«Мы, полицейские, должны охранять трансгендеров – они же наши граждане!» Почему каждому полезно съездить на ЛГБТ-прайд

Культ • Евгения Долгая
В начале августа Евгения Долгая уехала в Швецию на ЛГБТ-прайд. Конечно, ей пришлось вернуться в «авторитарную страну», как шутили её друзья. Но Женя вернулась с безумно горящими глазами и написала текст о том, почему всем без исключения полезно побывать на прайде в Стогкольме.

Вместе с проектом Civil Rights Defenders мы попали в Стокгольм на «Неделю гордости» перед евро-прайдом. Это такие пять дней, когда в столицу парадов съезжаются буквально все активисты и правозащитники, которые работают с темой гендера и равенства. Мы ходили на ужины с политиками, общались с активистами и знакомились с парламентом. Чиновники сами рассказывали, как получилось, что и христианская партия, и церковные служители ходят на прайды с целыми колоннами. Представьте, что в Минске на прайде (ну, допустим) плечом к плечу идут Северинец и активистка Вика Биран, которая вышла с плакатом «Сами вы подделка». Сложно, правда?

Церковная колонна и случайная встреча с Хоакином Фениксом. Как Стокгольм готовится к прайду

Мы познакомились с журналистами из других стран и очень быстро поняли: у нас проблемы с правами ЛГБТ похожи на ситуацию в Росии, Сербии, Турции и Афганистане – по-настоящему гомофобных странах. Шведы, израильтяне, финны и даже украинцы были в шоке от рассказов о позиции нашего МВД. Никто уже не удивлялся, что портрет Шуневича стал постоянной атрибутикой этих самых парадов.

На контрасте с беларускими чиновниками председатель молодёжного объединения Умеренной консервативной партии Швеции Никлас Викман зашел в здание парламента прямо в шортах и кепке, с серьгой в ухе. Он отвёл нас в переговорку и начал рассказывать, как они борются с дискриминацией: «Все партии Швеции, кроме ультраправой, объединяются в вопросах борьбы с гомофобией и прочей дискриминацией в отношении к ЛГБТ. Я считаю, что защита прав ЛГБТ на государственном уровне невероятно важна. Если раньше партии были против ЛГБТ, то сейчас они поменяли свое мнение. Интересно наблюдать, как либералы и консерваторы объединяются и что заставляет их менять свои взгляды. В вопросах дискриминации и гомофобии активное участие принимает даже консервативная партия христианских демократов. Церковь тоже принимает активное участие в прайде и идет своей колонной. Гомофобии среди обычных граждан нет – если вы остановите на улице обычного гражданина и спросите, как он относится к ЛГБТ, то получите ответ, что, конечно же, хорошо (смеется). К гомофобам обычно относятся маленькие группировки, состоящие из неонацистов или религиозных фанатиков». 

Однажды после такой тусовки в правительстве прямо в лобби отеля мы встретили актёра Хоакина Феникса – красивого мужчину с грустными глазами. Он приехал в Стокгольм презентовать фильм «Он никогда не пойдет» – там он играет главную роль человека с инвалидностью. Он отказался фотографироваться, но мы разговорились про жизнь в Беларуси. Он был потрясен, что в Беларуси так много детдомов и что у нас редко усыновляют даже здоровых детей, не говоря уж о тех, у кого есть особенности развития. В шок его поверг и рассказ о нашей наркополитике – он рассказал, что его брат умер от передозировки на крыльце клуба. И добавил, что от наркотиков лечить надо, а не сажать людей в клетки. Стыдно было говорить, что у нас предпочитают не лечить людей от зависимостей, а давать им огромные сроки. Но это все же другая история.

Обязательно надо сказать про прайд-парк. Это место, где готовится парад, где ты можешь найти активиста из любой страны, поговорить с психологами или юристами, которые тебе нужны. По сути, это стаионарный опен-эйр: там куча спотов партий, раздачи презервативов, брошюры про контрацепцию и мастер-классы по правильному связыванию для любителей БДСМ – детей на эту зону, конечно, не пускали. Там даже был огромный шатер с секс-игрушками, где даже показывали, как из приятного на ощупь силикона сделать симулятор полового органа. А еще глаза фиксировали непривычно большое количество людей с инвалидностью – они действительно массово участвуют в прайде и на колясках проезжают огромный путь через весь город. Им все уступают дорогу, и никто не имеет морального права жаловаться на заторможенное движение на улицах.

