофе. И далее по списку – все меньше ЗОЖа. Рецепт, который я вывела для себя: витамины Динамизан (привожу из-за границы, у нас они не лицензированы). Они с женьшенем – держат до вечера, не дают уснуть над компом. Если приступы тревожности из-за очередных напрягов или срочных дел, то, чтобы по потолку не бегать, принимаю Тенотен. От него успокаиваешься, но не тупишь. Плюс, вечерами, чтобы мозг как-то не застаивался от рутинной работы, решаю анаграммы. Это когда буквы слова перемешаны в кашу, и из нее нужно выявить изначальное слово. Еще помогают приемчики из книги Эстанислао Бахраха «Гибкий ум». Рекомендую прочитать, много интересного о том, как устроен мозг».

Преподаватель университета Наталья Федотова: «Толку больше, если воздействовать на мозг не изнутри, а снаружи»

«Сегодня много пишут о препаратах или каких-то средствах для стимуляции головного мозга. Наверное, действительно, будет польза, если грамотно отрегулировать систему питания и насытить организм витаминами. Но я убеждена, что толку больше, если воздействовать на мозг не изнутри, а снаружи. Развитие мысли, интеллекта, работоспособности – это всегда вопрос среды и окружения. Ничего нет полезнее, чем общение с образованными, харизматичными, цельными людьми, которые в чем-то успешнее и сильнее вас. Знаете, есть такая фраза: «Средь малых действуя, мельчаешь, среди больших и сам растешь». Вольно или невольно ты начинаешь «подтягиваться». Правда, если мы ориентируемся только на общение с великими, рискуем оказаться в ситуации Владимира Путина, когда «Ганди умер, и поговорить не с кем».

Банковский работник Дмитрий Симонов: «Рыбий жир бывает разный – качество зависит от степени его очистки»

В свое время (не без участия программ, простите, Малышевой) узнал, что самое главное в работе мозга – кровообращение и сосуды. Поясню, все питательные вещества – ту же глюкозу и другие необходимые микроэлементы – к мозгу доставляет кровь. Поэтому даже для того, чтобы не болела голова, очень важно поддерживать в здоровом состоянии кровеносные сосуды. Существуют разные типы жирных кислот: те, что приводят к появлению холестериновых бляшек в этих самых сосудах и другие – которые не дают этой бляшке собираться. Вторые содержатся в обычном рыбьем жире. Собственно, его я пью. Принимаю курсами: три месяца по две капсулы три раза в день. Рыбий жир бывает разный – качество завит от степени его очистки. Прозрачный с желтым оттенком – один из самых лучших, а вот тот, что с примесями, – не очень. Со временем в сосудах появляются трещинки – это очень плохо для работы кровеносной системы, они способствуют образованию тромбов (а все мы знаем, что может случиться, если тромб оторвется). Есть хороший способ заживить их – витамин C, поэтому его я тоже пью – это хороший способ для профилактики сердечно-сосудистых заболеваний».

Директор PR-агентства Роман Костицын: «Помогает охота на людей, с которыми интересно»

«Есть четыре способа, которые помогают мне перезаряжать мозг для работы. Первый, основополагающий, – чередование напряжения с расслаблением. Я слежу за интеллектуальной нагрузкой: чем более напряженно работает мозг (а это и интеллект, и эмоциональная система), тем дольше после этого процесса будет мой отдых. Расслабление в моем случае – это беседы с друзьями и домашними, дурачество с детьми, – простые бытовые вещи. Иногда – искусство, высокоинтеллектуальный отдых, который занимает другое полушарие мозга. Второй способ – спорт. Это очень важная история для человека определенного возраста. Когда он устал сам от себя, когда обнаружил, что не то что подтянуться не может (это нормально), ему уже сложно сконцентрироваться на рабочей задаче, потому что стресс просто с ног сбивает, – это неприемлемо. Так вот, занятия спортом чудесным образом убирают стрессовую энергию. Кто-то занимается «для себя» (мне не очень понятно, можно ли заниматься «для кого-то», но это не столь важно), другие – тщательно и с увлечением постят в ленту свои пробеги, а я просто занимаюсь несколькими разными видами: плаванием, боксом и атлетикой. Каждый день. Все это в совокупности приводит и к эмоциональной разгрузке, и к расширению круга общения: спортсмены – очень интересные люди. Честно, я весьма удивился, например, знакомству с некоторыми боксерами – они совершенно не соответствуют стереотипам общества. Надо сказать, это очень изменило мою жизнь.

Третий способ (очень пересекается со вторым) – охота на людей, с которыми интересно. Они могут быть не из привычного мне круга общения, просто интересные личности, которые совмещают в себе несовместимое – например, заняты, казалось бы, в тривиальных профессиях (типа ИП на рынке), но одновременно являются знатоками японской поэзии. Ну, и четвертый, самый простой – это путешествия, где ты не просто общаешься с людьми, но и видишь что-то принципиально другое, чем обычно, ощущаешь другую жизнь всеми своими вкусовыми и другими рецепторами. Это сильно расширяет горизонт мышления и дает мозгу новую энергию».

Фото: Джастин Курланд

Партнер PR-студии Игорь Кольченко: «Очень люблю стресс – он заставляет мой мозг лучше работать»

«Для меня мозг – это мышца, которую нужно постоянно «накачивать». А каким образом качают мышцы? Как говорил мой тренер – надо сильно-сильно сжать и сильно-сильно расслабить. Примерно так я и поступаю с ним (мозгом). Очень люблю стресс – он заставляет мой мозг лучше работать. Мне кажется, я это еще в университете понял, когда экзамены сдавал по истории народов: чем больше адреналина – тем лучше. Поэтому когда мне нужно придумать что-то особенное, например, креативную концепцию на год для клиента, я даже могу искусственно понервничать. Помогает! А если сроки горят – вообще идеально работает. Расслабляться тоже надо. Я предпочитаю очень короткие путешествия на несколько дней, но как можно дальше. Когда «горит» и нужно немедленно браться за работу, но не хочется, я могу уснуть буквально на одну секунду: отключился, включился – как будто перезагрузка. А моя мама во всех ситуациях советует «выпить глицинчика». Не стоит ее расстраивать, но признаюсь: я не разу не пил (надеюсь, она не прочитает), но вдруг кому поможет».

PR-директор Виктория Ефимова: «Ходьба – восполнение энергии в случае пожизненного режима perpetuum mobile»

«Наверное, самый действенный и естественный способ для меня – это движение. Не бег, не езда на велосипеде и даже не танцы, а ходьба – просто, когда ты идешь из точки А в точку Б. И речь не о прогулке до соседнего двора, а, например, от Чкалова до Уручья, через весь город.. Пожалуй, это определенное восполнение энергии в случае пожизненного режима perpetuum mobile. А когда ты проходишь большие расстояния, мозг наполняется новыми картинками: что-то ты можешь увидеть по-новому или выдохнуть: «все на своих местах». Когда передвигаешься из точки А в точку Б, видишь и слышишь какие-то маленькие истории, которые случаются на каждом шагу. И это придает вдохновение, разные эмоции. На ходу легче думается, а уж как прекрасно мечтается».

Пиарщик Иван Караичев: «Я не верю в допинг: от этого зарабатывающий деньги творческий человек только тупеет»

«По-настоящему творческий человек живет в своем творческом микромире и способен естественным образом генерить талантливые вещи без импульсов извне. Поскольку сегодня творческие люди вовлечены в рекламу, дизайн, видео, пиар и так далее, то они находятся в ситуации таймингов и дедлайнов. Поэтому я не верю в допинг: от этого зарабатывающий деньги творческий человек на самом деле только тупеет и, образно говоря, исписывается. Не всем же быть Хемингуэями – «писать пьяным, а редактировать трезвым». Надо еще выполнять работу и зарабатывать деньги, чтобы болтаться по икеям, периодически летать в теплые страны и оттуда слать всем приветы. Я не знаю примеры, когда человек вел расслабленный образ жизни и блистал при этом работоспособностью и талантами. В плане восстановления творческой энергии, думаю, все индивидуально. Я не сторонник ЗОЖа, но, как ни крути, спорт без супернагрузок – лучшая история. В моем случае – ходьба. Живу на Якуба Коласа и, чтобы обдумать дела, иду быстрым шагом до магазина «Океан» – это маршрут, чтобы оклематься от загрузки. А если до Паниковки – то на этом отрезке уже и придумать что-то можно. К сожалению, наш климат на протяжении полугода не сильно располагает к пешим прогулкам, но лично в моем случае альтернативы бодрым турне по прекрасному Минску я не знаю».