Кто участвует в европрайде

Европрайд – это гигантское праздничное шествие, во время которого тысячи людей несут огромные плакаты и транспаранты, баннеры и флаги, выкрикивают лозунги о правах человека, поют караоке и танцуют с людьми из толпы. А сопровождается действо музыкой амплитуды от Abba до Beyonce. Даже если вы будете стоять в толпе и боязливо глазеть по сторонам, к вам может подойти какая-нибудь модная бабушка с подружкой и предложить потанцевать или сфотографироваться. На платформах и плакатах участников пестрят надписи «Homophobia free zone», «Love is never wrong» , «Be you». В прайде принимает участие около 70 000 человек. И присоединиться к ним может любой. Вся эта гигантская толпа состоит из примерно 400 тематических колонн.

Например, колонна «Marching for those who can't» посвящена тем, кто из-за репрессий, преследований, осуждения, стигмы и давления не может жить открытой жизнью. Люди из этой колонны шли с заклеенными ртами и держали в руках плакаты с названиями стран, где выражать позицию ЛГБТ попросту опасно для жизни. Среди плакатов – Россия, Чечня, Узбекистан, Беларуси мы не видели, но вполне возможно, что она была там.

Тони

Тони – человек из колонны, беларус, которого активисты назвали бы «небинарной активист_кой», уже очень давно живет в Швеции. Он один из тех, кто с самого начала нес в этой колонне транспарант про гомофобию в Чечне: «В моих руках плакат с Чечней, потому что для меня произошедшее в Чечне – это разделяющее событие между «ну да, ЛГБТКИ+ людям очень тяжело» и «ЛГБТКИ+ людей убивают прямо рядом со мной». Для меня было очень важно солидаризироваться с людьми, преследуемыми в Чечне, распространять информацию о пытках и говорить про произошедшее. Больше всего меня удивило количество людей, которые решили в день марша присоединиться к колонне и пойти вместе с нами. Для меня это история про то, что не обязательно подвергаться пыткам, травле и преследованиям, чтобы эмпатировать тем, кто через это прошел».

Полиция, которая никому не мешает

Все полицейские в Швеции при найме на работу проходят обязательный курс по ЛГБТ. Если шведскому полицейскому задать вопрос, что он делает на прайде, получите укоризненный взгляд и недоуменный ответ: «Ну как же? Это граждане Швеции, а мы обязаны защищать своих граждан». В полиции Швеции служат не только гетеросексуалы, но и открытые гомосексуалы и, что окончательно может убить гомофобного беларуса, трансгендеры.

В прайд-парке можно увидеть, как полицейский в знак солидарности красит ногти в радужные цвета или рисует на лице радужный флаг. Всё это он делает в полноценной форме – голубая рубашка, синие брюки, значок полиции и рация на ремне.

На прайде полицейские обнимаются со зрителями, делают селфи и танцуют. На полицейской машине висит радужный флаг. Никто никого за это не увольняет.

Перед парадом в этом году четырнадцать человек арестовали за насилие и сопротивление в отношении должностных лиц – это были религиозные фанатики и неонацисты, они, к сожалению, есть везде. Полицейские говорят, что за прошлый год они поработали с несколькими случаями нападения на трансгендеров. Но ситуация улучшается, сейчас вспышки такого насилия – это скорее исключения из обычной практики. Мы рассказали шведской полиции про их коллег из Беларуси – полицейские были, мягко говоря, поражены. Они не могли поверить, что в Беларуси гомофобия разрешена на законодательном уровне. Посочувствовали, пожелали удачи, но сразу спросили: «Почему вы ничего с этим не делаете?» И правда, почему?

На прайде была и колонна шведской армии – одна из самых красивых компаний на всем параде. Это привлекательные мужчины и женщины совершенно разных возрастов в идеальной физической форме, которые обнимали буквально всех людей на своем пути. Их платформа представляла собой большой грузовик с музыкальными колонками, барабанной установкой и наклейкой с лозунгом «We don't always march straight». Таким образом они говорят людям, что армия не всегда идет напролом, а поддерживает своих граждан. Шведы, кстати, в отличие от беларусов и россиян, действительно следят, чтобы у солдат на службе не было никаких проблем, связанных с сексуальной ориентацией. Один из военных офицеров поет караоке, заводя толпу, почти у всех людей в парадной форме лица разрисованы в цвета ЛГБТ-флага.

Народы гомофобных стран

Среди платформ особое место занимают этнические колонны. В этом году была платформа с активистами из Израиля, Ирана, Ирака и Афганистана. Небольшая колонна с мигрантами из Беларуси несла бело-красно-белый флаг и, конечно, портрет министра Шуневича и потрясающую растяжку: «Лучше быть геем, чем диктатором». «Вдохновила» их на этот плакат речь президент в 2012 году – он тогда заявил, что «лучше быть диктатором, чем голубым». В толпе беларусов мы заметили и совместный коллаж Лукашенко с Путиным в макияже с подписью «Семья гомофобов».