Эксперт по культуре Вадим Можейко: «Новые города и люди бодрят куда больше, чем литр кофе»

«Чтобы голова была свежей и креативной, я путешествую. Вот сейчас, например, нахожусь в Париже. Новые города и люди бодрят куда больше, чем литр кофе перед дедлайном. Мозги перезагружаются, глаза смотрят шире, а мысли приходят в порядок. Ну, или наоборот, в творческий хаос – когда что нужно».

Фото: Фабио Коста

Академический директор Дмитрий Макрушевский: «Если чувствую усталость, ем шоколад»

«Для меня важно хорошо выспаться перед работой. Если чувствую усталость, могу выпить кофе и/или съесть шоколад – этот способ мне мой брат (врач-хирург) посоветовал, я проверил – реально работает. Еще хороший вариант – переключение на другую деятельность, прогулка в несколько кварталов. И, конечно, юмор».

Начальник управления информационной политики банка Алексей Федоринчик: «Чай с бергамотом – две кружки»

«Для работоспособности по утрам я выпиваю две кружки чая с бергамотом. Способ организм подсказал: просыпаюсь я как-то утром, съедаю омлет и думаю, чего бы выпить? Я, конечно, пытался, как все, пойти и сварить кофе, но он и не бодрит меня, да и послевкусие у него какое-то слишком плотное. Так вот, прислушался к своим рецепторам, самочувствию и понял: «Алексей, чай с бергамотом, две кружки».

Режиссер и учредитель продакшн-студии Ольга Иваненко: «Мои препараты сейчас – латте, кукис, шоколад»

«Я режиссер, поэтому всем вокруг кажется, что раз работа творческая, для стимуляции креативности я принимаю какие-то препараты. Не то, чтобы я самая спокойная в жизни, и в моменты, когда энергичность, идеи и настроение хлещут через край, часто слышу вопрос: «Что ты куришь/нюхаешь ?» Ничего! Мои препараты сейчас – латте, кукис, шоколад. Раньше было много-много колы. Я пила ее вместо алкоголя, и она действовала на меня одновременно как энергетик и сладкое: быстро и предсказуемо погружала в состояние гипер-энергичности, что очень помогало бодро проработать даже самую длинную съемочную смену. Сейчас я ем много сладкого, после него особенно хорошо придумываются идеи и сценарии. В расслабленном состоянии, как ни странно, находится больше крутых ассоциативных связей, всплывают интересные и необычные образы. На съемках наоборот, нужно собраться. Мой энергетик – кружка латте. Потому что приходит время точно и четко реализовать все, что придумывалось пару недель до этого. Там очень много двигаешься, живешь почти сутки между плейбеками и актерами, постоянно говоришь в рацию. И каждые полтора-два часа я подпитываюсь латте, мне очень добавляет энергии. Для этого на съемки даже ездит наша офисная кофе-машина».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Гопники, наркоманы и развалины Минска. Гид по неизвестной стороне беларуского кино 1980-х

Культ • Антон Денисов
Сейчас о «Беларусьфильме» мы знаем, в основном, то, что у них недавно была реконструкция. О новых фильмах, тем более, на остросоциальные темы мечтать не приходится. Зато можно вспомнить то кино, которое тут выпускали тридцать лет назад. В этой подборке едва ли можно найти популярные у нынешнего поколения фильмы, но от этого менее интересной она не становится.