Надежда – в центре

Надежда – ЛГБТ-активистка из Москвы, она увидела, каково это, когда город тебя не прессует, а поддерживает: «Прайд – это  незабываемое ощущение! Приятно видеть столько радужных флагов и открытых людей разных национальностей и семей без предрассудков, которые поддерживают нас. От этого становится и тепло, и грустно одновременно – понимаешь, насколько развиты и открыты общества в Европе и как застыла в своем развитии Россия. Больше всего меня поразили полицейские. Когда мы хотели сфотографировать одного из них на сегвее (это очень непривычное зрелище), он позвал меня с подругой по очереди встать на сегвей и, обняв нас, сделал фото. Мы были просто ошарашены такой поддержкой со стороны правоохранительных органов. Это так непривычно, хотя на самом деле именно так они и должны работать везде.

Нужно прекратить пропаганду гомофобии в государственных СМИ и дать доступ к непредвзятой информации про ЛГБТ-сообщества – это поможет расшатать рамки патриархальной системы. У нас до сих пор поддерживается насилие в семье, женщина «должна слушаться мужчину», а мужчинам не разрешено быть слабыми, показывать свои чувства, плакать. Это загоняет всех в тупик. Эти принципы ущемляют людей и не дают возможности как для личного  развития, так и для развития  страны.

В России и Беларуси я часто слышу от людей, что они не против геев – «просто живите себе в своем шкафу и не высовывайтесь, зачем вам прайды?» Но в этом и есть вся суть проблемы – невидимость поддерживает дискриминацию.

Подпитывает мнение, что геи, лесбиянки, би, трансгендеры – маргинальная ячейка общества, что это их выбор или, куда хуже, болезнь. На прайдах мы не только показываем, что мы есть и что у нас есть права, но и то, что наши проблемы реальны и они требуют решения. Россия подписала декларацию прав человека, но сейчас она все больше и больше их ущемляет. И в немалой мере это касается именно прав ЛГБТ».

Родители, которые не стесняются своих ЛГБТ-детей

В самой большой колонне идут родители ЛГБТ-детей. Многие однополые пары из зрителей прайда вместе с детьми присоединяются к участникам колонны и продолжают идти с ними в знак солидарности. Матери и отцы несут транспаранты, на которых написано «Будь собой», «Гомофобия – это ненатурально», «Я люблю своего ребенка». Родители со всего мира приезжают на прайд, чтобы заявить о правах своих детей, получить поддержку друг друга и пройти вместе. Среди них есть отцы и матери из стран Ближнего Востока, России и стран Северного Кавказа. Их колонну весь город встречает громкими аплодисментами и восторженными криками.

Йоханна сама из Италии, но приехала на прайд в гости к сыну: «Я уже несколько месяцев живу в Стокгольме. Разнообразие этого города уже очаровало меня. Больше всего мне нравится здесь видеть семьи всех цветов, полов и религий. Надеюсь, что скоро все страны, особенно Италия, откуда я родом, откроют глаза на то, что это только любовь, и больше ничего, что делает семью по-настоящему счастливой. У меня в Швеции живет сын, он гомосексуал. Сыну было небезопасно в родной стране, он сталкивался с агрессией и дискриминацией на работе. Мой сын по образованию врач. Через несколько месяцев у него будет свадьба с его любимым человеком. Я счастлива за него и очень жду, что у них появится ребенок. Я уверена, что сын со своим женихом станут достойными и любящими родителями. В этом мире нет ничего прекраснее, чем семья, где царит любовь».

А как же гетеросексуалы?

Надо сказать, что на ЛГБТ-прайде большая часть зрителей – гетеросексуалы. Люди пожилого возраста, семейные пары с детьми, однополые пары знакомятся, говорят друг другу комплименты, желают «happy pride». Из окон жилых домов люди шлют воздушные поцелуи и машут проходящим платформам. Здесь очень стыдно сказать, что ты гомофоб, сексист, расист, религиозный ортодокс или ксенофоб. Это территория полной свободы, которая очень отрезвляет. Особенно запыленный мозг беларуса.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Раньше я имел тысячу долларов в месяц, в церкви получаю сто». Как я бросил IT и стал священником

Культ • Ирина Михно
Проект «Humans of Minsk» нашел в деревне под Слуцком священника, который до двадцати лет был атеистом и работал в ИТ-секторе– отца Павла Сергеева. Чтобы узнать, что происходит в сознании человека, который переходит из мирской жизни в веру, мы поговорили с харизматичным Павлом о его бывшей работе в IT-компании и жизни в деревне. А заодно выяснили, зачем священник делает трансляции служб в инстаграм и придет ли в церковь VR. «Я вкладываю в слово «Бог» намного больше, чем другие люди. Поэтому хочу, чтобы оно было написано с большой буквы»
Популярное